/

Как создавали имидж кандидату Лукашенко накануне первых в Беларуси президентских выборов? Кто придумал слоган для будущего президента? Для какого электората писали речи Лукашенко? Какими историями отметился этот кандидат в первой половине 1994 года? Интересное о политтехнологиях первых выборов.

"Прошу вас быть внимательными. Не допустите, чтобы выборы сорвали", - цитировала кандидата Лукашенко газета "Звязда" 6 июля 1994 года.

Своими впечатлениями от президентской гонки в редакционном проекте "20 лет спустя" делится Сергей Чалый. Известный аналитик, автор программы "Экономика на пальцах" в 1994 году работал в предвыборном штабе Александра Лукашенко. Ему есть что вспомнить. TUT.BY также полистал книгу еще одного члена команды победителя Александра Федуты и газеты того года.

Сергей Чалый: "В то время политикой только ленивый не интересовался"

За два года до первых президентских выборов Сергей Чалый окончил БГУ по специальности "физик-теоретик". В начале девяностых на БТ шла передача "Золотая десятка" (что-то вроде "Умников и умниц", телеконкурс для молодых политиков). Именно с конкурса, зимой 1993-го, Сергей Чалый попал в команду Лукашенко.

На вопрос о том, как так вышло, что физик-теоретик занялся политическими делами, собеседник посмеивается:

- Да в то время политикой только ленивый не интересовался. После моего полуфинала ко мне подошел Александр Федута (на тот момент – председатель Союза молодежи Беларуси, один из организаторов конкурса. TUT.BY). Он у меня спросил: "Не хотел бы поучаствовать в команде будущего президента?". Я сказал в ответ: "Что, Лукашенко что ли? Подумал сразу про Лукашенко, потому что был уверен, что ни у кого больше не было шансов. Научное предвидение (смеется. TUT.BY). Хватало увидеть хотя бы одно его публичное выступление, чтобы это понять.

Сергей Чалый в 1990-е. Снимок из архива героя.

Сергей Чалый говорит, что в команде, когда он туда  пришел, было немного людей. Самый маленький круг Малумов, Сазонов, Карпиевич – три человека, которые были направлены из МВД к Лукашенко во временную комиссию по борьбе с коррупцией. Были еще Булахов, Гончар, Синицын, Титенков – депутаты, парламентская группа, которая обеспечивала политическое выдвижение Лукашенко.

- Те люди, которые входили в команду, мало представляли, как и что должно происходить. Опыта такого не было ни у кого. Никакого сколько-нибудь серьезного разделения обязанностей не было. Кто себя в чем проявлял, тот в конечном счете тем и занимался... Сейчас это сложно себе представить, но воодушевление было невероятное! Все чувствовали, что мы вот прямо сейчас творим историю, вспоминает Сергей, которому в 1994 году было чуть больше двадцати трех лет.

- Зарабатывали что-то?


- Да вы что! Никто не задавался вопросом денег, гонораров, еще чего-то. Был полет. Про других не знаю, но скажу за себя: я этим делом занимался исключительно на общественных началах. Один раз мне Михаил Сазонов дал немного денег, но это был анекдотичный случай. Когда я сказал, что я вечером не смогу присутствовать на планерке, потому что иду с родителями своей подруги знакомиться, он достал из сейфа денег и говорит: хотя бы цветов ей купи.

Сергей Чалый утверждает, что денег на ту выборную кампанию потратили вообще крайне мало.

- Волонтеров и желающих помочь было огромное количество. В силу того, что Лукашенко такой кандидат был, неформатный, несистемный, приходили разные фрики. Приходили дианетики – сайентологи эти. Когда еще речь шла о сборе подписей в регионах за выдвижение кандидата, дианетики утверждали, что они владеют наукой, которая позволяет наиболее эффективным способом руководить процессами. И они повесили несколько листов миллиметровой бумаги в офисе Федуты и рисовали графики, основываясь на том, что сообщают с мест, сколько подписей было собрано и попадаем ли мы по тенденции в нужное количество или нет.

По воспоминаниям собеседника, волонтеры пошли к кандидату Лукашенко косяком после его первого телевизионного выступления. Перед кандидатом команда придумала поставить табличку с телефоном. Это была простая, но важная находка, которую потом стали повторять остальные кандидаты  в президенты.

