/ Фото: Дмитрий Брушко,

В прошлом слесарь, милиционер и водитель такси - о тюрьме они знают не понаслышке. Один - рецидивист, двое – "первоходы". Были осуждены на 6 с половиной, 2 и 3 года лишения свободы. Все трое в июле вышли по амнистии. Мы пообщались с бывшими заключенными, которым повезло выйти на свободу досрочно, и узнали, как амнистированные начинают новую жизнь.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Под закон "Об амнистии в связи с 70-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков" попадают более 8,3 тыс. человек. По данным на 8 августа 2014 года, от дальнейшего отбывания наказания освобождены 1114 осужденных, из которых 33 – несовершеннолетние. В отношении 1230 человек срок наказания сокращен на 1 год. Отказано в применении амнистии – 2204 заключенным. Причины: наличие исков, злостные нарушения порядка отбывания наказания.

Под амнистию попадают не только люди, лишенные свободы. По данным на 31 июля 2014 года, рассмотрен вопрос о применении закона в отношении 1481 осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, и иным мерам уголовной ответственности. Срок наказания сокращен на один год 412 таким осужденным.


"Хочу просто жить, как все нормальные люди"

Договариваясь об интервью с бывшим заключенным, меньше всего ожидаешь встретить его за прополкой грядок в Ботаническом саду. Николай Спиридонов устроился сюда разнорабочим за несколько дней до нашего приезда. Вакансию ему подсказали в районном отделе по трудоустройству. На свободе к этому времени он провел две недели.

Рабочее место - на зависть многим. Глаз радуют яркие цветочные клумбы, а густые деревья спасают от надоевшей жары. Огорчить может только символическая зарплата – всего 2-3 млн рублей. По словам Николая, для него это "перевалочный пункт", пока не найдет что-то более достойное. А пока он написал заявление на материальную помощь, которая положена бывшим заключенным - около 1 млн рублей.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY
В расслабленной походке 43-летнего мужчины есть что-то беззаботно-юношеское. В ушах – наушники, которые он не спешит снимать для разговора с журналистами. Руки в татуировках.

Николай Спиридонов бывал в тюрьме не единожды. Первые три "ходки" по несколько лет – за хранение наркотиков. Амнистия тогда не применялась.

- Молодость моя – это 90-е годы. Сами можете представить, что было в 90-е – беспредел самый разный. И волей судьбы я тогда принимал в этом участие, - рассказывая о прошлом, Николай предпочитает избегать слова "наркотики". - Я был тогда молодой, горячий, возможно, в чем-то недалекий. И пошло-поехало, где-то легкие деньги, где-то кайф первый, зависимость появилась незаметно. Укол за уколом, месяц-два, и ты понимаешь, что жить без этого не можешь. Это сущий кошмар, и не дай Бог это кому-нибудь пережить.

Николай объясняет свои первые судимости просто: в законе не предусмотрено наказание за употребление наркотиков, зато есть – за хранение. "Но как можно употребить, не взяв в руки? Она же мне не воткнется в руки эта иголка?" - возмущается бывший заключенный. Впрочем, отчасти он благодарен судьбе за попадание в тюрьму. 4 года назад, именно в условиях "лагеря", ему удалось бросить наркотики. С тех пор Николай ни разу не брал в руки иглу: "Вернуться и наступить на те же грабли? Да никогда! Я тогда без них уже жить не мог, мне было плохо, я умирал".

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Жизнь начинала налаживаться: у Николая была стабильная работа в такси и приемлемая зарплата. Но прошлым летом, будучи совершенно чистым от наркотиков, мужчина снова угодил за решетку.

- Последний раз произошла трагедия. Погиб человек, мой сосед, и видит Бог, я этого не хотел. Был конфликт, драка, он погиб от моей руки. Все произошло так банально и прискорбно, и мне этот крест придется нести до гробовой доски.

