/

На протяжении 10 дней мы следили за судьбой 25-летней белоруски Ольги Каптур, которая оказалась в непальской тюрьме из-за проблем с визой. Благодаря усилиям дипломатов девушку освободили в конце прошлой недели и она на несколько дней вернулась домой. В интервью TUT.BY Оля рассказала, зачем было молодой девушке одной ехать на край света и сколько денег заплатил за ее освобождение гражданин Непала. Завтра она снова уезжает - в Китай.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

"У меня был выбор: найти работу и просто жить или заниматься чем-то полезным"

Оля давно интересовалась волонтерскими проектами, но только этой весной у нее появилась возможность стать волонтером.

- Я уволилась с работы, и у меня был выбор: искать новую, зарабатывать деньги и просто жить либо заниматься чем-то более интересным и полезным, с моей точки зрения. Думаю, с объективной моральной позиции, поехать и кому-то помочь – это полезно.

Как раз в этот момент два россиянина и пятеро непальцев набирали людей на волонтерский проект по строительству школы и обучению детей в непальской деревне. Информацию о нем Оля нашла в интернете и сразу согласилась на участие, так как этот проект отличался от большинства других.

- За большинство волонтерских программ сейчас нужно платить. Это в большей степени бизнес для организаторов и туризм для участников, нежели реальная помощь кому-то. А за проект в Непале не нужно было платить, так как он был организован на простом желании помочь детям.

Оля говорит, что у нее не было страха ехать одной на край земли, ведь она часто бывала за границей до этого, год жила в Китае и хорошо знала английский. Получив визу в Непал на 3 месяца (на больший срок при первом въезде не дают), волонтерка в апреле улетела в Катманду. Билет обошелся в 300 долларов, еще 300 Оля взяла с собой. Жильем и питанием обеспечивали организаторы.

- Я изначально рассчитывала на то, что еду в Непал на полгода, но поскольку визу туда дают максимум на 3 месяца, планировала продлить ее на месте.

"Дети в Непале не голодают, но часто попрошайничают, буквально цепляясь за одежду"

В Непале Оля и другие волонтеры из самых разных стран жили в доме, стены которого, по словам собеседницы, просвечивались насквозь. Частыми гостями жилища были насекомые, которые "постепенно разъедали бамбуковый домик". Но девушка добавляет, что все волонтеры были готовы к таким условиям, так как знали, куда едут и чего ожидать.

- Электричества там могло не быть по пару дней, но из-за этого также никто не переживал. Девушки преподавали детям социальные дисциплины и информатику, выращивали овощи и готовили, а молодые люди строили школу.

Оля говорит, что непальские дети часто попрошайничали. Она вспоминает, что дети буквально цеплялись за одежду со словами: "Give me money". Это, по словам волонтерки, происходило вовсе не от бедности.

- Там, где мы жили, люди точно не голодали. Но у этих детей были проблемы с воспитанием, так как они были научены, что у белого человека всегда очень много денег. Но это встречалось далеко не повсеместно. А в общем, непальцы очень добрые и открытые: если нужно, всегда пустят на ночлег, накормят и будут относиться с большим уважением.

"Знакомые волонтеры исправляли даты в визе и без проблем уезжали из страны"

Через 2,5 месяца пребывания в Непале случился серьезный оползень, который заблокировал дорогу в столицу. Съездить в Катманду и продлить визу у Ольги возможности не было. Обращаться в полицию или миграционную службу, как советуют представители МИД, девушка не стала.

- Я прочла на форумах информацию о том, если в Непале обратиться в миграционную службу с просроченной визой, то на тебя наложат немаленький штраф и посадят на время разбирательства в тюрьму. Этого всего, конечно, не хотелось, тем более ребята с нашего проекта посоветовали другой вариант, по которому наши знакомые покинули Непал с просроченной визой.

Учитывая то, что непальская виза заполняется от руки обыкновенной ручкой, вариант представлял собой обычное исправление дат. При помощи самодельного раствора она удалила с визы чернила, после чего написала удобные для себя даты с въездом в июле вместо апреля.

Виза Республики Непал – наклейка заполненная ручкой. Причем, говорит Оля, серию и номер ее паспорта исправляли сами пограничники при въезде.
Виза Республики Непал – наклейка, заполненная ручкой. Причем, говорит Оля, серию и номер ее паспорта исправляли сами пограничники при въезде

- Изначально я планировала пересекать границу по земле, потому что там не так проверяют. Но, получилось так, что из Непала я должна была ехать в Китай на работу, мой наниматель оплатил мне самолет, и я поехала в аэропорт Катманду.

"В тюрьме повсюду ползали тараканы, но я привыкла к насекомым за 5 месяцев жизни в бамбуковом домике"

В аэропорту при прохождении паспортного контроля пограничники пытались найти в документе Оли штамп о въезде, но его там не оказалось. Зато они нашли апрельский штамп выезда из украинского аэропорта, проверили визу по базе и, поняв, что она просрочена, посадили белоруску в микроавтобус и увезли в миграционную службу.