Штаб предвыборной войны

Поначалу свой офис для предвыборного штаба предоставил тот самый Александр Федута. Спустя некоторое время команда из кабинетов Белорусского союза молодежи переехала в офис частной компании, которая принадлежала бизнесмену Аркадию Бородичу, на улицу Карла Маркса.

- Я так понял, сам Лукашенко посчитал, что здание небезопасно в плане разговоров, что наши какие-то идеи становятся известными в штабе нашего основного конкурента, рассуждает Чалый.
                  
Из книги "Лукашенко. Политическая биография". Аркадий Бородич в начале предвыборной кампании 1994 года был владельцем нескольких фирм, связанных с финансовыми операциями, а заодно зампредом правления Белагропромбанка.

Александр Федута так описывает штаб в офисе Бородича: "Помещения находились неподалеку от здания ЦК комсомола, то есть от нашего бывшего штаба. Это были шесть комнат с отдельным входом, располагавшиеся на двух лестничных площадках. Мы называли их "скворечником" и сидели в этом "скворечнике", собственно говоря, на птичьих правах – возможность бесплатно пользоваться помещениями являлась своеобразным спонсорским взносом Бородича. Кроме того, машины (личный транспорт) регулярно заправлялись сверхлимитированным тогда бензином, а штабисты раз в день спускались в столовую обедать – "за счет фирмы", то есть все того же Бородича".
Руководителем предвыборного штаба был Леонид Синицын. Если он был в отъезде, то заменял его Иван Титенков. Чалый вспоминает, что эти люди задавали тон совместной работы.

Но насколько разный у них был стиль руководства! Насколько незаметно и эффективно работал Леонид Синицын – настолько много суеты, шума, каких-то совещаний при минимуме результативности было с Иваном Титенковым.

Что касается Александра Лукашенко, Сергей Чалый вспоминает, что он был "очень способный и деятельный человек":

- После целого дня в разъездах, выступлениях а это очень изматывающая на самом деле штука мы уже вечером никакие, а Лукашенко еще сидел и накидывал на бумаге тезисы, что в следующем выступлении должно быть. Когда мы еще сидели в кабинете Федуты, кандидат периодически ко всем по вечерам приставал с вопросом: "Как думаешь, победим или нет?". И многие как отвечали? "Ну да", "ну может", "ну если ничего не случится страшного", "если не сфальсифицируют". Никто не брался давать вообще количественную оценку. Когда он мне задал этот вопрос, я ответил, что победим три к одному. По сути, так и вышло.

Май 1994 года. Газета "Свабода".

Задачей команды было показать, что у кандидата нет команды. Еще нужно было, чтобы к моменту, когда человек пойдет опускать бюллетень в ящик, у него был абсолютно целостный, яркий, непротиворечивый образ.

Участники команды плохо понимали, что будет после того, как они выиграют в такой авантюре, как президентские выборы. По ощущениям Сергея Чалого, плохо представлял, что именно будет дальше, и сам Лукашенко.

"Техасский рейнджер" Лукашенко

Сергей Чалый говорит, что заслуга команды в том, что Лукашенко победил на тех выборах – "очень небольшая". Харизмы этому кандидату хватало.

- Вот у вас есть огромный самородок, алмаз, который нужно просто чуть-чуть огранить. Все, что нужно было сделать нам, – дать ему возможность говорить. Мы определили тот образ, который должен подаваться, причем он полностью ложился на его имидж борца с коррупцией в тот момент. Наша работа заключалась в том, чтобы никак этот имидж не повредился его же собственными шагами, выступлениями.

С другой стороны, казалось, что кандидатом выборы в президенты воспринимаются... как конкурс красоты.

- Он по депутатству знал остальных, сравнивал себя с ними и думал, что его соперники – люди так себе, что он в его представлениях лучше. Он не сравнивал никакие программы особенно, ничего, просто человеческое восприятие. Мол, если они пошли в кандидаты, то почему он не может быть кандидатом или президентом?

Однажды Лукашенко пригласили выступить с речью в организации Сергея Гайдукевича. Гайдукевич, баллотировавшийся в президенты в 2001 и 2006 годах, в 1994 году возглавлял Народное движение Беларуси.

