Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Наши земляки, вернувшиеся из Багдада, вспоминают о вкусном иракском мороженом и недоступных женщинах

Слова “эвакуация”, “война”, “заложники”, кажется, не вполне относятся к белорусам, которых 18 мая встречали в “Домодедово”. В этом легко убедиться по интервью, которое корреспондент Маргарита Кондратьева взяла у наших соотечественников. По словам Маргариты, выглядели они вполне довольными. Белорусы работали на восстановлении ТЭЦ “Дора”. Не секрет, что рабочие стремятся в Ирак из-за высоких зарплат. Поэтому один из наших земляков — Георгий — ничего не имеет против новой командировки, “когда там все поутихнет”. “Ведь платят там раз в пять больше, чем дома, — сказал Георгий российской “Газете”. — Жили по двое-четверо в комнатах. Кормежка три раза в день. На работу — на автобусах. Охранять коттеджи стали только после первого захвата заложников, 10 мая. Охраняли сами арабы. Но мы перемещались свободно, ходили в город, в магазины, в кафе”. Другой белорус, не сказавший своего имени, сладко вспоминает: “Ах, какое там мороженое. Жирное, сладкое, сортов — море”. Георгий с удовольствием продолжает: “А в кафе так себе — вода, чай, салат в лаваше. Спиртное, правда, можно купить в некоторых магазинах. Вот только с женщинами проблема”. “Смотреть можно, трогать — ни-ни”, — смеется его коллега. Все пассажиры чартера — мужчины.

Но радужные воспоминания белорусов несколько охлаждают слова одного из бывших заложников — россиянина Александра Гордиенко: “Там везде опасно. Там идет война”. Потому-то белорусы и вернулись. Правда, сначала их вылет был назначен на 17 мая. “Мы уже пристегнулись, — рассказал “Газете” Георгий. — Включили двигатель. А потом нас всех высадили, сказали, задержка на 5-10 минут. Через час в аэропорту стало жарко. Но мы все равно хотели ночевать прямо там, надеялись улететь ночью. Нам не разрешили: оказывается, аэропорт открыт только в дневное время. Тогда нас привезли обратно в коттеджи, где мы жили”. Аэропорт в Багдаде практически не работает — один-два чартера в день. Регулярных рейсов нет. “Поэтому многие и уехали, — поясняет Георгий. — Когда еще будет следующая оказия”. Белорусы сказали, что их жизнь была застрахована на 10 тысяч долларов. Но они все же предпочли, чтобы их родные этой страховки не дожидались.


ОФИЦИАЛЬНО

Среди эвакуированных в Москву 18 мая 110 сотрудников “Интерэнергосервиса” было и трое белорусов. Это вторая партия наших соотечественников, прилетевших из страны, объятой партизанской войной. В середине апреля из Багдада российский МЧС переправил домой 39 белорусов, работавших по контрактам в “Технопромэкспорте”. В белорусском МИДе не исключают, что и это не последняя партия.

“При приеме на работу не указывается гражданство, — сказал нам пресс-секретарь МИД Андрей Савиных. — Поэтому мы не имеем информации о том, остались ли в Ираке белорусы. Если они там продолжают работать, то это их собственная инициатива, вопреки тем рекомендациям, которые дал МИД. Но в любом случае мы следим за ситуацией и в случае чего готовы будем оказать помощь. Хочу отметить, что правовой статус у белорусов такой же, как и граждан России, работающих по контрактам этих компаний. На них распространяются все меры безопасности”.
0058045