1. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  2. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  3. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  4. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  5. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  6. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  7. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  8. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  9. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  10. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  11. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  12. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  13. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  14. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  15. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  16. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  17. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  18. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  19. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  20. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  21. По ценам на 62 товара и 50 медпрепаратов ввели жесткие ограничения
  22. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  23. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  24. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  25. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  26. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  27. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  28. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  29. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  30. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне


/

Брестчанин полагает, что представители местной власти и сотрудники ЖРЭУ совершили покушение на уничтожение историко-культурной ценности – дома № 10 по улице Островского и просит привлечь виновных к ответственности. Соответствующее заявление было направлено в Генеральную прокуратуру Беларуси.



Поводом для обращения стало письмо Брестского горисполкома от 31 октября 2006 года, подписанное председателем Александром Палышенковым. В бумаге, направленной областным властям, содержалась просьба принять решение Брестского облисполкома о разрешении сноса дома №10 по улице Островского в Бресте. Просьба была удовлетворена. Решение о сносе было принято 9 ноября 2006 года.

"У нас на руках есть разъяснение из Министерства культуры, в котором указано, что этот дом является историко-культурной ценностью с 2003 года. Поэтому, согласно закону "Об охране историко-культурного наследия", принятому в 1992 году, с 2003 года здание должно было охраняться. То есть согласно законодательству дом подлежал правовой защите в виде запрета совершения любых действий, приводящих к уничтожению, угрозе уничтожения, исчезновению, угрозе исчезновения, научно необоснованным изменениям. По моему мнению, принятое решение о сносе выглядит, мягко говоря, парадоксальным", - пояснил TUT.BY автор обращения, брестский координатор деятельности правозащитного общественного объединения "Движение "За Свободу" Денис Турченяк.

Здание, о котором идет речь, пока не снесено. По мнению автора заявления, не последнюю роль в сохранении дома сыграла активность общественности.

"Тем не менее, Уголовный кодекс предусматривает ответственность не только за совершенные преступления, но и за покушение на преступление. Я считаю, что должностные лица горисполкома и КУП "ЖРЭУ" покушались на уничтожение историко-культурной ценности, что влечет за собой уголовную ответственность. Кроме того, в доме № 10 по улице Островского проживали люди, которые требовали от властей его капитального ремонта. Но чиновники не поставили дом в очередь на капремонт, ссылаясь на наличие решения о его сносе. Не будь этого решения, этот дом могли бы давно отремонтировать, и не пришлось бы выселять оттуда жителей. Но вместо постановки дома в очередь на капремонт, горисполкомом было принято решение о включении дома в программу сноса ветхого и аварийного жилья", - пояснил правозащитник.



В своем заявлении в Генпрокуратуру брестчанин просит провести проверку на предмет совершения должностными лицами покушения на преступление, предусмотренное ст. 344 УК Республики Беларусь, выраженное в подготовке к сносу историко-культурной ценности, а также на предмет наличия в действиях должностных лиц действий, которые совершены вопреки интересам службы, ответственность за которые предусмотрена ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями) УК РБ.

"Наказание за покушение на уничтожение историко-культурной ценности небольшое. Тут важен сам факт наказания, чтобы этого в будущем не повторялось", - резюмировал собеседник.


Не снос

Напомним, в январе 2012 года ОДО "Брестская инженерная группа" провела техническое обследование жилого дома, а затем 28 августа 2012 года межведомственная комиссия администрации Ленинского района составила акт, в котором указывалось, что здание не соответствует санитарным, техническим требованиям для проживания и является аварийным.

"Аварийный" вердикт послужил поводом для отселения жильцов. Часть жильцов с решением властей спорить не стала – собрали вещи и переселились, а жители четырех квартир менять свои обжитые квадраты в центре отказались, и началась судебная тяжба о принудительном отселении людей. По словам правозащитника, в этом юридическом противостоянии пока точку ставить рано.

К слову, по последним данным, дом сносить не собираются. Как ранее сообщал TUT.BY начальник управления архитектуры и градостроительства Брестского горисполкома Олег Ляшук, есть решение облисполкома на инвестпрограмму по поводу обустройства этого здания:

"Наше предложение - провести реконструкцию, сохраняя этажность с учетом современных подходов к фасадам, и облагородить этот дом".

"По этому поводу (реконструкции. - TUT.BY) жильцы дома недоумевают - почему при этом они должны потерять право собственности на жилье в центре города и выселяться в другое место", - резюмировал Денис Турченяк.
 
-15%
-20%
-50%
-50%
-20%
-20%
-37%
-10%
0072410