/ фото автора,

На этой неделе суд Центрального района Гомеля завершил судебное разбирательство по уголовному делу о хищении денег из банкоматов. Признаны виновными и приговорены к срокам от 10 до 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества трое жителей Могилева, которые с марта по декабрь 2012 года совершили 247 незаконных транзакций в разных городах Беларуси при помощи поддельных банковских платежных карт. Примечательно, что по делу проходят только два белорусских банка, уязвимость которых преступники вычислили методом подбора: по их словам, банкоматы других банков имеют надежную защиту и не позволяют произвести незаконные операции. Журналист TUT.BY присутствовала на судебных заседаниях, по их завершении общалась со следователем, гособвинителем и родственниками осужденных.



Вычислить преступников помогли мобильные операторы

Напомним, обвиняемым инкриминировалось совершение преступления, предусмотренное ч. 1 ст. 14 и ч. 4 ст. 212 УК (Покушение и хищение имущества путем введения в компьютерную систему ложной информации группой лиц по предварительному сговору), которое предусматривает от 6 до 15 лет лишения свободы.

Как рассказал TUT.BY следователь по особо важным делам следственного управления УСК по Гомельской области Юрий Зенченко, трое подозреваемых в незаконных операциях по снятию денег с чужих карт-счетов, были задержаны гомельскими правоохранителями в Могилеве в апреле 2013 года. В ходе предварительного расследования было установлено, что деньги они снимали с карт-счетов банков-эмитентов Российской Федерации, Казахстана, Новой Зеландии, Израиля, Австралии. Но преимущественно, процентов на 90, это были российские банки.

– Информация, предоставленная белорусскими мобильными операторами, помогла нам вычислить злоумышленников, хотя помимо сведений, полученных от мобильных операторов, следствие располагало и другими данными по этому делу, – рассказал Юрий Зенченко. – При расследовании удалось установить, что трое жителей Могилева неустановленным способом получали поддельные платежные карты из России – так называемый "белый пластик". На магнитные полосы этих карт были записаны дампы подлинных платежных банковских карт (дамп – цифровая информация, которая содержится на магнитной полосе платежной карты. – TUT.BY).

Персональные данные абонентов – конфиденциальная информация, которую мобильный оператор не разглашает и не предоставляет по любому запросу. Однако если речь идет о содействии расследованию и раскрытию преступлений, то с санкции прокурора правоохранительные органы могут обратиться к мобильным операторам для получения необходимых данных. Следователям могут быть предоставлены данные о вызовах, совершенных в зоне действия конкретной базовой станции, обслуживающей место преступления. Однако детальная механика проведения подобных расследований не разглашается, чтобы не дать преступникам шансов для маневров, прокомментировал TUT.BY сотрудник одного из мобильных операторов.
Всего по уголовному делу проходило около 40 поддельных карт, при помощи которых преступники совершили 247 незаконных транзакций в 17 банкоматах на территории Беларуси – в Гомеле, Бресте, Орше, Могилеве, Витебске, Бобруйске и других городах. Немало карточек было обнаружено у подозреваемых при обысках. Причем информация на магнитные полосы наносилась не только на "белый пластик", но и на различные дисконтные пластиковые карты с магнитной полосой.
"Белый пластик". Фото: murders.ru
"Белый пластик". Фото: murders.ru

В СК рассказали, что при расследовании этого уголовного дела было установлено, что злоумышленники отправляли денежные переводы в достаточно крупных суммах в Россию. Предположительно, деньги предназначались лицу, предоставлявшему им эти платежные карты, так сказать, отчисляли ему процент от незаконно совершенных операций.

На вопрос TUT.BY, почему не привлечен к ответственности россиянин, поставлявший эти карты (при том, что его фамилия фигурирует в уголовном деле), Юрий Зенченко ответил:

– Это гражданин Российской Федерации, который проживает на территории своей страны. И у нас нет достаточных процессуальных оснований для того, чтобы избрать ему меру пресечения и этапировать его в Беларусь.

Следователь говорит, что не удалось установить лицо или круг лиц, которые поставляли могилевчанам поддельные банковские карты.