- А если Лукашенко давали выступить, это означало, что зал был в тот момент полностью его, это был массовый экстаз. Он с этого выступления такой воодушевленный пришел и говорит: "А может, мне взять и возглавить эту организацию?". И мы с этой его плодотворной дебютной идеей вынуждены были бороться, потому что это мешало посылу, что это должен быть человек-одиночка. Техасский рейнджер, который борется с врагами. Один и без оружия.

Из книги "Лукашенко. Политическая биография".  "Эффект от публичных выступлений Лукашенко был поразительный. Помню, я сопровождал его в Гомель. Во время этой поездки он выступал на крытом стадионе, перед двумя с половиной тысячами людей. Он стоял в центре арены, рассказывая свою любимую "эпопею" – как он боролся с гидрой коррупции. Длилось это около двух часов, затем еще два часа докладчик отвечал на вопросы… Потом он снял пиджак, рубашка на спине была абсолютно мокрой… Сел. Бледное усталое лицо ничего не выражало… И народ хлынул с трибун. Казалось, люди не выходили из рядов в проходы, а просто перешагивали через кресла и текли вниз на арену лавой. И лава эта неумолимо двигалась к своему герою. У нее появились руки, которые тянулись к оратору. Протягивали какие-то клочки бумаги, блокноты, книги – только распишись! Кто-то протянул паспорт, кто-то – в полунищей тогда Беларуси! – стодолларовую купюру! Тянулись не как к поп-идолу, а как к святому… Я видел глаза минчан, тянувшихся тремя месяцами ранее к Клинтону: там интерес к экзотике – здесь настоящая вера в чудо…", пишет о Лукашенко 1994 года Федута.
Умение Лукашенко говорить просто и экспрессивно его команда использовала при составлении спичей. Но писать специально для него еще нужно было научиться.

- Когда мы писали ему выступления, это было сложной работой. Ну и мы не за него писали. Он садился, набрасывал тезисы, темы, которые бы хотел поднять, а мы уже на это нанизывали факты и соотносили с образом кандидата. Тогда же мы придумали идею, которой до сих пор пользуются, но в последнее время, по-моему, меньше, вспоминает Сергей.   Распечатывали его речь большим шрифтом. Стопочка целая страниц чтобы легко было перекладывать и не нужно было вчитываться. Чтение таких букв со стороны не выглядит как чтение. Вся речь, именно вся, была написана так. Идею эту я вычитал в биографии Гитлера – он был близорук.

Качество своей работы команда оценивала по тому, насколько часто отрывался кандидат от текста.

  Если мы сделали плохо так, как он бы сам не сказал, то он откладывал и пытался своими словами объяснить то, что, как он посчитал, написано неудачно. Почти все его знаменитые ляпы появлялись именно в такие моменты отступлений от текста.

Когда стало ясно, что Лукашенко победит, спичрайтеры иногда позволяли себе и пошутить:

- Многие знакомые знали уже, что я там работаю, и я оставлял иногда "маячки". Например, Молодечно тогда иронически называли Городом Солнца из-за политики руководства города ("Город Солнца - философское произведение Томмазо Кампанеллы, одна из известных утопий. - Прим.TUT.BY). Тогда ж там и фестивали стали проводить, и предпринимательство развивалось. А я занимался написанием некоторых подставных вопросов для прямых линий. Ну и один раз на прямой линии нашему кандидату задали вопрос: "Томмазо Кампанелла из Молодечно интересуется…"

Предвыборный слоган и "нейтрализация" соперника

Лучшие идеи рождались во время мозговых штурмов. Автором предвыборного слогана стал сам Чалый. Слоган подчеркивал имидж политика-одиночки: "Ни с левыми, ни с правыми, а с народом". Он бил в точку, играл на усталости народа от постоянных битв между номенклатурщиками и демократами начала девяностых. Похоже, этот предвыборный слоган хорошо "зашел".

Любое предложение для кандидата Лукашенко, изложенное на бумаге, проходило через группу, отвечавшую за имидж. В зависимости от того, соответствует предложение имиджу Лукашенко или нет, ставили визу.

- Мы смотрели за тем, что делает штаб противника там был вопиющий непрофессионализм! Была фраза Федуты, которую я считаю гениальной, она не раз использовалась тогда. Если предложение нам совсем не нравилось, мы писали: "Такое может предложить либо провокатор, либо Заметалин" (Владимир Заметалин был пресс-секретарем премьер-министра Кебича и участвовал в избирательной кампании на его стороне. Прим. TUT.BY).

