Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество



 
Сегодня - третья годовщина со дня теракта в минском метро. 15 погибших, почти четыре сотни раненых. Многие из выживших получили травмы, забыть о которых уже не получится. Кто-то сумел перестроиться и жить дальше, у кого-то это до сих пор не получилось. И если в первую годовщину трагедии пострадавшие довольно охотно общались с журналистами и делились своими переживаниями, то сейчас просят их не тревожить. "Время прошло, зачем вам это?" - спросила одна из самых тяжело пострадавших у корреспондента TUT.BY.

Время прошло. Прошел и суд. Менее чем через год после трагедии был приведен в исполнение смертный приговор в отношении признанных виновными токаря Дмитрия Коновалова и электрика Владислава Ковалева. Судья, многие правоохранители, силовики различных уровней не сомневались: вина обоих - бесспорна. Не вызывала она сомнений и у немалой части простых граждан. Но находились и те, кто выводы суда ставил под сомнение, а сам процесс считал недостаточно прозрачным. В третью годовщину со дня теракта TUT.BY сформулировал 7 вопросов, которые так и остались без четких ответов.




 
Официально

Решающим в доказательстве вины Дмитрия Коновалова стало то, что его отпечатки пальцев совпали с теми, которые оставил преступник на взрывном устройстве в День Независимости. В ночь на 4 июля 2008 года, напомним, во время концерта в центре Минска произошел взрыв, однако установить, кто его совершил, тогда не удалось. 9 апреля 2011 года, за два дня до взрыва в метро, Коновалов прошел дактилоскопию. К тому времени, признавался он на следствии, у него уже была задумка взорвать метро и бомба уже была готова. После того как его неожиданно дактилоскопировали, он 
в спешном порядке поехал в Минск, чтобы осуществить задуманное. 

11 апреля 2011 года, в 17.56, на станции метро "Октябрьская" произошел взрыв. В этот же день по стечению обстоятельств взятые 9 апреля отпечатки Коновалова попали в милицейскую базу. 

Отпечатки, снятые с неразорвавшейся на День Независимости бомбы, Беларусь еще в 2008 году передала в Интерпол. А после взрыва в минском метро белорусская сторона предоставила Интерполу отпечатки, взятые у Дмитрия Коновалова 9 апреля 2011 года. "Отпечатки были внесены в автоматизированную систему идентификации отпечатков пальцев Интерпола, которая содержит более 160 тысяч записей. Система показала соответствие отпечатков 2011 года тем, которые были внесены в базу в 2008 году", - заявили в Интерполе. Интересно, что, кроме отпечатков пальцев Коновалова, на взрывном устройстве 2008 года был также найден один отпечаток неустановленного мужчины. Кому он принадлежит, неизвестно до сих пор.

В ходе следствия Коновалов признался, что совершил не только взрыв в метро, но и взрывы в 2005 году в Витебске и 2008 году в Минске на День Независимости. Его знакомый Владислав Ковалев, которого обвинили в соучастии и недонесении о планируемом преступлении, также дал признательные показания. Правда, на суде он отказался от них – заявил, что и сам не знал о том, что готовится взрыв в метро, и не думает, что его совершил Дмитрий Коновалов. 


1. Как удалось выйти на след террористов?

Сначала сообщалось, что на следующий день после взрыва Дмитрий Коновалов пошел за водкой в ближайший магазин и там его узнали. Но на суде выяснилось, что 12 апреля из этой квартиры никто не выходил. Об этом говорили и Ковалев, и свидетель по делу Яна Почицкая, которая провела в компании Ковалева и Коновалова двое суток. Возможно, ситуация бы прояснилась, если бы в суде пошли навстречу потерпевшим и адвокатам и рассказали бы о том, в каком магазине милиционеры встретили подозреваемого? Кто эти милиционеры? Где продавцы, которые продавали Коновалову водку? Где чек из этого магазина? Где соседи, которые видели, что он выходил из дома? На эти вопросы ответов нет даже спустя столько времени.


 

2. Почему Коновалов на следственном эксперименте собрал не то устройство, которое взорвалось 11 апреля в метро?

Действительно Дмитрий Коновалов во время следственного эксперимента собирал макет бомбы, которую взрывал в метро. В суде и позже по белорусскому телевидению были показаны видеоролики, на которых террорист делает этот макет своими руками. Причем, как говорил позже прокурор Алексей Стук, работал он руками "профессионально". Но вопрос "насколько макет соответствует действительности, т.е. тому, что взорвалось на самом деле?" возникал и во время суда, и после. 
 
