Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Политические элиты Беларуси в 1994г. оказались не готовы к проведению приватизации и заняли выжидательную позицию. С одной стороны, российская приватизация оказалась неэффективной и вызвала много социальных нареканий. С другой, приватизация готовилась командой Кебича, и промышленные элиты Беларуси в надежде на его избрание на должность президента рассчитывали на спокойное перераспределение собственности между лоббистскими группами.

Cегодня очевидно, что власть не сможет отказаться от приватизации на долгосрочный период. Возникает вопрос, когда белорусские элиты и при каком соотношении сил начнут этот процесс. Если Лукашенко избирается президентом на второй срок, то уже к 2003г., когда соотношение между отдельными лоббистскими группами в промышленности и банковской сфере, между российским капиталом и западным, будет сбалансировано, можно будет извлекать огромную пользу от приватизации. Если начинать процессы до президентских выборов, приватизация окажется панической, с отпечатком нехватки ресурсов при подготовке выборов. Прежде всего потому, что власти придется повышать зарплату, вбрасывать деньги в социальную сферу, поддерживать уровень жизни пенсионеров.

Скоропостижная приватизация будет иметь спекулятивные черты. И все-таки можно прогнозировать частичную приватизацию крупных объектов: средняя и мелкая собственность не представляет интереса для потенциальных вкладчиков в политику и экономику Беларуси. Проблема заключается в другом - в степени открытости и прозрачности приватизации.

Влияние российского капитала на белорусскую промышленность в последнее время значительно усилилось. Если посмотреть на стратегию развития России в последние несколько лет, то можно выделить два подхода к ближнему зарубежью: навязывание своей воли посредством ужесточения правил торговли и проникновение капитала за счет развития бизнес-структур. В отношениях с Молдовой использована жесткая модель давления, а в отношениях с Беларусью, скорее всего, будет востребована вторая модель поведения. Российский капитал уже готов поглощать целые отрасли экономики соседних стран. Более того, самые богатые субъекты хозяйствования в нефтедобывающей промышленности и цветной металлургии Молдовы, Украины и стран Балтии уже находятся под влиянием российских финансовых групп. Потому как накопить капитал в период "перестройки" смогли те, кто работал с природными сырьевыми источниками: нефтью, газом, редкими металлами.

Национальные элиты Молдовы, Беларуси, Украины из-за ограничения процессов приватизации так и не смогли заработать капитал. Поэтому сейчас очень важно, как российские банки и олигархи начнут играть на белорусском поле: кто окажется ближе к кормушке, к разделу пирога под названием "госсобственность". Примеры - уже озвученные случаи с "Белшиной", "Крынiцай", БМЗ. Безусловно, это проявление агрессивного маркетинга российского бизнеса. Что касается "Белшины" - это первые попытки контролировать финансовые потоки белорусского предприятия, чтобы создать устойчивую зависимость от ряда российских банков и поставщиков сырья.

Что касается пива, то мы сами создали неблагоприятную ситуацию. В прошлом году его производство упало на 20%, а потребление возросло на 3%. Пять-шесть лет назад белорусские производители успешно конкурировали в ценовом отношении с российскими на их же рынке. У нас были неплохие перспективы. При дальнейшем развитии капитала можно было купить и российские предприятия. Теперь под угрозой все отечественное пивоварение. Если перефразировать Наполеона, то следует помнить: если вы не хотите поддерживать свой бизнес, вам придется поддерживать чужой.

Будущие поколения не простят А.Г. того, что он не дал заработать национальному капиталу. И это не эмоции. Это - позиция белорусского бизнеса, который возмущен тем, что здесь постоянно перекрывают кислород. Власти просто "зарезали", как ягнят, деловых людей в своей стране, отняли перспективу у предприимчивых и способных, кто мог бы стать крупным бизнесменом и войти частным капиталом в госсобственность, приватизировать и наполнить ее новым содержанием. Белорусских предпринимателей сделали зрителями этого процесса.

