Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


После обращения в суд оскорбленной им журналистки, певец в депрессии. У него скачет давление, и он опять закурил

На Украину певец прибыл из Болгарии. Перелет оказался тяжелым - с пересадками через Румынию. Во время недавнего тура по Украине Филя дал более тридцати концертов, но про Винницу забыли. Он решил пробел устранить.

Самочувствие звезды было неважным. Он очень переживает из-за ростовского скандала с журналисткой Ароян. В первую очередь из-за того шума, который начался в прессе. У Киркорова, склонного к гипертонии, в последнее время давление ужасно скачет. В Болгарии, когда оно подскочило до отметки 200 на 120, пришлось вызывать «Скорую».

 - У меня нет никакого желания выходить на сцену и развлекать публику, - жаловался Филипп. - На меня за последнее время столько грязи вылилось! Ощущение: я весь измаран и никак отмыться не могу. У меня такое настроение, что я не хочу петь, не хочу писать новые песни, не хочу жить в этой стране! Чего ради? Если меня посадят, то на зоне, за колючей проволокой, по-моему, я буду чувствовать себя куда комфортнее, чем сейчас. И в то же время я уверен в своей правоте. Я даже готов идти в суд без адвоката и защищать себя сам. И будь что будет!

В Виннице перед концертом Филипп отправился на местную радиостанцию.

Прямой радиоэфир получился скандальным, хотя сторонники Ароян не звонили. А вот сам Киркоров, узнав, что поэт Илья Резник достаточно резко высказался в его адрес из-за Ростова-на-Дону, решил выяснить ситуацию в эфире. Илья Рахмиэлевич стоял на своем намертво.

 - Филипп, что ты хочешь от меня? Да, я сказал, что ты подставил всех нас и что с того? Ты мне, конечно, друг, но истина дороже! - бушевал песенник. - Твой мат на пресс-конференции - свидетельство твоего дурного воспитания. Или ты был после банкета пьян, или с похмелья! И вообще, я для тебя песню писал, но если ты так себя ведешь - не отдам.

 - Ну и не надо, - ответил Филипп. И пока в эфире звучала песня, вышел из студии и попросил сигарету: дабы хоть как-то успокоить нервы. Несколько лет назад он с большим трудом бросил курить, но сейчас вновь развязал.

 - И это друг называется! - возмущался Филя, затягиваясь. - О каком банкете он говорит! Прекрасно ведь знает, что я вообще не употребляю алкоголь! Он прекрасно знает, как я воспитан! Мы тридцать лет знакомы, он был другом еще моих родителей, и все эти годы мы с Аллой считали его своим близким другом. А он нас предал. Предатель - другого слова и не подберешь.

Отправив Стоцкую готовиться к выступлению, Филипп решил пообщаться с еще одним верным другом - Машей Распутиной, которая пока никак не комментировала скандал.

 - Машенька, давай поговорим об этом в прямом эфире, - предложил Филя, дозвонившись до Распутиной. Маша с мужем отдыхает в Абхазии, и как раз в тот момент она, оставив супруга на берегу, шагнула в морские волны. Но с мобильной связью начались проблемы, и ответ Маши до Фили не дошел.

В концертном зале «Радуга» на две тысячи мест был аншлаг. Рыдающие от восторга поклонники буквально завалили Киркорова цветами. Певец, дважды спустившись в зал, возвращался с огромными охапками букетов. Под занавес четырехчасового представления поклонники растанцевались и стали скандировать: «Филипп, мы с тобой!»

Последней каплей елея, пролившейся во вторник на измученное сердце Киркорова, стала огромная толпа, собравшаяся у служебного входа концертного зала. Филипп, даром что едва держался на ногах, еще двадцать минут раздавал автографы. И, отказавшись от званого ужина в Виннице, отправился в киевскую гостиницу.

Вчера вечером Киркоров вернулся в Москву.

Первое заседание суда в Ростове-на-Дону состоится 5 июля. Киркоров собирается туда лететь.