– При обыске у одного из подозреваемых было изъято скиммерное устройство, – продолжает Юрий Зенченко. – Но эксперты не смогли дать точного заключения, использовалось ли оно, поскольку в нем отсутствовал модуль памяти.

В СК также рассказали, что информация наносилась на нечипованные банковские карточки. Но наносили ли ее сами обвиняемые, следствию также установить не удалось. Потому было предъявлено обвинение только в хищении денежных средств с использованием поддельных платежных карт.

Согласно материалам дела, преступники приезжали в белорусские города вдвоем или втроем. Но к банкоматам неизменно подходили по одному. То есть в зоне камер видеонаблюдения всегда находился кто-то один из них, через секунду после его ухода мог подойти второй, через некоторое время – третий.

Подобное дело не единичное, отметили в СК, такие дела расследовались прежде и расследуются в настоящее время.

Как известно, на высшем уровне принято решение о том, что с 2015 года все карточки в Беларуси станут чипованными, – подытожил Юрий Зенченко. – А с чипованными карточками провернуть подобные незаконные операции либо невозможно, либо крайне затруднительно. Наверняка появятся какие-то способы обойти этот чип, но пока в моей практике использования поддельных платежных карт с чипами не было.

"Не переживайте, это другая валюта": россиянин очень удивился, когда узнал, что с его счета снято 5 млн рублей

Следствию удалось собрать доказательства того, что при совершении незаконных транзакций преступники завладели денежными средствами в сумме 331 170 000 рублей, а намеревались похитить 434 860 000 рублей (некоторые операции невозможно было произвести ввиду отказа, хотя документально подтверждено, что при использовании гибридных карт в банкоматах вводилась конкретная сумма). Об этом TUT.BY рассказал Евгений Фортушняк, выступавший государственным обвинителем по делу.

– Я читал допросы российских коллег, которые беседовали с настоящими владельцами пластиковых карт, с чьих счетов преступники сняли деньги, – рассказал Евгений Фортушняк. – Один допрашиваемый говорит: "Сижу дома, мне приходит СМС-сообщение по интернет-банкингу: "С вашего счета снято пять миллионов рублей". Более того, ему таких СМС штук 10 пришло – одна за другой. Владелец карты подумал, что с его счета сняты российские рубли, и был удивлен не только самим фактом снятия, но и огромными суммами списания, потому что на его счету таких больших денег не было. Ничего не понимая, он пошел разбираться в банк. А там говорят: "Не переживайте, это другая валюта – 5 миллионов белорусских рублей. Мы вам все возместим".

О том, как производятся взаиморасчеты между банками в случае совершения незаконных операций, TUT.BY рассказали в СК.

Картодержатель при обнаружении у себя списания денег со счета, обращается в банк-эмитент (банк, выдавший ему платежную карту. – TUT.BY). Банк проводит проверку и устанавливает, где было произведено снятие денег. И если законный картодержатель заявляет, что никогда не был в этом месте и не производил этих транзакций, то, согласно банковским правилам, банк-эмитент требует вернуть необоснованно снятые деньги с тех банков, чьи банкоматы осуществляли их выдачу. В данном случае белорусские банки в безусловном порядке возмещали денежные средства банку-эмитенту и, соответственно, российский банк возвращал их на счет законного владельца. Следовательно, по делу проходят пострадавшими не законные владельцы банковских карточек, а два белорусских банка, в банкоматах которых были совершены незаконные транзакции.

Евгений Фортушняк рассказал, что двое молодых могилевчан встретились несколько лет назад в Москве, где оба находились на заработках. Там один из них познакомился с москвичом, который работал в салоне известного российского мобильного оператора, где и подсматривал пин-коды клиентов, когда те вводили их при расчете на терминале. Затем записывал подсмотренную информацию на магнитную полосу "белого пластика" посредством прибора, позволяющего как считывать информацию с магнитной полосы карточки, так и записывать ее на магнитную полосу другой карточки.

В родной Могилев парни вернулись в 2011 году. По показаниям одного из обвиняемых, через полгода им позвонил этот самый москвич и предложил работу по обналичиванию поддельных банковских карт.

