Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  2. «Запретили пить, курить и заниматься музыкой. Он спросил, зачем тогда жить». Вышла биография культового белорусского музыканта
  3. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  4. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  5. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  6. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»
  7. Референдум в Кыргызстане: страна становится президентской республикой
  8. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  9. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  10. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  11. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  12. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  13. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  14. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  15. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  16. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  17. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  18. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  19. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  20. «Письма Шрёдингера» и рассказы в неволе. Максим Знак в заключении написал более сотни произведений
  21. «Семь лет врачи думали, что симулирую». История Анжелики, которая больна дистрофической миотонией
  22. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  23. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  24. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  25. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  26. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  27. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  28. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  29. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  30. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти


/ / Фото из личного архива героини

Олеся (фамилию не называем по этическим соображениям), инженер одного из жлобинских предприятий, воспитывает двоих сыновей. Если бы кто-то сказал ей, что ее мальчиков причислят к детям, находящимся в социально опасном положении, и что один из них попадет в приют, посчитала бы это полнейшим абсурдом: "У меня ответственная должность, я не пью, не гуляю, детей люблю". Сейчас оба мальчика живут с мамой, но Олеся обратилась на Горячую линию TUT.BY, чтобы переосмыслить, что же все-таки произошло.

Олеся Прохорова с сыном. За год до отправки в приют
Олеся с сыном. За год до отправки в приют

"Мы боялись, что вы его убьете, потому и забрали"

- Эта история началось в прошлом году. 3 мая Витале исполнилось 10 лет. Ему подарили деньги на покупку велосипеда, но их не хватало, и мы решили подкопить. Вскоре я оставила ему свою банковскую карточку, чтобы он оплатил коммунальные услуги, и ушла на работу. Только я за дверь, Виталя сразу же побежал снимать деньги. У меня интернет-банкинг, и пропажу я обнаружила буквально сразу же: сын снял с карточки 800 тысяч рублей.

Олеся расстроилась и тут же позвонила учительнице, попросила, чтобы та забрала у Витали деньги - боялась, что мальчик их потратит.

- К вечеру я уже остыла, но когда пришла в школу, учительница спросила: "Вы будете сына наказывать? Этого нельзя так оставлять". Она меня так завела этими разговорами, что дома я ударила Виталю ремнем по рукам, - рассказывает Олеся. - Скорее, это было неосознанно, ведь изначально я планировала с ним поговорить, разобраться, но сын стал дерзить. После этого случая школьный психолог беседовала с Виталей, он сам мне об этом рассказал.  

Со слов Олеси, после инцидента с банковской карточкой школа принудила ее сына пройти медэкспертизу и выдвинула ходатайство о привлечении ее к ответственности в судебном порядке по статье 9.1 "Умышленное причинение телесного повреждения" Кодекса об административных правонарушениях. А мальчика из школы отвезли в детскую больницу, и оттуда - в приют.

- Я спрашивала, почему забрали моего ребенка, на что в школе мне ответили: "Мы боялись, что вы его убьете, потому и забрали", - рассказывает Олеся. – Я спросила, как мне вернуть его домой, мне мягко намекнули, чтобы я навещала его каждый день.

Учитывая, что на руках у Олеси был еще и трехлетний ребенок, добиралась она до приюта уже вечером, когда там оставалась только воспитатель: по поводу возврата ребенка поговорить было не с кем. Виталя хотел домой. К счастью, отмечает женщина, психолог в приюте оказалась профессионалом и очень помогла.

- Судя по документам, мой сын был поставлен в социально опасное положение (далее СОП. – TUT.BY) потому, что я его якобы не кормила, не одевала должным образом и не следила за его здоровьем, - рассуждает Олеся. - Мою просьбу показать, чего же у него не хватает, проигнорировали. Все это не соответствовало действительности: у ребенка хорошая фирменная одежда на все сезоны, в холодильнике всегда есть мясо и другие продукты.