За убийство Николай был осужден на 3 года. По его меркам, срок небольшой, и о досрочном освобождении мужчина даже не думал. Но в этом году в отношении заключенного был положительно рассмотрен вопрос об амнистии. Заметно, что Николай Спиридонов был немало удивлен этой новости.

- Я очень благодарен государству, что оно мне поверило, что люди скрупулезно провели следствие. Мне поменяли статью "убийство" на "убийство по неосторожности" и освободили меня. Я никого ни о чем не просил.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Дикого восторга, как в первый раз после освобождения, Николай не почувствовал.

- Да, приятно, да, хорошо, воздух, свежесть, трава зеленая. Но есть вещи, которые заставляют задуматься, например, отсутствие работы и денег на первое время. Это тоже к чему-то обязывает. Со временем эмоции сглаживаются.

Вопрос, не лучше ли было в тюрьме, вызывает у собеседника недоумение. По мнению бывшего заключенного, там может понравиться только "идиотам".

- Вообще тюрьма - это гнусное место во всех отношениях. Там людям ломают мозги, чтобы они вновь не совершали того, что совершили. Работает институт МВД, постоянное напряжение психологическое и физическое, чтобы человек осознал свою вину. Чтобы это понять, надо туда попасть. Но лучше этого не делать. Надо жить, работать, дышать, наслаждаться, видеть эту красоту.

- И как, наслаждаетесь сейчас?

- Да, нормально, нормально, вообще отлично, - беззаботно заявляет Николай Спиридонов и вкратце описывает свою жизнь сегодня.

После освобождения бывший заключенный вернулся в 3-комнатную квартиру к коту и матери, которая его поддерживала все это время. Личная жизнь есть – любимая женщина тоже была рядом. Из прошлой компании большая часть друзей - уже на том свете. Оставшимся он не то чтобы не звонит, даже видеть никого не хочет. Зато есть порядочные знакомые, которые к уголовному и наркотическому миру никакого отношения не имеют. 

Конкретных планов на будущее у мужчины нет. Он хочет "просто жить" и подчеркивает: "Не жить просто. А просто жить". Первый и пока единственный пункт на сегодня - найти хорошую работу. По словам Николая, у него еще не было проблем с трудоустройством по причине уголовного прошлого.

- Хочу жить, как все нормальные люди. Что-то купить, что-то надеть получше… А там - как карта ляжет. У меня уже жизнь идет не вверх, как до 30 лет, а вниз.

- Не кажется ли вам обычная жизнь серой и скучной?

- Так это же мы ее сами делаем серой и скучной. Все от нас зависит. Раскрась ее, и она будет цветной и яркой. Все индивидуально.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Николай Спиридонов заверил, что тюрьма меняет всех, и решил пофилософствовать.

- Я бы сказал, что тюрьма мне открыла глаза – на человеческое поведение, человеческую натуру. Было время подумать, почитать, обернуться назад. Надо ценить жизнь, любить и ценить, каждый миг, каждое мгновение, не пытаться обогнать время.


"Хочу пойти дальше учиться, получить права, посмотреть мир"

24-летний Максим Петровский вышел на свободу несколько недель назад. После досрочного освобождения из колонии его ожидал сюрприз. Квартира, которая досталась ему в наследство от отца, превратилась в притон. Сейчас в Московском РУВД решается вопрос о том, чтобы работники ЖЭСа сделали в квартире ремонт и поэтапно включили его стоимость в жировку. Молодого человека временно приютил у себя лучший друг, с которым они выросли на одной лестничной площадке.

- Раньше здесь дверь открывалась пальцем. Пока я был в колонии, друг еще более-менее починил, - рассказывает Максим и предупреждает, что внутри нас ждет не самая приятная картина.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY
5 лет назад, когда Максим угодил в колонию, в этой квартире жил отец-алкоголик со своей женой, которая помогала ему держаться. После развода мужчина быстро покатился вниз и в прошлом году умер. Мать Максима Петровского, тоже алкоголичка, живет в Дзержинске и не общается с сыном с 6 лет. Парня вырастила родная сестра отца, которая в свое время оформила на него опекунство. Сейчас жить с тетей Максим не может, потому что "в ее семье свои проблемы".