Разговор Киркорова и Резника в эфире радио "Европа FM"
Киркоров: Ни в коем случае свою вину я не признаю, никакой вины нет, никого я не оскорблял, и те смонтированные людьми, недостойными называться журналистами, кадры на каналах, которые это показали, выставили меня редчайшим чудовищем, хамом и матерщинником. На нашем официальном сайте www.kirkorov.ru вы можете увидеть распечатку и всю пресс-конференцию, увидеть, кто на самом деле хам. …Если вы видели прямой эфир программы "Основной инстинкт" Светланы Сорокиной на 1-м российском канале, то вы видели речи людей, которые вступались за меня, таких, как Розенбаум, Кобзон и другие.
Ведущий "Европы FM" Денис Давыдов: Многие — Сергей Мазаев, Александр Цекало высказались в вашу поддержку и защиту, в отличие от Ильи Резника…
Киркоров: Потому что, наверно, эти люди пострадали в какой-то степени от желтой прессы. А Илья Резник — я даже не знал, что он меня осудил. А что он сказал, интересно?
Ведущий: Он сказал, что Филипп Киркоров, то есть вы "подставили всех нас и опозорили своим поступком всех творческих людей России". Это его личное мнение, он так сказал.
Киркоров: Интересно… В данный момент Илья Рахмиэлевич создает по моей просьбе текст одной песни, которая мне сейчас очень будет нужна. Я после эфира наберу Илью Рахмиэлевича. Он не мог этого сделать, потому что он сейчас пишет песню, которая будет обличать сложившуюся ситуацию. Мы в очередной раз проверим, насколько достоверны все эти сайты. …
Ведущий: … Алло! Илья Рахмиэлевич, добрый день! Вас беспокоит Винница, радиостанция "Европа FM". Можно вам задать один вопрос?
Резник: По поводу Киркорова? (…) То, что я сказал — первая реакция, и она, очевидно, правильная. Это была ошибка Филиппа, я с ним уже говорил на эту тему. Он был обессилен этими гастролями…
Ведущий: А то, что вы дальше продолжили, "это, мне кажется, от недостатка воспитания и отсутствия культуры. То, что он опозорился и опозорил всю компанию"?
Резник: Да, я это говорил по горячим следам. Сейчас я проанализировал это, и мне кажется, он все-таки был где-то спровоцирован. Потому что у него была жуткая нагрузка в этих гастролях, и были провокации, о которых никто не знает.
Киркоров: Здрасьте, Илья Рахмиэлевич, здрасьте! Как приятно узнать в этой студии, как вы откомментировали мою выходку. Ну что ж, мне, наверное, действительно не хватало воспитания в детстве, у меня были родители, не имеющие никакого отношения к культуре, я опозорил вас, мне очень стыдно, я прошу у вас прощения. И, конечно, так нелепо выглядит то, что именно вас я попросил написать текст песни, точнее ремейк на шлягер Аллы Пугачевой, написанный вами же когда-то на знаменитую "Прибалтийскую историю" в Санкт-Петербурге, я очень неловко себя чувствую.
С одной стороны, читать больно, а с другой, наверное, я этого заслужил, да, я подставился, но на протяжении последних 10 лет вычитывать про себя и про мою семью, к которой вы тоже имеете какое-то отношение, зная мою супругу столько лет, что столько, как говорится, не живут, меня вот так пригвоздить подобным приговором. Мне очень стыдно и неприятно. Но вы имеете полное право на это, и я на этом эфире забираю свои слова по поводу той истории, которую я попросил вас сделать. Извините за потраченное вами время, что вы переделывали эти стихи. Не надо это делать, я попрошу другого автора. Спасибо большое, до свидания.
Резник: Ты зря мне не дал слова сказать, потому что…
Киркоров: Почему?
Резник: Получился такой вот монолог.
Ведущий: Илья Рахмиэлевич, вы в эфире.
Резник: Понимаете, я Филю люблю и не говорю о нем гадостей никаких, но этот случай меня шокировал, так же, как и других его друзей, и было очень обидно, что показали кусочек — я понимаю, что он был вырван из контекста, — но этот кусок шокировал. Филя не имел права этого делать. Не имел права подставляться.