При постановке в СОП родители подписывают ознакомительные документы. Со слов Олеси, на ее вопрос, на каком основании это сделано, школа пояснила, что она растит одна двоих детей, поэтому ее семья считается неблагополучной - так положено.

Олеся говорит, что отнесен к СОП и младший ребенок, хотя с ним никаких проблем не возникало. На ее "почему", последовал ответ: потому что дети растут в одной семье, и если один – в социально опасном положении, то и другой тоже. И снова – "так положено".

- После постановки детей в СОП, к нам домой начали ходить медсестра из больницы, которая каждую неделю проверяла, кормлю ли я детей, одеваю ли их, и воспитатели из детсада, который посещает мой младший сын. Из школы пришли за полгода всего один-два раза, хотя по их документам они нас посещали регулярно, - продолжает Олеся. – После истории с банковской карточкой школа, оформляя документы, указала несуществующие факты: якобы мой ребенок был найден беспризорным в школе в 13.00, хотя это было время школьных занятий. Словом, Виталю отправили в больницу, а оттуда – в приют.

Олеся проштудировала декрет № 18, в котором прописан механизм изъятия ребенка из семьи. Согласно документу, за 5 дней до изъятия должно быть вынесено предупреждение, а также постановление суда. В ее случае не было ни того, ни другого. Просто, говорит, отобрали, и все. Еще в декрете № 18 указано, что ребенка могут отдать назад не раньше чем через 4 месяца, но и не позже чем через 6 при условии, что родители исправились.

Хотя ситуация разрешилась (в общей сложности в больнице и приюте Виталя пробыл неделю), его мать продолжает волновать вопрос: как же быть тем родителям, у которых забрали ребенка незаконно? Декрет, по сути, не доработан, считает она: "Если бы у меня забрали сына в результате судебных разбирательств, то так быстро вернуть я его не смогла бы, а в моем случае его отняли просто так, без оформления каких-либо документов".

После произошедшего Олеся полгода переписывалась с различными инстанциями. Говорит, нигде ее не услышали.

- Разумеется, школе мои жалобы не нравились, и меня начали прессовать штрафами, - рассказывает Олеся. - Последний штраф самый "веселый". В милицию поступило в один день аж 5 заявлений на моего сына от родителей его одноклассников. Три из них начинаются словами "позвонил мне социальный педагог из школы", ну и далее идет: "поломал моему ребенку ручку"; "ударил мою дочь пеналом по голове" (отправили на судмедэкспертизу, повреждений не выявлено); "толкнул моего ребенка возле столовой" (на судмедэкспертизу не явились). И в итоге комиссия по делам несовершеннолетних райисполкома выписывает нам штраф более 2,5 миллиона.



"Мы только рады, что Виталик не имеет больше дел с милицией"

В школе, где учился Виталий, сначала не хотели комментировать ситуацию, но затем все же согласились с просьбой не упоминать фамилий. Говорят, "не потому что мы боимся чего-то, просто устали ходить по судам и отвечать на многочисленные жалобы матери Виталика".

Педагоги так характеризуют ученика: "сложный мальчик, очень подвижный, часто пускает в ход кулаки, но вместе с тем умный, сообразительный". Говорят, он постоянно обижал детей, и каждый такой случай мама воспринимала в штыки, не шла на контакт ни с родителями, которые приходили жаловаться на поведение ее ребенка, ни с учителями. Школа никаких заявлений в милицию на поведение ученика не писала. Все протоколы составлены милицией по заявлению родителей, чьих детей он обижал, рассказали в жлобинской школе.

На вопрос TUT.BY, как часто детей, у которых есть родители, отправляют из школы в приют, педагоги пояснили, что такое бывает крайне редко.

- Виталя попал в приют, потому что был признан ребенком, находящимся в социально опасном положении. Он не хотел идти домой после уроков, "бадялся" по улице, потому что дома его не ждали, - ответили в школе.

На следующий день после случая с банковской карточкой в школе решили проверить, били Виталю дома или нет. Интересовало это по той причине, что при обсуждении поведения мальчика на совете профилактики его мать заявила, что наказывает его в зависимости от проступка, иногда ставит на гречку: якобы мой ребенок, говорит, что хочу, то с ним и делаю. 

