Ирина Юдина,

Не по-детски торжественно: минский ТЮЗ в лучших традициях сталинского ампира. Реконструкция с частичной реставрацией все-таки близится к завершению.

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"
 
Есть надежда, что в нынешнем году реконструкция с частичной реставрацией Белорусского государственного театра юного зрителя, растянувшаяся на пять лет, все-таки завершится. А значит, закончатся скитания труппы по арендуемым площадкам.
 
Нужна ли зданию ТЮЗа детскость? Как сохранить облик памятника архитектуры 1950-х годов и вместе с тем получить здание, соответствующее требованиям современного театра? Об этом говорим с научным руководителем объекта, автором проекта реставрации Татьяной Куцепаловой.
 
– Верно ли, что здание ТЮЗа – классический пример сталинского ампира? Оно близко по духу домам главного проспекта Минска, построенным сразу после войны.
 
– Да. Колоннада, классический ионический ордер… С особым размахом в то время строились все значимые общественные сооружения: театры, кинотеатры, учебные заведения и другие. Это как дань моде. В то время существовала развернутая сеть мастерских по изготовлению лепнины. Выпускались специальные альбомы, где размещались иллюстрации элементов декора, характерные для сталинской архитектуры, и давалось их описание. Это было своеобразным пособием для архитекторов и скульпторов всех союзных республик.
 
– По облику здания ТЮЗа можно понять, что это театр для детей?
 
– На фасадах – барельеф с пионерской атрибутикой. В интерьере присутствуют элементы декора, которые раскрывают тему детства. Например, два барельефа, где изображены школьники. У кого-то нос был отколот или рука сломана. Теперь все восстановлено. Будете в театре – обратите внимание, барельефы размещаются над парадной лестницей. Роспись потолка в Елочном зале на тему дружбы народов вообще уникальна. Прекрасно сохранилась. Реставрационные работы проводили художники – специалисты по фресковой живописи.
 
– Во время реконструкции Купаловского театра было много споров, как должно выглядеть здание. Ведь оно не раз перестраивалось. Какие-то элементы возникли со временем, какие-то, наоборот, были утрачены.
 
– Здание Купаловского – памятник архитектуры XIX века. ТЮЗ же был построен в одном комплексе с Дворцом пионеров в 1933-1937 годах (сейчас это Национальный центр художественного творчества детей и молодежи. – Прим. авт.). Во время Великой Отечественной войны он сгорел. Проектные работы по восстановлению Дворца пионеров начались в 1945 году. В 1956-м в крыле здания на улице Энгельса открыт ТЮЗ. За время существования театра всего один раз проводилась реконструкция – в 1980-е годы. Так что здание не претерпело каких-то серьезных изменений.
 
– Из-за нехватки помещений ТЮЗ работал в довольно стесненных условиях. Решена ли проблема сейчас, когда появилась пристройка?
 
– В четырехэтажной пристройке, соединенной со зданием театра по линии фасада, разместятся бутафорский, столярный, слесарный цеха, швейные мастерские. Здесь будут рабочие кабинеты сотрудников и часть гримерных комнат. Пристройка выполнена в тех же габаритах, с использованием того же декора, что и основное здание. Так удалось соблюсти принципы классической архитектуры и не нарушить фасад.
 
Идея подсказана проектом архитекторов Воинова и Усовой, которые занимались восстановлением Дворца пионеров после войны. Они предусматривали возведение нового корпуса вплотную к существующему зданию. Но тогда это не было реализовано.
 
– Сталинский ампир создает строгую, торжественную атмосферу. Насколько она уместна для детского театра?
 
– Помните свое первое посещение театра? Меня водили на спектакль в Большой. Это было таким потрясением! На всю жизнь остались те ощущения. Занавес, отделка стен, люстра, оркестровая яма… Спектакль еще не начался, а уже столько впечатлений. У ТЮЗа не такие масштабы, конечно, но тем не менее проскальзывают роскошные элементы отделки. Например, парадная лестница была облицована мрамором. Одно время даже ступени были из него сделаны. Но такое решение неудачно. Мрамор – мягкий материал, поэтому быстро стесывается. Мы сделали ступени гранитными, а ограждения – мраморными.
 
На некоторые элементы декора нанесена поталь – это имитация золота. Физико-химические исследования строительных материалов и покрасочных составов показали наличие частиц краски цвета золота. Сама же лепнина в зрительном зале хорошо сохранилась – она родная. Лишь сняли старые покрасочные слои, почистили, догипсовали, где это необходимо. Мы очень бережно отнеслись к памятнику, не нарушили его.
 
– После реставрации фасад сменил цвет с розового на серовато-желтый. Почему?
 
– Изначально фасад был отделан терразитовой штукатуркой светло-серого цвета. Чтобы проще представить, вспомните здания Белгосцирка, ГУМа. Если бы фасад ТЮЗа покрасили один раз, можно было снять слой краски. Но его перекрашивали шесть раз. Штукатурка зернистая, не вычистишь. Было решено вернуть зданию серовато-желтый цвет, как после первой покраски. Старались подобрать такой цвет, который позволил бы сохранить целостность архитектурного ансамбля всего здания бывшего Дворца пионеров и в то же время выделить парадный вход театра.

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"

Фото: Тамара Хамицевич, "Минск-Новости"
-50%
-35%
-20%
-30%
-15%
-32%
0068627