"Кебич Заметалину: "Перестарался ты, товарищ полковник!", писала газета "Свабода" в 1994 году, после победы Лукашенко во втором туре выборов.

Из книги "Лукашенко. Политическая биография". Александр Федута описывает эпизод с дебатов между соперниками:

"– Вот вы говорите, что запустите заводы. А как вы это сделаете? – с упорством бывшего заведующего отделом промышленности ЦК КПБ экзаменовал оппонента Кебич.– Запустим! Вы не запустили, а мы запустим! – бодро, как троечник на экзамене, отвечал Лукашенко".
Лукашенко обладал мастерством не отвечать на прямые вопросы, а Кебич почему-то неосмотрительно то и дело признавался в своем бессилии.

Брали идеи отовсюду, потому что все было незнакомо. Как раз незадолго до этого вышла книга Георгия Сатарова – адаптация американских книжек о том, как проводить выборы от двери к двери.

- Это была толстая книжка, изданная по результатам первых выборов в России начала девяностых. Она очень была полезной, потому что менталитет наших людей отличается от менталитета западных и советы американских книжек не работают, а порой они даже контрпродуктивны в наших странах. Проведение кампании от двери до двери на Западе – как это происходит? Человек приходит с планшетом, звонит в дверь и начинает общаться, записывая какие-то мысли, задавая вопросы. Это абсолютно противопоказано делать у нас. Рекомендации, которые мы писали людям, собиравшим подписи за выдвижение Лукашенко: ни в коем случае ничего не держать в руках и не записывать. Поговорили, поднялись на полпролета вверх и тогда только записали, вспоминает Сергей Чалый хитрости сбора подписей за выдвижение кандидата.

17-23 мая 1994 года. Газета "Свабода" опубликовала информацию  о том, в каких районах Минска подписались за выдвижение какого кандидата и на кого делали ставку в регионах Беларуси.

Находясь в предвыборном штабе, Сергей Чалый читал еще одну полезную книгу. Названия ее не помнит, но точно знает, что это был американский  политический детектив. По сюжету там из американского сенатора сделали президента за счет того, что он возглавил комиссию по борьбе с коррупцией.

Скажите "сыр". Фотографии, плакаты и обида на журналистов

- Фотографировать Лукашенко было сложно, рассказывает Чалый. Во-первых, потому что ну вот просто человек не привык. Во-вторых, потому что есть фотогеничность и киногеничность – вот статика, а вот динамика... Он в статике абсолютно отличается от человека живого, и это была серьезная проблема. Его фотографируешь – это не он. Нету там Лукашенко! Много-много дублей было поэтому у нас всегда.

Идею фотографии для листовок и основного предвыборного плаката подсмотрели в портрете известного физиолога, профессора Павлова.

- В отличие от привычного портрета, изображение Павлова горизонтальное. Доминанта – положенное на стол предплечье Павлова, кулаки. Под эту картину придумалась поза Лукашенко на плакат и листовки. У него действительно большие кулаки, и наша задача была сделать их доминантой. Подчеркивали в очередной раз, что он борец.

Портрет Павлова. Фото: www.tretyakovgallery.ru

Эту листовку можно увидеть в Музее белорусской государственности в Минске. Именно это фото Сергей Чалый сравнивает с портретом профессора Павлова. Сходство, однако, не сильное, но акцент на кулаках действительно есть.

Несмотря на неумение фотографироваться, во время предвыборной кампании фотографии Лукашенко в прессу попадали. Чаще всего в связи со скандалами. Простреленный "мерседес", порванный карман и заявления о скандальных разоблачениях тогдашнего руководства страны.

Еще заголовки предвыборной кампании - 1994: "Александр Лукашенко, направляясь к гродненским избирателям, угодил в автомобильную аварию. Кандидат в президенты отделался легким испугом", "Александр Лукашенко избит милицией в Доме правительства", "По сообщению Александра Лукашенко, в кругах, близких к правительству, делаются попытки вывезти драгоценности и капиталы за пределы Беларуси".

Впрочем, Сергей Чалый отмечает: то, что не касалось скандалов, о Лукашенко газеты рассказывали неохотно.