- Мы попросили Виталю раздеться, у него были по всему телу писяги от ремня: пряжкой исстегано от плеча до кисти. Одна рука была сплошное месиво. Поэтому позвонили в милицию, - рассказывают педагоги. - Был составлен протокол, и ребенка отправили на медицинское освидетельствование. Впоследствии его поместили в больницу, оттуда забрали в приют. После этого случая мама стала писать на нас жалобы, чего только в суде на нас ни говорила.

Заключение эксперта. "За пару дней до экспертизы Виталя падал со скейта. Мои удары были только по рукам, что и указано в заключении судмедэкспертизы", - говорит Олеся
Заключение эксперта. "За пару дней до экспертизы Виталя падал со скейта. Мои удары были только по рукам, что и указано в заключении судмедэкспертизы", - говорит Олеся.

Впрочем, в школе признают, что допустили в этой ситуации единственный промах, за который мать Виталика придирается к ним и судится:

- Когда мы заполняли бланк "Изъятие ребенка из семьи", написали, что он изъят из школы в такое-то время со следами избиений и отправлен на экспертизу. В шаблоне этого документа есть фраза "остался без присмотра родителей". Мы ее не зачеркнули. И это стало зацепкой для матери.

Педагоги считают, что в сложившейся ситуации они ни при чем: все заявления на Виталия писали родители его одноклассников, а милиция составляла протоколы. Затем эти протоколы отправлялись на комиссию по делам несовершеннолетних, и уже комиссия назначала матери мальчика штраф. Говорят, столько инстанций проверяло жалобы матери Виталия, но школу никто не признал в этой ситуации виновной.

- Что мы только ни предпринимали, даже с коллективом предприятия, на котором работает Олеся, собирались, но она все равно не шла на контакт.

В итоге решением комиссии по делам несовершеннолетних Олесе было предложено перевести сына в другую школу, чему она несказанно рада. Говорит, пыталась раньше сама это сделать, но в других школах не было мест. С 9 января Виталя учится в новой школе.

- Там ребенок как-то влился в коллектив. Мы только рады, что у Витали сейчас все хорошо и он больше не имеет дел с милицией, - сказали напоследок педагоги прежней школы, где учился мальчик.

* * *

Виталя уже полгода учится в новой школе. Прекратились штрафные санкции. У Олеси полный контакт с новым классным руководителем.

- Просто в той ситуации я говорила учителям все, что думаю. За это меня и прессинговали. Школа писала разного рода записки на имя директора предприятия, где я работаю. Более того, звонили ему, а также моему непосредственному начальнику. Все это мешало моей профессиональной деятельности. А школьный психолог, которая работала со мной и сыном, разгласила все, что я ей говорила в доверительной беседе, на школьном собрании. Они всячески вторгались в мою личную жизнь. И после этого меня еще и спрашивали, почему я не хочу общаться. Какой после этого может быть контакт? - рассуждает Олеся. - С такими детьми, как Виталя, надо не сражаться, а работать, а его запугивали штрафами и приютом. Когда он туда попал, спрашивал меня постоянно: "Мама, почему я здесь? Я домой хочу". Таким образом педагоги хотели показать свою работу? А на самом деле, я считаю, расписались в собственном бессилии.

Психолог социально-педагогического центра, на базе которого работает приют, общалась с Виталей в те дни, когда он "был изъят из семьи". Она рассказала, что когда мальчик находился в приюте, никакой агрессии по отношению к другим детям не проявлял. "Он подвижный, активный, с задатками лидера, и познавательный интерес у него развит. Если мама будет придерживаться рекомендаций, которые ей даны, многих проблем можно будет избежать, - подчеркнула она. - Для Витали очень важна поддержка семьи".

Сейчас Виталя регулярно посещает психолога. Совсем недавно записался на футбол, чтобы был позитивный выход энергии.
-30%
-17%
-30%
-30%
-53%
-20%
-20%
-15%
-10%
-50%