Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  2. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  3. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  4. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  5. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  6. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  7. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  8. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  9. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  10. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  11. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  12. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  13. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  14. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  15. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  16. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  17. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  18. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  19. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  20. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  21. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  22. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  23. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  24. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  25. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута с Костусевым — в КГБ. Что происходило в стране 13 апреля
  26. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  27. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  28. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  29. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  30. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии


Виктор Федорович,

Несмотря на усилия белорусских правозащитников и периодические протесты их зарубежных коллег, власти Беларуси не спешат отказываться от смертной казни: она действует и применяется. Об отмене или введении моратория на исполнение казней, как правило, говорят люди, не ведающие, что значит потерять близкого и любимого человека. Мнением родственников жертв как-то не принято интересоваться. Naviny.by решили нарушить эту традицию.

Свое отношение к высшей мере наказания в интервью высказала Анна Слонимская, признанная судом потерпевшей по резонансному делу о жестоком убийстве ее мамы Татьяны Слонимской.



- Анна, до того дня, когда вашу семью постигло это горе, задумывались ли вы над проблемой смертной казни в Беларуси? Были "за" или "против"?

- Мысли, конечно, возникали, но четкого представления "я за или против смертной казни" у меня не было. Я хорошо помню разговор на эту тему с мамой. После просмотра одной из криминальных телепередач мама сказала, что человек, который забрал у родителей ребенка, не имеет права проживать свою жизнь. Мне тогда было лет 18-20, у меня нет детей, и мне сложно понять родительские чувства, но у мамы была четкая позиция: человек, совершающий убийство, сам себя лишает права на жизнь.

Сегодня, размышляя об этом, я прихожу к выводу, что лично для меня это сравнимо с самоубийством. Человек, убивающий человека, убивает свою душу. Особенно если это убийство спланированное, убийство с корыстными мотивами, убийство с целью мести… Что бы ни говорили про общество, воспитание, мы все живем в одном обществе, но делаем разный выбор. Для меня понятно, что нельзя забрать у человека жизнь, не поплатившись за это.

- Но есть и другие люди…

- Раньше я об этом мало думала. Мне казалось, что хорошие нормальные семьи - а у нас хорошая семья - это коснуться не может. Все эти преступления, убийства - происходят в другом мире, на другой планете, в другом обществе, которое не пересекается с твоим. Знаете, как ДТП: кого-то сбила машина, а с тобой такого быть не может…

- …И вдруг - происходит, и мир переворачивается?

- Да, мир перевернулся, и одновременно ощущение жуткого падения в бездну. У меня был стереотип, что я живу в безопасном обществе. Я реально верила, что из всех постсоветских стран Беларусь самая безопасная. Я реально верила, что мне нечего опасаться и я могу в темное время суток, ничего не боясь, ходить по улице. Мне уже было 26 лет, и стереотипное мышление должно было немножечко уйти, но я верила…

Потом это случилось, я стала оглядываться по сторонам и увидела, что я действительно живу в обществе опасном, живу в обществе, крайне подверженном алкоголизации, живу в обществе с крайне низким уровнем образования, самоидентификации, низким уровнем гражданской позиции и ответственности. Живу в обществе с высокими иждивенческими настроениями, в обществе, где многие считают, что им кто-то всегда должен. Я даже представить не могла, что в 18 лет можно быть алкоголиком!

- Получается, что убийство мамы открыло вам глаза на наш жестокий мир?

- Прежде всего, на людей, которые ничего не боятся, не считают тюрьму чем-то плохим. Я слышала от молодых людей, которые говорили, мол, украл, ну и украл, что в этом такого! Убью, дадут лет 10, выйду через семь, паханом буду! Есть у части молодежи такие настроения. Они не боятся, что их посадят, они знают, что будет условный срок, будет условно-досрочное освобождение, амнистия. Я этой системы не знала, пока в моей семье этого не случилось. Они же начинают с малого, а потом выходят на тот уровень, когда чужая жизнь для них ничто. Другого метода воздействия на наше общество, кроме смертной казни, я не вижу.

Да, я сторонница смертной казни! Для себя я окончательно определилась. Я не считаю, что она должна быть огульной мерой наказания. На то ведь она и называется - "исключительная". Мне нравится американская система "трех ошибок". Она четко отражает мои взгляды. Человек оказывается перед выбором: он может ошибиться раз, два, но и общество должно защищать себя. И если ты в третий раз совершаешь преступление, то общество должно оградить себя такими мерами, чтобы этот преступник больше никогда не совершил четвертую ошибку.

- Как в вашем случае? Кулик и Лотыш, несмотря на молодость - одному 21 год, второму - 19, - имели богатый криминальный опыт.

- У преступников уже была не одна судимость. У них были судимости по малолетству, потом когда были совершеннолетними, и каждый раз им прощалось. До реального лишения свободы дело не доходило. У них ясно прослеживался образ: жить хочется, а работать - нет.

- За убийство вашей мамы был наказан пожизненным заключением только Кулик. Если бы в суде только ваше слово было главным в определении наказания убийце, каким бы было это слово?