Бороться против естественного хода приватизации невозможно, даже если мобилизовать народ и ходить с флагами по улицам. Власти уже убедились, что в монетарной и институциональной политике нельзя жить по своим придуманным правилам. Нельзя сохранить собственность, крупные национальные предприятия, если не стимулировать развитие капитала. Поэтому в нынешних условиях, когда российские политические элиты ждут определенных сигналов от белорусских властей, чтобы дать гарантии лично президенту взамен на какую-то реформу или контроль финансовых потоков, такая постановка вопроса является вполне обоснованной. Главное - правильно выбрать правила игры. Можно ошибиться и поставить не на те политические и экономические элиты. В Кремле и регионах работают по сути дела конкуренты. Как показывает политическая практика России, большие разборки и "войны" за белорусский престол еще впереди.

Российский капитал сегодня консолидирован не так, как кому-то хотелось бы. Наоборот, один пример дает картину переломного момента в России. В Союзе промышленников сложилась такая ситуация, когда его председатель Вольский оказался на грани отставки. Красный директорат уступает позиции более агрессивному молодому бизнесу, молодым олигархам: Потанину и тем, кто скрывается за российскими банками. Это модель, по которой можно отслеживать ситуацию в Беларуси. Сюда придут не друзья белорусского директората, такие же посткоммунистические хозяйственники, а люди новой формации, часть которых не пользуется большим уважением широких народных масс. А.Г. в этом случае вводит в заблуждение свой горячо любимый народ. Когда говорит о "российском жулье", он должен понимать: у нас нет критериев и возможности определить степень честности новых российских предпринимателей. Нетрудно представить, что придут суперменеджеры новой формации, которые будут проводить реструктуризацию белорусских предприятий, и не исключено, что сутью сделки при покупке предприятий будет их продажа. Можно не сомневаться, что после "пионерской" приватизации возникнут и скандалы, и нестандартные социально-экономические проблемы.

Белорусскую экономику ни российский, ни гваделупский капитал от кризиса не спасет. Никто не спасет, кроме нас самих. И надо четко осознавать, что накануне больших политических событий нельзя проводить такие крупномасштабные экономические реформы как приватизация госсобственности. Это смахивает на элементарную продажу из-под полы, когда можно что-то толкнуть под шумок политических дебатов и получить деньги. Честно говоря, это все от плохой жизни. Эти деньги не спасут Беларусь, мы можем их промотать не глядя. По большому счету, Беларуси нужны миллиарды. И белорусы сами могли их заработать за прошедшие 7-8 лет. К сожалению, наше правительство не позволило это сделать, что является следствием затянувшейся детской болезни развития рынка и необычайного желания не расставаться с иллюзиями прошлого.

Поэтому $160-200 млн., которые рассчитывает выручить власть от продажи госсобственности, - это гипотетические цифры, определенные исходя из того, что удачно удастся расстаться с ее частью при неком большом интересе партнеров и особых условиях сделок.

За 10 лет Беларусь прошла весь промышленный цикл - от падения к стабилизации и росту, и к 1999г. мы вышли на точку перелома, с которого должен был начаться медленный спад. Но с учетом приближающихся парламентских и президентских выборов ставку сделали на расширение потребления домашних хозяйств и увеличение минимальной зарплаты. Это не решение проблемы. Для поднятия средней зарплаты до $100 необходимо не ВВП наращивать на 2%, а создать промышленный бум, когда все будут крутиться, чтобы заработать деньги, и молиться на правительство, которое помогает им это делать. Этого нет. Наоборот, налицо все проявления системного кризиса, когда падает объем продажи тракторов и калийных удобрений, мебель и обувь не выдерживают конкуренции в России.

Недавно одну американскую компанию, работающую в Венгрии, обвинили в том, что она пришла в страну скупать семейные драгоценности. В Беларуси МТЗ, МАЗ или "Беларуськалий" - это то же столовое серебро, которое передается по наследству из поколения в поколение. Когда эти драгоценности начинают продавать, это говорит о том, что нынешние хозяева уж больно неудачливы, не умеют вести хозяйство.

Белорусская Газета