- Это сейчас сложно себе представить, но правдой является то, что крайне сложно было заставить о нем написать! Многие считали, что выборы пройдут между Позняком и Шушкевичем, мало кто считал, что Кебич будет избран. И Лукашенко вообще не воспринимался это была темная лошадка, казус, конфуз! Над ним смеялись даже в Верховном Совете. Доходило до того, что когда он выходил к микрофону, ему кричали: "Иди в свой колхоз!". Он отвечал, что у него, мол, в совхозе все в порядке, дайте тут решать вопросы. Отношение было от пренебрежительного до насмешливого до самого избрания журналисты и редакции относились к нему так. Скорее всего, тогда отношение Лукашенко к прессе и сформировалось. Он очень непосредственный был и всякие статьи, особенно в "Знамени юности", читал и постоянно нашим штабистам говорил: "Ну что это такое? Ну зачем это они делают? Это же неправда".

"Этот снимок был сделан в редакции "Звязды", когда А. Лукашенко перед вторым туром пришел сюда отвечать на телефонные звонки прямой линии. Активисты его кампании тоже зря времени не теряли. Доверенный по внешнеэкономическим вопросам Валерий Цепкало подливает "минералки", а радиожурналист Владимир Ядренцев занимается "ущучваньем" заместителя редактора "Звязды" господина Михаевича - мол, что это вы тут написали". Так писала в 1994 году газета "Свабода". И тут же добавляла (эту фразу приведем по-белоруски): "Можна толькі паспачуваць супрацоўнікам дзяржаўных газэтаў - ім зноў давядзецца сядзець пад пятою і трымаць лінію".

Впрочем, несмотря на обиду, в телевизионных выступлениях Александр Лукашенко упорно обещал принести в страну свободу слова. Не грех вспомнить видео об этом.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (2.54 МБ)


Сергей Чалый говорит, что первая пресс-конференция Лукашенко для журналистов после выборов была обращением, в котором между строк читалось: "Ну что, ребята, теперь-то уже вы понимаете, что если раньше вы работали на Кебича или на кого-то, то сейчас ситуация другая".

- Но Лукашенко не захотел сам это обращение читать, он дал его читать Леониду Синицыну. Обида на журналистов была очень сильной в тот момент. И я не могу сказать, что она была несправедливой... Вопрос был не по фактам, поскольку фактов особых против него тогда не было, а именно по уничижительному стилю.



Но доставалось "в хвост и в гриву" от журналистов и Кебичу. В той же газете "Свабода" кандидата Лукашенко практически не замечали вплоть до того момента, как тот стал побеждать главным врагом и диктатором в газете, поддерживающей Позняка, был исключительно Кебич.

Кандидат в расцвете сил и ставка на женщин за сорок

- Когда он пришел, своего электората у Лукашенко не было вообще. Чтобы заработать голоса, ему нужно было отъедать из электората всех кандидатов. Нам удалось перехватить месседжи практически всех и создать ему ядерный электорат, который потом шел с ним эти все 20 лет, рассказывает Сергей Чалый.

Идея, которая родилась на мозговом штурме, заключалась в том, что основная аудитория, на которую стоит работать, – женщины 40-50 лет.

- Мы специально, для них, именно для них, готовили многие посылы в выступлениях! Вплоть до того, что один раз даже напрямую обратились к ним. У Лукашенко было выступление, где он сказал что-то вроде: "Ну слушайте, вам же не надо рассказывать, какая ситуация в стране – вы каждый день заглядываете в холодильник, думаете, чем кормить семью". Этот момент был специально написан и срежиссирован. Мы исходили из того, что в тогдашней семье, если женщина будет голосовать, то и муж проголосует, и все остальные.

Сергей Чалый уверен: результаты первых выборов четко показывают, что электорат у соперников отобрать удалось.

- Почему вышло, что при 51% (а команда Лукашенко была уверена, что он набрал не 45,1, а именно 51%. - Прим. TUT.BY) в первом туре, во втором Лукашенко набрал почти 80%? В то время как Кебич практически не увеличил свой процент. Почему голоса людей от других кандидатов пошли к Лукашенко? Мы добились своей цели Лукашенко воспринимался, как кандидат против истеблишмента. Позняковцы его и не любят, по-моему, за то, что сами рассчитывали эту нишу занять, а ее как раз занял Лукашенко. Они выступали против действующей власти и Лукашенко против нее выступал. Но за него проголосовали тогда. Иными словами, он стал тем, чем не стали они.