- Страшно, да? – предельно точно описывает молодой человек наши впечатления. - Пока я сидел, мне рассказывали, что здесь какая-то цыганка умерла или ее убили. Тут был проходной двор – приходили алкоголики, наркоманы.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY
Лучшего друга зовут Владимир. "У меня отца убили, а мать меня выгнала из дома, короче, я жил с бабушкой. Бабушка умерла, и мне осталась квартира", - спокойно рассказывает молодой человек. 

Слегка ошарашенные, начинаем расспрашивать Максима о событиях, предшествовавших тюремному заключению. До первой встречи с милицией он успел закончить один курс ПТУ машиностроения, где учился на слесаря-инструментальщика и автослесаря. Проходил практику на МАЗе. Потом, как уверяет Максим Петровский, его "подставили с наркотиками".

- Один знакомый наркоман узнал, что у меня есть человек, связанный с продажей наркотиков. Он попросил меня съездить и купить ему. После третьей закупки меня забрали оперативники. Сам я наркотики не употреблял, я не сторонник, я за здоровый образ жизни.

Максиму дали 5 лет с отсрочкой приговора на 2 года. Спустя год он совершил новое преступление. По словам бывшего заключенного, они ехали с компанией к девушке на дачу. На железнодорожной станции к ним подошел незнакомец в нетрезвом виде.

- Он решил с нами познакомиться, попросил закурить, после чего пошли оскорбления в наш адрес. Потом услышал, что у нашей общей подруги день рождения, начал обниматься и лез целоваться. Это и послужило поводом для конфликта. Произошла драка. Я просто хотел научить его культурным манерам поведения, заставить извиниться перед девушкой и нанес ему тяжкие телесные повреждения. У него был разрыв селезенки, с кровоизлиянием в брюшную полость.

- А вы сам по себе человек эмоциональный?


- Нет, я держу себя в руках всегда, тихий, спокойный, никогда не лезу на рожон.

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Участники драки разошлись каждый своей дорогой. И только через год Максим узнал, что у конфликта были такие серьезные последствия. Возбудили уголовное дело.

- В итоге мне дали по тяжким телесным - 5 лет. Это минимальный срок по этой статье. И так как преступление было совершено в момент отсрочки наказания, добавили еще 1,5 года. Для меня это был шок. У меня в кругу общения никогда не было людей, которые когда-либо привлекались, и я даже не представлял себе, что там происходит.

В Могилевской колонии Максим Петровский провел в общей сложности 5 лет и 4 месяца. В 2012 году по амнистии ему уменьшили срок на 1 год. А в этом году его амнистировали за 2,5 месяца до окончания срока заключения. По словам осужденного, он с самого начала настраивал себя на досрочное освобождение. Сразу же написал заявление на удержание 30 процентов со всех доходов и начислений для возмещения ущерба, не нарушал режим и старался проявлять себя только с лучшей стороны.

- На самом деле первое время в колонии было очень страшно, были проблемы с другими заключенными, но все старался решать миром. Страшнее всего было психологическое давление, когда ты чувствуешь, что ты абсолютно отрезан от внешнего мира, никому до тебя нет дела, ни близким, ни родственникам. В моей ситуации были друзья, которые меня поддерживали весь срок. Не все, конечно, но много настоящих друзей не бывает. Тетя высылала денежные переводы, мне этого хватало. В тюрьме главное правило – ни у кого ничего не проси и не мешай жить другим.

Первый день на свободе Максим описывает как "бесконечную эйфорию". Обычный хлеб на праздничном столе казался деликатесом.