Киркоров: Илья Рахмиэлевич, я никого не оскорблял и не подставлялся. Госпожа журналистка — господи, как ее фамилия, Ароян, — если вы на сайте внимательно просмотрите пресс-конференцию от и до, то ни одного слова матерщины, которую мне присудили в адрес госпожи, не было.
Резник: Если бы не было телевидения, все было бы проще. А телевидение — увеличительное стекло. И ты, кумир миллионов, не имел права на такой комментарий.
Киркоров: Какой комментарий?
Резник: Не надо ерничать, я тебя люблю и ничего не зачеркиваю. Я сорвался, так как мне позвонили сразу же после передачи.
Киркоров: Вашу любовь я прочитал в одной фразе: "Это просто от недостатка воспитания".
Резник: Я, может, погорячился. Ты меня извини за какие-то слова, но этот случай меня шокировал. Мне неприятно было, что ты, которого я люблю, так взвел себя… Ты видел себя со стороны? Ты там как после банкета, глаза какие-то мутные…
Киркоров: Вы думаете, глаза мутные могут быть только после банкета, а не могут быть от усталости после бессонной ночи и переезда?
Резник: Может, в таком виде не надо было идти на пресс-конференцию.
Киркоров: Вы в шоке от меня? А вы не в шоке от дерьма, которое вылилось на меня и мою семью за последние годы?
Резник: Я эту песню в твою защиту написал, несмотря ни на что, потому что я тебя люблю.
Киркоров: Не надо, спасибо большое.
Резник: … И если я допустил какую-то оплошность, да, это была ошибка.
Киркоров: Илья Рахмиэлевич, вас шокирует одно, а меня шокировало, что я от друзей это получил. Даже если мой друг оказался бы неправ, я бы защитил его и не осуждал бы прилюдно. Я бы сказал один на один: Макс или там Коля, ты не прав.
Резник: Я не знал, что это такая популярная передача, мне позвонил Олег Фриш, я просто с ним разговаривал. Он сказал: как ты относишься к этому? Я ответил, что я очень сожалею, и мне это не нравится.
Киркоров: Вы столько лет живете в Америке, вы прекрасно знаете Фриша и эту радиостанцию. Это самая популярная радиостанция.
Резник: Я никогда не знал, что это популярная передача. Ты знаешь, я очень эмоциональный человек. Мне позвонили на мобильный, когда я шел по улице…
Киркоров: Если бы я был даже в беспамятстве и мне позвонили, чтобы я опустил, скажем так, друга или подругу, я бы никогда этого не сделал. Вы знаете многие ситуации в жизни, когда вас подставляли ваши очень близкие артисты, и кто приходил на помощь и кто выручал вас?
Резник: А помнишь, как Басков не пришел и "Смэш" твой не пришел, для которого я написал песню? Десять дней мучился над ней, вообще забыли, что я столько сил приложил. Давай не будем говорить о порядочности.
Киркоров: Илья Рахмиэлевич, а давайте вспомним, когда никто к вам не пришел, а я пришел.
Резник: Не надо сейчас выяснять, кто прав. Я сожалею, что очень резко выразился по этому поводу.
Ведущий: Я думаю, этого будет достаточно, Филипп?
Киркоров: Это жизнь. Меня Алла приучила к оплеухам и таким ударам.
Резник: Я сейчас занимаюсь тем, что пишу песню. Не хочешь песню — не надо.
Киркоров: Не надо, Илья Рахмиэлевич, спасибо.
Резник: Вышло так, что я негодяй.
Киркоров: Я никогда не посмею вас назвать негодяем, потому что вы старше меня и вы легенда. Практически единственный оставшийся нормальный автор песен и стихов, за плечами которого миллионы произведений, чьи песни пела и сейчас поет великая Пугачева.
Резник: Ты тоже замечательный певец.
Киркоров: Но я оказался редким негодяем. Я, к сожалению, не отличился, отличились те, кто хотел это сделать. Никто не отрицает, что я не сдержался.
Резник: Я тоже не сдержался.
Киркоров: Просто друзья так не поступают. Ладно, живем дальше, как говорила великая Алла Борисовна.
Резник: Я сразу же после интервью позвонил Алле и сказал, что резко высказался по поводу этого частного случая.
Киркоров: Спасибо большое за интервью, Илья Рахмиэлевич.
0058045