Поддержать TUT.BY
66 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  2. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  3. За сутки умерли 10 пациентов с коронавирусом. Минздрав озвучил последние цифры о COVID-19
  4. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  5. Умер Ларри Кинг
  6. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  7. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  8. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  9. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  10. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  11. «Куды ідзеш, Беларусь?» Тадеуш Кондрусевич провел «прощальную службу» в Минске. Как это было
  12. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  13. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  14. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  15. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  16. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  17. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  18. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  19. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  20. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  21. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  22. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  23. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  24. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  25. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  26. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  27. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  28. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  29. В квартирах хотят запретить держать некоторых животных. В планах — и ограничения по контактным зоопаркам
  30. Французские хирурги первыми в мире провели трансплантацию обеих рук и плеч


Людмила Конопелько,

Без малого двенадцать лет назад в Нидерландах впервые в мире эвтаназия была введена в легальную медицинскую практику, хотя вопрос о "благой смерти" то и дело пытались поднять на законодательном уровне еще с середины семидесятых годов прошлого века. Следом безболезненный уход из жизни неизлечимо больных легализовали Бельгия, Люксембург, некоторые штаты Америки, Франция. Меньше месяца назад после долгих споров и раздавшегося в зале заседаний крика "Убийцы!" парламент Бельгии принял закон об эвтаназии для несовершеннолетних. На днях король этой страны Филипп подписал его, несмотря на многочисленные протесты общественности.

Таким образом, Бельгия стала второй в мире страной после Нидерландов, где допускается эвтаназия несовершеннолетних, и первой, которая не ввела возрастных ограничений для добровольного ухода из жизни. В Нидерландах применять эвтаназию разрешено только к детям старше двенадцати лет.

"Я готова держать ответ перед Богом..."

В нашей стране от рака сегодня умирает каждый седьмой белорус. А ведь нельзя забывать и о тех, кто годами прикован болезнью к инвалидному креслу или постели, кто проводит триста шестьдесят пять дней в году на больничной койке. Всеобщая декларация прав человека гарантирует этим людям право на жизнь. А как же быть с правом на смерть, лишенную мучений?

На протяжении полутора лет медики безуспешно боролись с лейкемией, диагностированной у маленькой Даши. Несколько операций, агрессивная химиотерапия, болезненные уколы и — приговор врачей: ничего нельзя сделать. Последние два месяца для родителей девочки превратились в ад: смотреть на страдания своего десятилетнего ребенка, знать, что ты ничем не можешь помочь. Единственное, что остается, — ждать неминуемого конца. Такого не пожелаешь даже лютому врагу.

— Настало такое время, когда не помогали даже сильнейшие обезболивающие, — вспоминает мама девочки Елена. — Я даже не хочу описывать, что творилось с моей доченькой. На всю оставшуюся жизнь запомнила ее глазки, наполненные слезами, и шепот: "Мамочка, помоги! Я хочу уйти поскорее. Почему Боженька не забирает меня?" Если честно, я хотела дать дочке смертельную дозу лекарств, только бы закончились ее страдания. Но муж и свекровь буквально дежурили возле меня, оттаскивали за руки, не давали подойти к аптечке с таблетками. Они верующие, категорические противники эвтаназии. Считают, что только Бог решает, когда забирать жизнь. И до последнего Дашиного вздоха надеялись на чудо. Не знаю, может, я недостаточно сильна для такой веры. Но если бы мне удалось облегчить последние дни пребывания дочки на земле, пусть даже совершив то, что законники называют убийством, я была бы готова держать за это ответ перед Богом!

"Мне нравится смотреть на город из моего окна..."

Минчанке Алисе двадцать пять. Детский церебральный паралич вкупе с перенесенным в возрасте шести лет менингитом и еще несколько сопутствующих заболеваний навсегда приковали ее к инвалидному креслу и лишили возможности внятно говорить, читать и писать. Врачи говорят, что девушка вряд ли дотянет до тридцати...

Кто-то назвал бы жизнь, которую вынуждена вести Алиса, жалким существованием получеловека-полурастения. Но она находит совершенно неожиданные поводы для благодарности небесам: искренне радуется каждому новому солнечному дню, цветку, распустившемуся на подоконнике. И обожает, сидя у окна, подолгу смотреть вдаль, что-то тихонько напевая.