- Ты чувствуешь себя заново родившимся, можешь начать жизнь с чистого листа. Естественно, обдумываешь какие-то ошибки, пройденный этап не будешь повторять. Для меня это, во-первых, не связываться с дурными компаниями и не злоупотреблять спиртными напитками (бывало и такое).

Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Что касается обустройства быта, то в этом вопросе Максиму опять же помогли друзья. Деньги, одежда, еда, жилье – после выхода из колонии Максиму ни о чем не пришлось беспокоиться. Бывший заключенный уже получил из РУВД направление в отдел трудоустройства и рассмотрел несколько вакансий по специальности - с зарплатой от 5 до 7 млн. В дальнейших планах – постепенно сделать ремонт в квартире, возможно, пойти учиться дальше, получить права. А еще Максим Петровский мечтает посмотреть мир – помимо России, он еще нигде не бывал за границей.

- Я очень сильно изменился за эти 5 лет, причем в лучшую сторону. Хотя в большинстве случаев тюрьма ломает людей, потому что законодательство очень жестко работает, дают очень большой срок. Полутора-двух лет мне бы вполне хватило, чтобы переоценить свои ошибки. Но я не сломался, я по-прежнему чувствую вкус к жизни, я более оптимистично настроен.

"Хочу все забыть и никогда не вспоминать"

С бывшим сотрудником минской милиции Виктором М. (имя изменено) мы общались у него на работе – в небольшом офисном помещении частной кровельной компании. Виктор устроился сюда грузчиком почти сразу после освобождения. В этой фирме он работал до того как попасть в органы внутренних дел, и директор без лишних вопросов согласился принять его снова.

27-летний молодой человек запретил себя фотографировать, попросил не называть имени и отказался отвечать на вопросы, связанные с его прошлым. Понять его несложно. Повод для возбуждения уголовного дела настолько своеобразный, что невольно вызывает улыбку.



В отношении лейтенанта милиции РУВД Фрунзенского района было возбуждено уголовное дело за то, что он вынуждал столичных проституток обслуживать его бесплатно. Подобные услуги, оказываемые жрицами любви своей "крыше", именуются субботниками. По данным СК, милиционер вынуждал более 10 проституток оказывать ему интимные услуги. В тюрьме он провел 8 месяцев вместо положенных двух лет - в июле освободился по амнистии.


- Где-то моя вина была, а где-то вина сотрудника, потому что надо было галочку поставить, - пространно объяснил свои действия Виктор. – Нужно было найти "козла отпущения". Если бы были какие-то доказательства, вопросов нет, а так … их нет. Моя вина, что я недосмотрел, погулял немного не с теми людьми.

Больше всего на свете Виктор хотел бы забыть о том, что произошло. Но 8 месяцев в тюрьме, по его словам, трудно стереть из памяти.

- Как это можно забыть, когда ты находился в МЛС, когда у тебя не было ни свободы, ничего? Кто не был там, тому не понять. И не дай Бог там быть. Ну, извините меня, когда тебя за человека не считают… Есть, которые считают, вопросов – нет, я ничего такого не хочу сказать. А есть определенные лица, которые не считают… Самое ужасное было там – это отсутствие свободы, нахождение там в ограниченном пространстве, [осознание], что ты никуда не можешь выйти.



В милицию бывший сотрудник пришел после армии – остался по контракту. Получил заочно юридическое образование в Могилевском колледже МВД. Когда узнал, что его приговорили к двум годам, испытал шок – отходил в течение суток. В МЛС изучил правила от "а" до "я" и с самого начала рассчитывал попасть под амнистию.

- Моя статья не особо тяжкая, и я задолго знал об амнистии. Поведение тоже нужно, чтобы было примерное, чтобы не было никаких замечаний.

Поддержку в это нелегкое для него время молодой человек получал только от одного друга и родственников. Остальные от него отвернулись. "Люди - рядом с тобой, когда от тебя что-то надо, а когда тебе надо, все отворачиваются".