– Дело в том, что у россиянина были поддельные карты, на магнитную полосу которых была записана информация с оригинальных чипованных карт,
– рассказал Евгений Фортушняк. – Такие поддельные карты нельзя было использовать в банкоматах Москвы, но они срабатывали в некоторых банкоматах Беларуси по причине старой версии прошивки программного обеспечения банкоматов.

Впервые обналичивать карты начали в Могилеве. Баланс на карте посмотреть было нельзя, так как данная функция не поддерживается банкоматами, потому снимали наугад, вводя максимально большие суммы. В каждом из случаев неизменно снимали деньги только в белорусских рублях.

К слову, на суде адвокат одного из обвиняемых задал вопрос представителям банков, выступающих гражданскими истцами по данному уголовному делу:

На сайте Сбербанка очень четко прописано, что лимит по картам при операциях за рубежом – 1600 долларов США, в нашем случае снималось по 2-3 тысячи долларов практически одномоментно. Как такое могло произойти? Почему в банкоматах белорусских банков не срабатывали лимиты, установленные банком-эмитентом?

Но этот вопрос остался без ответа.

Остается добавить, что третьим в этой группе стал двоюродный брат одного из злоумышленников – студент могилевского вуза.

"Зачем такое оборудование устанавливать, если сложно определить, кто снимает деньги с банкомата?"

Основными доказательствами по делу являются записи камер видеонаблюдения, фиксировавшие моменты снятия денежных средств, а также сведения телефонных соединений.

На судебных заседаниях скрупулезно разбирался каждый эпизод по совершению незаконной транзакции: судья, гособвинитель, адвокаты, обвиняемые внимательно просматривали на ноутбуке записи видеофиксаторов, установленных на банкоматах, сопоставляя их с телефонными соединениями в эти дни-часы-минуты по таблице, разработанной следователями. Разные даты, разные города…

Зачастую идентифицировать обвиняемого с изображением на видео приходилось по общим очертаниям – прическе, одежде.

На некоторых видеофиксаторах – низкое качество изображения, – отметил судья. – Для чего тогда снимать? Представители банков, наверное, должны делать выводы: надо предъявлять более высокие требования к поставщику этого оборудования. А пока на многих видео – силуэты и размытые изображения.

Впрочем, даже с учетом этого обстоятельства обвиняемые не отрицали, что на видео зафиксированы их лица: "Высокий суд, мы все признаем. Давайте уже все рассмотрим и пойдем исправляться".

Примечательно, что один из банков предъявил изначально гражданский иск на погашение причиненного ущерба в долларах, другой – в белорусских рублях. Но в процессе судебных заседаний представитель второго банка заявил новые исковые требования: с учетом того, что вред, причиненный банку, был не в белорусских рублях, а в долларах США, банк просит суд взыскать солидарно со всех троих обвиняемых сумму ущерба в долларах.

Обвиняемые выразили несогласие с заявленными требованиями и попросили представителя банка объяснить – на каком основании: "Мы снимали деньги в белорусских рублях, а возмещать вынуждены в долларах".

Международной платежной системой расчеты между банками ведутся все-таки в долларах США, – пояснил представитель банка. – У банка сейчас задолженность на счете именно в долларах.

К слову, о валюте. На одном из заседаний судья обращал внимание на тот факт, что все трое обвиняемых официально не работали, при этом постоянно покупали валюту.

Судья спрашивает у одного из обвиняемых о белой пластиковой карточке – для чего ее можно использовать.

Это карточка для мышления, можно рисовать по ней фломастером – красиво ее оформить, – отвечает тот. – Творческая карточка.

Деньги с нее снимать можно? – спросил судья. – Кто собственник этой карточки?

Это у меня забрали, – ответил обвиняемый.

А собственник кто? – снова уточнил судья.

– Да такие карточки во всех аттракционах дают, можно записать туда деньги и катайся. В Польше такие есть, в Беларуси тоже есть…

То есть, это скидочные карточки, которые дают в разных заведениях, и на них можно записывать информацию? – переспросил уже гособвинитель.