Сергей Чалый добавляет, что был в команде и этакий хулиганский, внутренний посыл, который не говорился напрямую, но подразумевался во многих выступлениях.

- В конце концов, это был единственный кандидат, который еще может. (Смеется. Прим.TUT.BY). Все остальные были уже в глубоко пенсионном возрасте.

Молодежь целевой группой Лукашенко, говорит Чалый, не была вплоть до появления БРСМ:

- Времени было мало, поэтому мы считали, что бессмысленно тратить усилия на завоевывание единиц процентов, если мы сможем потратить это время на десятки процентов. Творческую интеллигенцию не завоевывали – она конкретно работала на Кебича. Когда Лукашенко стал президентом – перешла к нему.

Играли и на такой струне: к быстрым темпам белорусизации, которая проводилась на тот момент, советский еще народ был не готов. Поэтому два государственных языка были важным пунктом в предвыборной программе Лукашенко. Он помог обеспечить множество голосов.

Из книги Лукашенко. Политическая биография. "Задача была не из легких: наш электорат мог отличаться лишь одним – крайней степенью люмпенизированности. Люмпен не обладает собственной идеологией, а потому возможность привлечь его на нашу сторону была вполне реальна", - пишет Александр Федута о своей работе вместе с Сергеем Чалым над определением электората Лукашенко, отмечая, что откликались на речи Лукашенко даже академики. "Помню, как его пригласили выступить в Академии наук. Мы с Сергеем Чалым за три ночи подготовили нашему кандидату доклад на тему "Гражданское согласие как необходимое условие проведения экономических и политических реформ". Лукашенко прочитал, улыбнулся, поблагодарил – но на семинаре нашими листками не пользовался, а говорил все о том же: кто виноват, кого нужно наказать, как следует восстановить Союз… И академики во главе с бывшим президентом Академии Николаем Борисевичем – рукоплескали! Им было достаточно. Они узнали своего любимца, своего "Микулу Селяниновича" – и радовались этому, как дети. Они были так воспитаны: "человек из народа" прав "по определению".


"Победить Лукашенко-2015 сможет только Лукашенко-1994"

Сергей Чалый рассказывает, что у команды кандидата Лукашенко после первого тура было ощущение, что победа уже случилась, просто нужных процентов внезапному победителю не дали.

"Советская Белоруссия" от 25 июня 1994 года.

- И у нас было специальное совещание посвящено итогам первого тура искать нам эти голоса пропавшие или продолжать работать дальше? И я как раз был сторонником того, что паниковать не надо. Говорю: по сути, вам подарили уникальный шанс. Представьте, возможно, вы сейчас  получили только 51%, а если будет второй тур, мы Кебича раскатаем вообще и получится намного больше!

"Советская Белоруссия" от 12 июля 1994 года.

Напоследок Сергей Чалый рассказывает и о таком интересном моменте:

- Я помню, после первого тура офис наводнился таким количеством людей, которых я вообще не видел никогда! А уж после победы столько появилось победителей! Это как в анекдоте про муху, которая сидит на воле и говорит: "Мы пахали". Там были такие интриги – кто поедет отмечать, кто не поедет. Это был ужас. Победителей оказалось такое количество и при этом все так активно старались попасться на глаза Лукашенко, чтоб хоть бы только он там их не забыл… Я как раз поступил совершенно противоположно. Сказал: вы знаете, где меня найти, телефон мой у вас есть. И просто свалил оттуда. Они там месяц что-то делили-делили, кто кем будет...

12 июля 1994 года, газета "Звязда".

Спустя месяц Сергея Чалого пригласили на работу в Администрацию президента, в аналитический центр, который возглавил еще один член команды Лукашенко Петр Капитула.



- Считаю, что победить Лукашенко-2015 сможет только Лукашенко-1994. Ровно с теми же подходами, с тем же популизмом. Был даже анекдот про то, что Лукашенко, как честный человек, оставит страну в том же виде, в котором и взял. Это не смешно, конечно, но смысл в том, что мы совершили полный круг, резюмирует Сергей Чалый.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-30%
-20%
-10%
-50%
-10%
-10%