- Я и мой брат Иван - люди адекватные, мы понимали, что смертной казни не будет. Для этого преступника Кулика пожизненное заключение было максимумом. В это трудно поверить, но я надеялась, что во мне к нему проснется жалость. Мне хотелось увидеть раскаяние в его глазах и услышать искренние слова. И что я увидела в зале суда? Двух закоренелых уголовников, которые в суде грубили моему брату, огрызались, бросались в "клетке". А на следующий день, уперев глаза в потолок, они рассказывали, как раскаиваются, хотят создать семьи и стать полноценными членами общества. Никакого раскаяния я не увидела. Знаете, почему они якобы сожалели о случившемся?

- Почему?

- Потому что их поймали!

- А если бы не поймали, они бы снова пошли на дело и, нельзя исключать, снова бы убили. А потому такие люди жить не должны. Я правильно вас понял, Анна?

- Да. Я понимаю, что пожизненное - это было для них максимумом, и как бы там ни говорили про кровожадность родственников пострадавших, это не так. Смертная казнь - это одна из мер самозащиты общества. Знаете, пожизненное заключение в моем понимании мера странная, суть его я не понимаю. Человек ведь такое существо, которое адаптируется ко всему и всегда находит способ выживать в любой среде, если у него будет хотя бы один шанс из миллиона выйти на свободу.

- Есть мнение, что чем мучиться на пожизненном, лучше сразу к стенке.

- Это наше с вами мнение. Потому что мы пытаемся понять, чем и как живут другие люди, умеем сочувствовать и переживать… Они не умеют, их никогда не мучает совесть. Для них это нормально - после убийства слабой женщины пойти на пикник веселиться. Такие будут выживать в любой среде, приспособятся к любой обстановке.

- На ваш взгляд, почему Кулик решился на убийство?

- Он был уверен, что его не найдут. Основная проблема у нас - слабая информированность общества не о том, почему смертная казнь - это плохо и нецивилизованно, а об обратном. У Кулика не было страха перед неотвратимостью наказания, он жил, как и многие, мифом, что милиция не способна его найти. А если и найдут, так срок будет небольшим. Это заблуждение, о котором убийца узнал только во время зачитывания приговора. Вот тогда в его глазах я увидела страх.

Надо просвещать не законопослушных граждан о проблемах смертной казни, а потенциальную криминальную среду о возможностях наших правоохранителей. Есть у нас профессионалы, способные работать 24 часа в сутки и раскрывать самые запутанные преступления. Потенциальные убийцы обязаны это знать. В первые дни расследования у меня тоже были сомнения. Потом я увидела, как эффективно работает система. Ее неспособность - миф, который надо развеивать.

- Анна, что бы вы сказали нашим правозащитникам, которые ратуют за немедленную отмену смертной казни в Беларуси?


- Большинство из них ссылается на европейские ценности, особо подчеркивая, что Беларусь - единственная страна в Европе, практикующая смертную казнь. Я скажу так. Европейские ценности - это хорошо, я не раз была в Европе, мне там нравится. Но надо понимать, что ценности эти не единственные, и они не идеальны. На разных этапах своего развития эти ценности неоднократно менялись. Наверное, когда-то в их число входила инквизиция, тоталитаризм, гражданские революции, в которых гибли люди. Совсем недавно европейскими ценностями считали неприкосновенность частной собственности и личной информации.

Ценности - они ведь не статичны, они меняются, они свойственны определенному обществу, достигшему определенного уровня развития. Европа ведь к этим ценностям пришла не через прыжок на сто лет вперед. Общество не может развиваться прыжками. Необходимо осознание людей развить до понимания важности этих ценностей.

Из того, что я пережила и увидела за последние полтора года, я четко понимаю, что Беларусь сегодня не готова к отмене смертной казни. Увы, наше общество, что самое страшное - особенно молодое поколение, серьезно деградирует.


Справка

Минчанка Татьяна Слонимская без вести пропала 3 июля 2013 года. Тело 50-летней женщины с многочисленными ножевыми ранениями обнаружили 18 июля закопанным в земле в лесном массиве вблизи деревни Дворец. Добычей убийц стали автомобиль "Мазда" и золотые украшения женщины.

Фото взято из социальных сетей
Фото взято из социальных сетей

16 июля текущего года коллегией по уголовным делам Минского областного суда был вынесен приговор обвиняемым по делу Слонимской. Виновным в убийстве минчанки суд признал 21-летнего Евгения Кулика, ему назначено пожизненное заключение. Его приятелю 19-летнему Николаю Лотышу суд переквалифицировал обвинение с соучастия в убийстве и разбое на укрывательство следов преступления, поэтому приговор оказался более мягким - 7 лет лишения свободы вместо затребованных обвинением 25 лет.

В деле пока не поставлена точка. Признавший свою вину Кулик приговор обжаловал, посчитав его слишком суровым. Намерение опротестовать приговор Лотышу за мягкостью наказания высказали представитель прокуратуры и потерпевшие брат и сестра Иван и Анна Слонимские.

Читайте по теме:
В суд передано дело гражданина Грузии, подделавшего автодокументы для обвиняемого в убийстве Татьяны Слонимской >>>

Последнее слово обвиняемого в убийстве минчанки Татьяны Слонимской: Дайте хотя бы последний шанс пожить еще >>>
-99%
-16%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-10%
-10%
-10%
-10%