Также пограничники поставили в паспорте Оли такую отметку.
Также пограничники поставили в паспорте Оли такую отметку

- Пограничники ничего не объясняли и на все мои вопросы по дороге они корректно молчали. В миграционной службе они передали меня охраннику, который не говорил по-английски, и он завел меня в клетку.

В камере размером два с половиной на пять метров, по словам Оли, стояло пять кроватей, но находилось одновременно двадцать женщин. Напротив находилась такая же клетка для мужчин. Собеседница говорит, что контингент там был нормальный, ведь это не тюрьма с уголовниками, а камера временного содержания для тех, кто нарушил порядок прохождения границы.

- 75% составляли непальцы, которые почему-то возвращались домой по поддельным паспортам, а остальные 25% были беженцами, в основном из Ирана, Ирака и Сирии.

Санитарное состояние камеры, по словам Оли, было не совсем ужасным. Конечно, говорит она, было бы лучше, если бы не доносился запах из туалета, а непальцы не бросали весь мусор на пол рядом с собой. Повсеместно ползали тараканы, но к насекомым Оля привыкла за 5 месяцев жизни в бамбуковом домике.

- У меня сначала было угнетенное состояние, но меня в камере очень тепло встретили, принялись утешать и говорить, что все будет хорошо. Они говорили немного по-английски, я немного по-непальски.

"В тюрьме был лучший Wi-Fi, который я видела в Непале"

Ночевала Ольга на полу, а на следующий день в беседе с офицером узнала официально причину своего задержания. Девушка рассказала ему, как все было. Он, как и все сотрудники миграционной службы, был корректен, но так и не пояснил, что ждет белоруску дальше. В этот же день был суд: судья что-то написал в деле, Оля сдала отпечатки пальцев и отправилась обратно в клетку.

- То, что мне придется отсидеть 25 суток и выплатить штраф, рассказали те же соседи по камере. Я была к этому готова и обо всем случившемся сообщила в интернете своей подруге из Катманду, которая была со мной на волонтерском проекте. Нам на час в день выдавали телефон, а в камере был Wi-Fi. В тюрьме был лучший Wi-Fi, который я встречала в Непале. Даже в непальских интернет-кафе его не было.

Оля попросила подругу навестить ее и принести еды, ведь в тюрьме она покупалась за собственные деньги. Собеседница вспоминает, что порция жареных макарон стоила всего лишь 2,5 тыс. в пересчете на белорусские рубли, но у нее почти не оставалось непальских рупий.

- Она известила об этом руководителей проекта, а они вышли на журналистов. Так получилось, что в это время в Катманду работала съемочная группа одного белорусского телеканала. Они пришли на следующий день и сняли про меня сюжет, чтобы это дело как-то тронулось.

"Почетный консул потратил на меня свои 1600 долларов"

Пока дело трогалось, Оля продолжала сидеть в тюрьме. Говорит, что читала книги, учила китайский и занималась с 13-летней девочкой из Ирака английским. Даже научила ее играть в морской бой. Несколько раз, вспоминает Оля, она созванивалась с белорусским консулом в Дели, который обещал помочь всем, чем сможет. Также к ней иногда приходил почетный консул Беларуси в Катманду.

- Был и второй суд, который ничем не отличался от первого и просто продлевал мне арест. А третий суд был за день до освобождения. На него привезли таких, как я, человек 10 и впервые опросили. Дальше судья что-то писал сам себе, а обвинитель и защитник выступали сами себе. Все это выглядело достаточно комично.

Решением суда Олю обязали выплатить 100 долларов за исправление визы, 50 долларов за 10 дней пребывания в тюрьме и порядка 100 долларов за нарушение миграционного законодательства Республики Непал. Все средства в кассу суда внес почетный консул Беларуси в Катманду. Также он заплатил и за новую визу.

Новая виза сделана задним числом и датирована 13-м сентября.
Новая виза сделана задним числом и датирована 13 сентября

- Они хотели отправить меня в Минск в тот же день, но мой паспорт задержался, поэтому я осталась в тюрьме еще на одну ночь.

На то, что Оля вылетит домой в день суда, рассчитывал и почетный консул, купив ей билет до Минска за 600 долларов. Билет в итоге "сгорел". Новый стоил столько же. По подсчетам собеседницы, гражданин Непала потратил на нее порядка 1600 долларов.

- На следующий день сотрудники миграционной службы повезли меня в аэропорт, причем и на этот самолет мы чуть не опоздали. У непальцев очень странное восприятие времени: они всегда опаздывают и никогда не переживают по этому поводу.

Оля прилетела в Минск в пятницу и уже завтра собирается улетать на работу в Китай на полгода. Будет учить английскому детей обеспеченного китайца.

- Но перед этим зайду в посольство Непала (вероятно, имеется в виду офис почетного генерального консула Упендра Махато. - Прим. TUT.BY) просто поблагодарить их и передать огромное спасибо почетному консулу.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
-17%
-50%
-30%
-50%
-50%
-20%
-30%