"Собранное устройство, - заявил на суде адвокат Станислав Абразей- не соответствует реальным фактам. Ни состав взрывчатого вещества, ни номенклатура поражающих элементов". К таким же выводам пришли и эксперты ФСБ, исследовавшие макет. Правда, в то же время ФСБ заключило, что куски арматуры с места взрыва и арматура из подвала Коновалова - это фрагменты одного стержня или стержней, изготовленных из одного и того же объема вещества.
 

Во время прений сторон одна из потерпевших задала суду вопрос: почему не производились испытательные взрывы на полигоне? "Я спрашиваю у эксперта: "Вы пробовали то, что он изготовил, на полигоне? Это вообще могло взорваться?" – говорила тогда жертва теракта Людмила Жечко. - А эксперт мне отвечает, что перед ним не ставилась такая задача". 
 
Эксперты-криминалисты, выступавшие в суде, действительно подтвердили, что задача испытывать собранное Коноваловым не ставилась. При этом они признали, что теоретически такая возможность была. 

Адвокаты и независимые эксперты неоднократно говорили и о том, что для работы в химической лаборатории - а именно так охарактеризовали маленький подвал Коновалова, в котором он готовил бомбу, - необходима мощная вытяжка, наличие воды и канализации. По их мнению, без этих условий невозможно смешивать и готовить реактивы, тем более изготовить 20-30 кг взрывчатых веществ. Ничего этого в подвале Коновалова не было. Интересно, что на емкостях и других предметах из подвала Коновалова не обнаружили его отпечатков пальцев. По официальной версии, Коновалов мог отпечатки стереть или работал в перчатках.

Любопытно и то, что подвал Коновалова изнутри не закрывался на замок, однако следствие так и не нашло ни одного знакомого, соседа или близкого друга Коновалова, кто застал бы Коновалова за изготовлением бомбы. Более того, соседи Коновалова отмечают, что никогда не замечали подозрительных запахов. "Так можно ли было в этом сарайчике вообще изготовить бомбу при отсутствии какого-либо оборудования?" - спрашивали потерпевшие в суде. Никакого следственного эксперимента по этому поводу так и не проводилось.

3. Почему на Коновалове не было ни следов взрыва, ни каких-либо повреждений?

В ходе следствия было установлено, что следы взрывчатых веществ и следы видимых загрязнений не были обнаружены ни на одежде, ни на руках, ни на подногтевом содержимом, ни на смывах с лица, ни в ушных раковинах, ни в носовых полостях Коновалова. Это притом что в заключении экспертов отмечено: при взрыве бомбы такой мощности люди на всей станции метро могли получить поражения вплоть до летального исхода. Как на Коновалове, который был в метро, могло ничего не остаться? Официальная версия – Коновалов все это смыл водой: и грязь, и те взрывчатые вещества, что он использовал в бомбе, – легко растворимы в обычной воде.

Точно так же в воздухе повис вопрос "почему при обследовании у Коновалова не обнаружено повреждений, характерных для взрыва?" Ведь в то же время потерпевшие получили баротравмы и другие повреждения, находясь на более удаленном расстоянии от эпицентра взрыва. 


 

Почему портретное сходство Коновалова и человека с сумкой в метро, которое должны были определить эксперты ФСБ, так и не было ими установлено? То есть в своем заключении эксперты ФСБ не смогли дать утвердительного ответа на вопрос, является ли человек на видео в метро и Дмитрий Коновалов одним и тем же человеком. Почему?

 
Многочисленные просьбы потерпевших и адвокатов вызвать для допроса российских экспертов в зал суда остались не удовлетворенными.
 

4. Какой мотив был у террористов?

Мотив, который озвучивал на допросе сам Коновалов, - "дестабилизация обстановки в Беларуси". Однако эта версия смущает до сих пор - не только потому, что слесарь оперировал сухими юридическими терминами, но и потому, что она ничего толком не объяснила. 
 
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Обычно террористы преследуют какие-то цели, пытаются воздействовать на власти, вынудить принять какое-то решение. Чего добивался Коновалов? Почему не выдвинул властям никаких требований? 
 
Тогдашний зампредседателя Следственного комитета Андрей Швед после суда утверждал: Коновалов "пытался таким образом самореализоваться", а "мучения и страдания людей доставляли ему удовольствие". 
 
Судья Александр Федорцов (в центре) и два народных заседателя

Интересно, что на одном из судебных заседаний потерпевший Самвел Саакян попросил суд зачитать те страницы допроса Коновалова, где он говорил о том, что выступает против политики Александра Лукашенко. Однако судья Александр Федорцов резко обрубил вопрос и больше к нему так и не возвращались.
 

