/

Неделю назад TUT.BY обратился к читателям с вопросом, который был понятен из названия статьи: "В канун Дня Минска ищем и находим семьи, которые более ста лет живут в своих домах". Как подсказка публиковались факсимильные страницы справочника "Весь Минск или Спутник по г. Минску" издания 1911 года.



Для примера мы взяли район Грушевской и Иосифовской (современное название — Разинская) улиц.



Грушевка и сегодня оправдывает свое название, демонстрируя изобилие садов.



Старые дома, старые люди…



Была догадка, что в этом доме, сохранившемся на углу Разинской и Грушевского переулка жила семья популярного до революции минского спортсмена Освецимского. (Из газеты "Минское слово" от 12 мая 1912 года: "Известный минский велосипедист и конькобежец Освецимский совершает пробег на велосипеде Санкт-Петербург–Минск. Он выехал из Санкт-Петербурга во вторник 8 мая и по расчетам в воскресенье 13 мая от 7 до 10 часов вечера прибудет на трек Минского общества любителей спорта, где его будут встречать".)



Увы, не так. Домовладение принадлежало соседу Освецимских — Лихимовичу.



И как раз потомки Лихимовича душевно откликнулись на статью "В канун Дня Минска ищем и находим семьи, которые более ста лет живут в своих домах". Вот что сообщила преподаватель одного из столичных вузов Марина Валентиновна (ее письмо мы снабдили архивными иллюстрациями):

"Здравствуйте, уважаемая редакция! С огромным удовольствием прочитала статью о старых домах Минска и нашла фамилию своего прадеда Лихимовича Антона Ильича, который с женой Анной и двумя детьми Николаем и Ольгой владели домом по улице Иосифовской. Дом после смерти прадеда перешел моей бабушке Ольге Антоновне (родилась в 1903 г.). Редкой души человек. Она успела окончить 4 класса гимназии и по тем временам считалась образованной женщиной. Сохранились фотографии ее и подруг. Помню, бабушка рассказывала, как всех гимназисток строем отправили на тогда близлежащий, а ныне не существующий Брестский вокзал Минска, чтобы приветствовать поезд, в котором проезжал император Николай II.



Николай со ступеньки вагона махал публике рукой. Бабушка запомнила, что на его пальце блестело тоненькое обручальное кольцо.

В 1922 году она вышла замуж за моего деда Константина Дмитриевича Куксинского. Ехали венчаться в церковь со всеми гостями в четырех вагонах городской конной железной дороги, конечная остановка которой была неподалеку возле Брестского вокзала.





Бабушка родила четверых детей. Много трудностей пережила в годы войны, умерла в 1985 году. По ее завещанию половину дома унаследовал мой папа Валентин Константинович, вторая половина дома досталась его сестре. Папа умер в 2011 году, тетя — в 2013 году. Дому более ста лет, существует купчая, согласно которой мой прадед вступил во владение. Дом и сад пережили не одно поколение. Все удобства на улице, отопление печное. Что-либо перестраивать запретили городские чиновники, хотя мой папа был ветераном Великой Отечественной. Дом, конечно, старичок, но пока держится".

Замечание между строк. Иосифовскую улицу переименовали в честь Степана Разина в 1922 году. Какое отношение волжско-каспийский пират имел к Беларуси — то неведомо. С таким же успехом улицу в Минске можно было назвать именем Френсиса Дрейка…

Толковое письмо вместе со сканированными архивными документами прислали в редакцию потомки Семена Степановича Козака (Казака) с той же Иосифовской улицы.



Наш современник Игорь Геннадьевич — представитель шестого поколения семьи, которая с XIX века живет на одном и том же месте в Минске, уточнил, что Семен Степанович был дедом его бабушки. Работал фонарщиком на железной дороге, имел 8 детей. Был в начале прошлого века похоронен на Сторожевском кладбище. Про его жену Феодору Максимовну известно несколько больше, поскольку она умерла в 1939 году и ее хорошо помнит бабушка Игоря Геннадьевича. Все ее 4 дочери получили средне-специальное образование, а все 4 сына — высшее. Подпись Феодоры Казак можно увидеть на документе 1936 года об упорядочении земельного участка.