Личную жизнь Виктор не комментирует. Говорит, что после освобождения его бросила подруга. "И больше не спрашивайте об этом".

В Минске молодой человек снимает комнату. Как и в случае с работой, договорился об этом еще в тюрьме. Материальную помощь, положенную недавно освободившимся, использовать отказался. Говорит, что после всего случившегося ничего не хочет брать от государства. В первую очередь, он рассчитывает на свою нынешнюю зарплату в 6 млн. А в будущем планирует перейти в этой же компании на должность менеджера по продажам. "Я же не буду сидеть с образованием юридическим здесь грузчиком!"

По словам Виктора, окружающие замечают немало перемен в его характере за последний год.

- Нет доверия к людям. На жизнь смотришь по-другому, "без розовых очков". Здоровье потратил, и все остальное.

- А что именно со здоровьем не так?

- Ну нервная система, девушка, как вы думаете, нарушилась или нет? Нервы просто шалят, очень сильно. Просто у нас очень хорошее государство, понимаете, за то преступление, которое я якобы совершил, и дать два года. Хотя там предусмотрено даже условно.


Виктор больше не строит планов на жизнь. "Я уже назагадывал", - объясняет он и озвучивает простое человеческие желание "создать семью и жить спокойно".

Начальник уголовно-исполнительной инспекции Московского РУВД Минска, майор милиции Николай Лужинский:

- После освобождения из мест лишения свободы по закону об амнистии ранее судимые граждане состоят на учете в милиции до погашения судимости (в зависимости от тяжести преступления от 2 до 8 лет).

Мы осуществляем за ними профилактическое наблюдение, проверяем их по месту жительства, выдаем направления в отделы трудоустройства. Для ранее судимых граждан забронированы места на ряде предприятий, где наниматель не может отказать им в приеме на работу. Это нормальная работа со средней зарплатой 5-6 млн. Нигде не прописано, что они обязаны работать. Но мы стараемся по возможности их занять, чтобы они не совершали новых преступлений. Временных ограничений по нахождению дома у них нет. 

Человеку, освободившемуся из мест лишения свободы, через центр социального обслуживания населения мы можем оказать гуманитарную, юридическую, психологическую и материальную помощь. Материальная помощь сегодня равна приблизительно 1 млн рублей. Можем оказать помощь в документировании, например, если утрачены документы, в регистрации в г. Минске, в проживании – у нас есть дом ночного пребывания.

Если ранее судимые лица в течение года совершают три административных правонарушения, санкции статей которых предусматривают административный арест, то в отношении них судом будет установлен превентивный надзор. В этом случае устанавливаются временные ограничения для нахождения дома, ранее судимый должен быть обязательно трудоустроен, ему запрещается посещать определенные места – ограничений много.

Заместитель начальника управления надзорно-исполнительной деятельности МВД, подполковник милиции Сергей Аляшкевич:

- Статистика показывает, что лица, вышедшие на свободу по амнистии, редко совершают преступления повторно. К примеру, в 2012 году Закон "Об амнистии" был применен в отношении почти 20 тысяч осужденных. Из них повторно совершили преступления 316 человек – немногим более 1,5% от общего количества амнистированных.

В немалой степени столь низкий процент рецидива зависит и от проводимой государством политики по социальной адаптации тех, кто вышел из МЛС. МВД во взаимодействии с другими государственными органами и общественными организациями постоянно оказывает лицам, имеющим судимость, посильную помощь в поиске работы, места временного проживания, восстановлении документов и т.д. По результатам анкетирования лиц такой категории сделаны убедительные выводы, что подучетные воспринимают применение в их отношении Закона об амнистии как акт гуманизма со стороны государства. А последствия совершения новых преступлений им хорошо известны. Вместе с тем, выбор всегда остается за конкретным человеком.
-15%
-10%
-25%
-70%
-25%
-30%
-80%
-15%
-21%
-5%
-80%
-10%
0072330