5. Можно ли со стопроцентной уверенностью сказать, что Коновалов и Ковалев - это единственные организаторы и исполнители теракта?

Этот вопрос также звучал неоднократно. Вопрос закономерный, потому что в любой стране мира после теракта правоохранители нацелены на то, чтобы установить: а) исполнителей, б) заказчиков.
 
Официальные лица уверенно заявляли, что за Коноваловым и Ковалевым никто не стоит. В частности, Андрей Швед говорил: "Стопроцентная уверенность, основанная на результатах работы и следственной группы, и оперативно-разыскных мероприятий, отработки всех возможных контактов (начиная с детского сада) Ковалева и Коновалова позволяют сказать, что никто за ними не стоит".

Коллаж из фото photo.bymedia.net
 
В то же время до сих пор непонятно следующее. Почему следствие, с одной стороны, не поленилось опросить несколько тысяч человек, которые когда-либо разговаривали с Коноваловым или Ковалевым по мобильному телефону (поднимали контакты аж с детского сада!), а с другой стороны, никто не захотел проверить российскую сим-карту "Мегафон", найденную на съемной квартире у Коновалова и Ковалева в Минске вскоре после их ареста? Эту симку следователям принесли сами же хозяева съемной квартиры. 

Такими вопросами задавались не только жертвы теракта, но и адвокаты. Подавали суду ходатайства, просили дать им ответ, чья эта симка и точно ли она не связана с Коноваловым и Ковалевым. Но проверять ничего не стали. Впоследствии по решению суда эту симку уничтожили вместе с другими вещественными доказательствами.


 
Не менее существенным наблюдатели и участники судебного процесса посчитали еще один вопрос на эту же тему: почему не установили людей, которые "крутятся" возле Коновалова в метро и которых зафиксировала видеокамера? 
 
Так, адвокат Ковалева Станислав Абразей во время просмотра видеозаписи из метро указал на людей, которые, по его мнению, вызывали вопросы. Один мужчина проходит мимо, оборачивается, и после этого человек в черном берет свою сумку и идет за ним. Другой, увидев будущего террориста, вдруг подносит руку ко рту и сразу же следом идущий человек, будто услышав сигнал, разворачивается на 180 градусов и начинает движение прямо перед террористом. Были и другие люди, показавшиеся адвокатам и потерпевшим "странными". Озвучивалась версия, что эти люди могли сопровождать потенциального террориста и/или руководить его действиями. 
 
Адвокаты и некоторые потерпевшие просили дать им ответ: кто эти люди? Почему их не было в суде? Почему нет даже протоколов их допросов? Как заметил в перерыве между слушаниями один из потерпевших, "нам рассказали даже о предпочтениях Коновалова в сексе, но о том, кто засветился возле Коновалова в метро, не сказали ни единого слова". Возмущало присутствовавших в суде и то, почему судья не разрешил адвокатам комментировать видеозаписи.
 

6. Почему Ковалева тоже приговорили к смертной казни?

Дмитрия Коновалова признали виновным в совершении взрыва в метро. Признали, что он – тот человек, который принес бомбу, оставил ее и взорвал. За это ему – расстрел. При доказанности вины белорусское законодательство позволяет применять смертную казнь. Владислав Ковалев не "варил" бомбу и не ходил в метро. А смертную казнь назначают обоим. Почему?

Вынесенное решение судья Александр Федорцов мотивировал тем, что "Коновалов и Ковалев представляют исключительную опасность для общества". "Приговор обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит", - сообщил судья.

Как говорится в приговоре, Владислав Ковалев признан виновным в недонесении о взрывах в 2005 году в Витебске и в 2008 году в Минске, а также в пособничестве в терроризме (взрыв в 2011 году в Минске). В эпизоде по взрыву в метро суд расценил как соучастие в теракте помощь Ковалева Коновалову в приведении в боевую готовность бомбы, предоставление ему своего телефона для звонков, покупку газеты "Из рук в руки" для поиска съемной квартиры. Ковалев, по мнению суда, заранее знал, что Коновалов едет взрывать метро. Показания Ковалева в суде о том, что он не знал цели приезда Коновалова в Минск, суд признал вымышленными.
 

7. Почему приговор так быстро привели в исполнение?

30 ноября 2011 года был вынесен смертный приговор Коновалову и Ковалеву. Несмотря на то, что многие смертники могут годами ждать исполнения приговора, этих двоих расстреляли уже через три с половиной месяца: в середине марта 2012 года. Почему так быстро?