/

Легендарная карамель "Раковые шейки" требовала ручного труда и непременно женского участия. Об этом я подумал, когда в Национальном архиве Республики Беларусь встретил один чудный документ 1925 года.



Полное название у этого "прейс-куранта" следующее:



Белорусская столица описывалась в то время следующими цифрами. "По результатам переписи 1922 года, населения в Минске числится 102 375 человек. Из них — 48 476 мужчин и 58 889 женщин". ("Звезда", 1923, 18 января)

Также газеты сообщали: "В городе функционируют 36 школ, из них 18 семилеток. В школах обучаются 9973 учащихся, из них 4902 — дети членов профсоюзов (подчеркнуто нами. — С.К.). В школах работает 471 педагог, из них 121 — с высшим образованием и окончившие учительский институт… В городе имеется 15 детских садов с общим количеством детей — 688 и 4 дошкольных детских дома с общим количеством детей — 225… В городе существует 19 школ, в которых ведется ликвидация неграмотности среди женщин. 74 делегатки-работницы посланы в партшколы".

Женщины активно шли на производство, что отражалось в хронике тех дней. В апреле 1923 года начала работать Минская обойная фабрика имени Воровского. "На фабрике работает 40 рабочих. В день производится 5 тысяч кусков обоев".

Фрагмент групповой фотографии рабочих и работниц Минской обойной фабрики

В заметке "Воскресили" газета "Звезда" писала 21 июля 1923 года: "На стеклозаводе "Пролетарий" (Григорьевская ул.) работает 68 рабочих, из них 23 женщины".

Вообще в промышленной хронике всегда подчеркивалось участие женщин:

"На пивоваренном заводе, бывший Леккерта, работает 46 человек, из них 25 женщин".

"На табачной фабрике Минского еврейского потребительского общества работает 70 рабочих, из них 55 женщин".

И все же массовая безработица в Минске двадцатых годов прежде всего затрагивала женщин. По этой причине Народный комиссариат труда БССР изыскивал способы создания рабочих мест:



Эти новые трудовые коллективы не требовали больших помещений и обычно создавались по месту жительства. Не каждая женщина могла отстоять полную смену у станочной линии в заводском цеху, как на известном плакате Валентины Кулагиной:



А небольшие трудколлективы принимали обремененных семьями мастериц на неполный рабочий день. Вот пример обувного прейскуранта 1925 года:



Самым же милым занятием для женщин было производство конфет "Цыбулька", "Коровка" и тому подобных "шеек" и "пальчиков":



Светская жизнь в ту пору была, прямо скажем, небогатой. 25 декабря 1924 года "Звезда" сообщила: "Вышли первые два номера нового журнала для женщин "Белорусская работница и селянка". А вот образец "великосветско-советской" хроники:

"Из Польши через Минск проследовала семья И.Л. Проминского, личного друга В.И. Ленина по ссылке 1897–1900 гг.; жена Проминского передала в ЦК партии фотографию Ленина с его собственноручной надписью, личную записку Владимира Ильича от 3 июля 1920 г. и телеграмму от 1 июня 1920 года".

Следы гендерной дискриминации в Минске той эпохи я обнаруживаю в хронологии событий, описанных газетой "Рабочий". 28 июня 1932 года у Татарского моста на Свислочи близ Старовиленской улицы была открыта мужская городская купальня. А женскую городскую купальню там же открыли спустя неделю. Каково!

Но зато женщин охотно пропускали вперед в иных случаях. 10 марта 1936 года "Рабочий" сообщил: "В День 8 марта Минский Осоавиахим впервые провел женский автомотокросс в противогазах".