И сейчас в доме на улице Разинской, пишет Игорь Геннадьевич, проживает его бабушка, его мама и он сам — с женой и тремя детьми.

Вот так и должны стоять родовые усадьбы!

Здесь будет уместным историческое отступление. В Минске с конца XIX века начал укрепляться средний класс. Доктор наук Захар Шибеко отмечал: "Промежуточное положение между пролетариатом и буржуазией занимали средние городские слои. В 1897 году их удельный вес в общей массе населения Минска составлял 40,2 процента".

И далее у Захара Васильевича в труде "Минск: страницы жизни дореволюционного города" сказано:

Мещане (польское miasto — город) традиционно занимались ремеслом и торговлей. Это сословие горожан имело мещанское управление, созданное главным образом не для защиты сословных интересов, а для контроля за уплатой налогов и отбыванием рекрутской повинности. В 1870-х — начале 1880-х годов налоговое обложение мещан было не таким обременительным, как у крестьян, поэтому беднейшие жители деревень старались переписаться в мещанское общество и переселиться в город. Многие из них занимались на окраинах сельским хозяйством.

В мещанское общество Минска причислялись и белорусские ополяченные шляхтичи, не сумевшие доказать своего дворянского происхождения. Поэтому наряду с евреями, составлявшими большинство мещан, в это сословие входили и представители коренной нации. Все они, как правило, были домовладельцами.

Ряд читателей сделал заявки о публикации факсимильных изображений страниц справочника с перечнем домовладельцев на улицах Красивой, Михайловской, а также Игуменского тракта. Выполняем эти просьбы.









Насыщенное фактами письмо прислала в редакцию Нина Дмитриевна Солнцева. Дед ее мужа Иван Алексеевич Бровин участвовал в 1905 году в Цусимском сражении, где был разбит русский флот и взяты в плен моряки. Позже царское правительство выкупило пленных и назначило им материальное вознаграждение. Иван Бровин был ранен, находился в плену, а затем, получив от правительства компенсацию, приехал в Минск и построил дом неподалеку от нынешней железнодорожной станции Минск-Южный. На публикуемом ниже факсимильном изображении списка домовладельцев значится "Бровик", но, возможно, это опечатка.



Нина Солнцева сообщает: "Это был поселок где обустраивались работники Либаво-Роменской железной дороги. У меня есть документ, подписанный городским головой, что И.А. Бровин купил землю и построил дом, сохранился план дома.

Иван Алексеевич Бровин с супругой Александрой Ивановной (урожденной Диесперовой)

Фотография сделана в известном минском ателье "Иосиф Метор". Здесь, например, снимались для памятного альбома выпускники Минской мужской гимназии 1914 года, о которых писал TUT.BY.

С приходом советской власти землю отобрали, т. е. дедушка уже не владел ею, а получил в аренду. Сам он был из мещанского сословия. Жена Александра Ивановна умерла в 1933 году, сын Михаил 1910 года рождения ушел на сборный пункт, когда в июне 1941 г. начали бомбить Минск, и больше о нем ничего не слышали. Дочь Ирина 1915 года (моя свекровь) умерла в 2003 году. А дедушка умер в 1963 году (все эти документы у меня есть), мой муж — сын Ирины и внук Ивана Алексеевича умер в 1999 году. Так что из семьи, владеющей домом остались только мои дети. Но дом стоит, правда, очень ветхий.

Дом Бровиных 1910 года постройки

Стоит и дуб во дворе, который наш предок Иван Алексеевич Бровин посадил в 1910 году в честь рождения сына Михаила. Несколько раз мы просили разрешения построить на участке новый дом, но нам это не позволяют…"

Заинтересованные отклики с информацией о домовладениях своих минских предков прислали Святослав Барбук, Павел Бельский, Наталья Грудинская, Александр Лошков и другие читатели TUT.BY. Надеемся со временем обратиться и к их историям.

А в завершение этой публикации позабавим читателей рекламой недвижимости образца 1911 года.



Вот с какого уровня начинались "небогатые богатые". А все минчане, о которых речь шла выше, представляли собой обычный средний класс.
-15%
-10%
-20%
-30%
-10%
-10%
-27%
-10%
0067154