Антон Трофимович,

Два года назад минчанин перевез из Дрогичинского района к себе на дачу под Минском полуразрушенную ветряную мельницу. Через год он ее восстановил. "АиФ" съездил посмотреть на рабочую мельницу и частный этнографический музей в деревню Ходаково Минского района.


Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by

Стратегический объект

Ветряную мельницу Владимир Цвирко привез из Дрогичинского района: в деревне Микитск живет 85-летняя Прасковья Житкович, свекор которой собрал эту мельницу еще в 1930-е годы. За редуктором он специально ездил в Польшу. На нем выбит год производства - "1886". Скорее всего, этот механизм не был создан специально для помола, а лишь приспособлен умелым хозяином.
 
В свое время мельницей пользовалась не только семья Житковичей: хватало и односельчанам. Говорят, что во время оккупации возле мельницы как стратегического объекта даже выставляли охрану. После войны, в 1955 году, мельница реставрировалась. До недавнего времени ветряк еще использовался по назначению. Но после того как не стало мужа Прасковьи Ивановны, в последние годы мельница стояла без дела. Обветшавшая и давно неработающая, она не годилась даже на дрова, уверена хозяйка. Были утеряны крылья, полностью сгнили поворотная платформа, крыша - одно название: "ветряная мельница". Когда хозяйка услышала, что кто-то хочет купить ветряк, то начала отговаривать: мол, дрова из него плохие, от старого дерева в дымоходе будет полно сажи.
 

Все - по оригиналам

К себе на участок Владимир Цвирко перевез механизмы и основные детали мельницы: редуктор, жернова с коробом, где сохранилась польская печать, поворотную платформу с балками. Масленка, куда закладывали деготь, тавот (по словам хозяйки, использовался кусок старого сала) для смазки механизмов и поворотной платформы, тоже сохранилась. Само же помещение мельницы и крылья Владимир точно восстанавливал по оригиналам. Единственное, что он позволил себе изменить, это прорезать дополнительное окошко в стенке для большего освещения внутри мельницы.

 
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
"Она настолько точно сделана, что, например, поворотом одной "барашки" - специальной гайки - изменяется градация помола муки", - удивляется Владимир умелости старых мастеров.

После года и десяти дней работы над мельницей она была запущена 20 июля 2013 года. Сразу же для проверки намололи кукурузной муки. Вместе с редуктором на мельнице работает механизм поворота: дышлом, закрепленным снаружи мельницы, можно поворачивать ее к направлению ветра. Также восстановлен оригинальный тормоз для остановки крыльев.
 

Новое применение

Хоть ветряная мельница находится на дачном участке Владимира Цвирко, к ней открыт публичный доступ: посмотреть на экспонат приходят и друзья, и соседи по даче, нередко приезжают и туристы. Кроме ветряной мельницы здесь еще два дома с редчайшими экспонатами, собранными со всей Беларуси.

 
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Заядлый путешественник, Владимир часто привозит из поездок ненужные хозяевам предметы, которые он собирает на даче. Как дизайнер он находит старым вещам новое применение: остатки старого кресла стали рамкой, а двадцать четыре кованых гвоздя - панно. Коллекции вышиванок, часов, наличников - Владимир собирает разные вещи. При этом у каждой есть своя история. Как, например, наличник, который раскулаченная семья шляхетского рода Высоцких забрала из своего имения и украсила им окна нового дома, построенного в деревне. Но по требованию новых властей пришлось срезать короны со львов, вырезанных на наличнике.
 

История на свалке

Многие вещи в коллекции Цвирко представляют историческую ценность. Но хозяева этой ценности не видели и часто просто выбрасывали уникальные изделия. На место деревянных рам из церкви XVII века во время "реконструкции" поставили стеклопакеты. Из старинных рам кто-то сделал себе теплицу. А арочные рамы буквально со свалки Владимир забрал себе.
 
"Многих этих вещей уже давно не было бы, если бы они остались в разваленных домах и на свалках. Не все видят в них ценность. Иногда хозяева отданных вещей приходят ко мне в гости и говорят, что у меня они выглядят по-другому, что они воскресают и продолжают жить дальше. Здесь из старого хлама они превращаются в произведения искусства".
 
Владимир говорит, что он гоняется не столько за старыми вещами, сколько за их историями. Он показывает грубо вырубленный топором деревянный ковш: "А почему он не закончен? Может, с мастером что-то случилось? В этом ковше как будто остановилось время. В каждом предмете всегда есть какая-то тайна".
 
 

Не коллекционер, а собиратель

К Владимиру в гости постоянно приходят не только друзья, но и люди, наслышанные о коллекции, которую Владимир называет частным собранием: "Слово "музей" я не очень люблю. Оно предполагает стандарты и нормы. А я ведь даже не отношу себя к коллекционерам, я - собиратель".

 
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
И вообще, основное предназначение обоих домов - отдых. Под потолком возле старого витража спрятаны колонки для кинопроектора "Украина-7", под их жужжание можно посмотреть, например, черно- белый фильм "Париж с птичьего полета" 1963 года.
 
"Многочисленные вещи в моем доме меня не обременяют, ведь они живут и даже работают. Мне неинтересно приобрести предмет и положить его на полку, где он будет пылиться. Все вещи должны продолжать жить с человеком, радовать его, возрождать в памяти картинки из его детства, из прошлого его родителей, его предков".
 
Досье
Родился в 1957 г. в городском поселке Мир Гродненской области. Работал в проектном институте, преподавал в художественной гимназии, руководитель изостудии "Три цвета". В 1999 г. организовал творческую студию по изготовлению художественных витражей "Тиффани". Занимается реставрацией этнографических экспонатов, предметов старины и малых архитектурных форм ландшафтного дизайна. Благотворительно установил художественные витражи в Свято-Троицком храме в г.п. Мир. Работы находятся в Германии, Австрии, Канаде и в частных коллекциях. Путешественник и автор проекта "150 золотых маршрутов Беларуси".
 

Легенда

На потолке одной из комнат висят два деревянных колеса, приспособленные под светильники. Их еще до войны в самом сердце Налибокской пущи мастер изготовил для брички. Начиная работу, он получил предоплату и собрал только два передних колеса. Но наступил 1937 год, и заказчик был репрессирован. Однако мастер отказался кому-либо перепродавать колеса: "А если человек вернется? Я ведь получил предоплату", - отвечал он. Всю жизнь колеса пролежали на чердаке. Мастер умер. Колеса забрала сестра, которая также никому не отдала их - тоже жила с надеждой, что объявятся хотя бы родственники заказчика. Владимир нашел эти колеса у лесника, брата сестры мастера.

 
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
Фото: Владимир Евстафьев, aif.by
"Мы с ним проговорили более двух часов, и, уже когда я уходил, лесник остановил меня у калитки: "А если человек все-таки вернется?" Вот какая чувствовались вера, порядочность и профессиональный долг в этих словах! Я ему объяснил, что собираюсь сделать из колес светильники. И он мне тогда вслед тихо сказал: "А может быть, он все-таки вернется на свет?.."

В тему

Ветряные мельницы появились в Северной и Западной Европе в XII веке: во Фландрии, Юго-Восточной Англии и Нормандии. В конце XVI века в Нидерландах появились мельницы, у которых навстречу ветру поворачивалась только башня. В Беларуси традиционно использовались водяные мельницы, но во второй половине XIX века получили распространение и ветряные. В основном их строили в южной части страны. 
-21%
-10%
-21%
-15%
-50%
-20%
-20%
-10%
-20%
0071356