На любую магнитную ленту можно записать все что угодно, – ответил обвиняемый.

Один из обвиняемых сказал, что если бы банки следили за защитой, то подобные преступления не совершались бы.

– Когда шло следствие, задавали вопрос банкирам: "Почему у вас нет защиты?" Ответ банкиров: "Нам легче заплатить ущерб, чем поменять всю систему защиты", – добавил он.

– А что вас так возмущает?
– спросил у него судья. – Что это способствует совершению противоправных действий?

Да, это провоцирует на такие действия.

Вы в других банках пробовали поддельные карточки вставлять? – спросил прокурор.

Лично я пробовал, – признался один из обвиняемых. – В других банках не срабатывает, потому что там защита стоит. Мы вычислили слабое звено в банковской системе и всему народу показали, сейчас исправят. В Беларусбанке невозможно снять деньги и в других банках. Вообще. Без шансов. Я нашел только два банка, в которых можно деньги снимать (мы не называем эти банки в целях защиты вкладов их клиентов. – TUT.BY).

Гособвинитель, озвучивая на суде позицию обвинения перед вынесением приговора, просил учесть характер и степень общественной опасности, совершенного преступления, отнесенного к категории особо тяжких: количество преступных эпизодов, отсутствие раскаяния, характер нанесенного вреда. Смягчающим обстоятельством для всех троих он считает частичное возмещение ущерба.




"Если приговор останется прежним, буду обращаться в Хельсинкский комитет"

После суда родственники обвиняемых сказали TUT.BY, что считают приговор слишком суровым и намерены его обжаловать. Также они сообщили, что сумма ущерба банкам, которую признают их сыновья, составляет около 240 миллионов белорусских рублей, из которых 100 миллионов уже погашено.

Нам осталось погасить 137 миллионов, и мы готовы были сделать это ради смягчения наказания, – сказали они. – Но суд не учел этого при вынесении приговора. Хотя наш президент всегда говорит: "Пусть люди вернут государству то, что у него забрали, и создают семьи, растят детей". Получается, что теперь наши семьи останутся в долгах, а сыновья будут отбывать большие сроки.

Мать одного из обвиняемых говорит, что ее племянник, который проходит по этому уголовному делу, был не в курсе, что его брат совершает незаконные операции.

Следствие подало это как преступный синдикат. А мой племянник ни сном, ни духом про это дело не знал. Он просто ездил с моим сыном (своим старшим двоюродным братом) на машине, – рассказала она. – Мой сын еще играл на Форексе, зарабатывал там деньги, и племянник, снимая по его просьбе деньги с карточек, думал, что это деньги с Форекса.

Мать осужденного считает, что следствие проведено не в полной мере.

По делу проходит такой эпизод, якобы за 4 минуты ими снято 56 миллионов белорусских рублей. Это ведь физически нереально, – говорит она. – На одну транзакцию в банкомате уходит минимум 15-20 секунд, и это при хорошей скорости. Если к банкомату подходит мошенник, он не спокоен, нервничает, у него еще на это уходят какие-то секунды. Как можно за четыре минуты сделать несколько транзакций и снять 56 миллионов при существующих лимитах? Я просила провести следственный эксперимент, но мне сказали: "Давайте вашу карту – проведем", но у меня таких денег на карте нет.

TUT.BY попросил прокомментировать этот момент гособвинителя.

– Есть распечатка о проведенных транзакциях с банкомата, где указано конкретное время и списанная сумма, это все выдает программа, – сказал Евгений Фортушняк. – Если рука набита, а у этих ребят, я думаю, она набита, то это не представляет никакого труда: вставил карту в банкомат, ввел сначала сумму, потом набрал пин-код – и выдача денег, потом повторяешь то же самое уже не доставая карту.

– Если приговор останется прежним, буду обращаться в Хельсинкский комитет, – сказала собеседница. – Мне очень жаль, что мой сын соблазнился на это. Жаль, что наши банки не могут обеспечить достойную защиту, провоцируя тем самым молодых людей на такие преступления.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-21%
-20%
-7%
-10%
-15%
-20%
-65%
-99%