— Мы называем ее ангелочком, — говорят родные. — Она настолько светлый человек, что в ее присутствии у каждого поднимается настроение. Наша девочка почти всегда улыбается. И это не гримаса умалишенного человека, болезнь не отняла у Алисы возможность понимать то, что происходит вокруг нее. Просто она совершенно иначе реагирует на это, не так, как мы — здоровые, сытые, благополучные. Инвалид, калека, которая никогда не познает мужской любви и материнства, не сможет ходить на работу, встречаться с друзьями, которой недоступно счастье в общечеловеческом понимании, способна находить радость в том, на что мы в каждодневной суете просто не обращаем внимания. Разве можно, глядя на нее, даже задумываться об эвтаназии?

У последней черты

Проблема эвтаназии — чисто моральная, этическая и весьма острая. Даже в тех странах, где добровольный уход неизлечимо больного пациента из жизни узаконен, каждый случай рассматривается индивидуально. И далеко не всегда дело обходится без ожесточенных споров, критики, судебных исков. Мало кому из родственников умирающего человека хочется стать его "узаконенным убийцей".

— С одной стороны, можно понять людей, которые настаивают на эвтаназии для себя или своих близких. Однако как рядовой гражданин и как долгие годы практикующий медик я все-таки — после очень долгих раздумий на эту тему! — выступаю против легализации "благой смерти", — говорит член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Александр Стецко. — Не представляю, кто сегодня может четко определить грань между надеждой на жизнь и обреченностью на смерть. Каково это — подписать разрешение на убийство родного человека и потом носить в душе этот камень? Мне кажется, для начала нужно решить проблему качественного обезболивания неизлечимо больных людей. Медицина ни одного дня не стоит на месте, появляются новые лекарства, средства и методы. Если человек перестанет чувствовать боль, он не захочет раньше положенного судьбой срока покидать этот мир.

Во многом согласна с депутатом и директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова:

— Для белорусского общества тема эвтаназии пока что слишком "неудобоваримая". Вспомните, как наша церковь относится к абортам, а теперь представьте реакцию клира на узаконенную "благую смерть"! Тем более если дело касается детей. Я сама выступаю противником детской эвтаназии. Ведь под этим термином мы подразумеваем осознанное желание неизлечимо больного человека уйти из жизни. Но о каком осознанном желании можно вести речь, если пациент — совсем еще малыш? Кроме того, я тоже считаю, что усилия медиков нужно сконцентрировать на поиске новых средств и методов борьбы с болью, а не на прерывании жизни.

Общественность возмутилась

Один из самых резонансных случаев, связанных с применением эвтаназии, произошел в 2009 году в Италии. Элуана Энгларо более 16 лет пролежала в коме в результате черепно-мозговой травмы, полученной в ДТП. Вся ее семья добивалась прекращения поддержания искусственного жизнеобеспечения. Но правительство Италии в срочном порядке утвердило законопроект, запрещающий эвтаназию Энгларо. Однако к тому времени медики уже приступили к постепенному прекращению питания, и женщина скончалась.

Этот случай вызвал большой скандал в Италии. Семью Элуаны и медиков буквально преследовали радикально настроенные общественники, которые считали отключение аппаратов преступлением.

"Эвтаназия" в переводе с греческого — "благая смерть". Впервые термин был использован в XVI веке английским философом Фрэнсисом Бэконом для обозначения "легкой", не сопряженной с мучительной болью и страданиями смерти, которая может наступить и естественным путем. В XIX веке эвтаназия стала обозначать "умерщвление пациента из жалости".

Современная медицина различает пассивную эвтаназию, предполагающую отключение пациента от систем жизнеобеспечения, например ИВЛ, и активную — введение смертельного препарата.

Нравственный выбор

— Из практики знаю, что доля выздоравливающих при неблагоприятном прогнозе мала. Но в жизни бывает всякое, — цитирует medvestnik.by кандидата медицинских наук, доцента кафедры анестезиологии Белорусского государственного медицинского университета Олега Прасмыцкого. — Однажды пришлось лечить мужчину с множественными травмами после автокатастрофы. Реанимационные мероприятия проводились на догоспитальном этапе и после, человек пережил несколько длительных хирургических вмешательств, потерял много крови. Искусственная вентиляция легких проводилась полгода. За время лечения ушла жена, забрав маленькую дочь: она была уверена, что муж умрет. Имущество было распродано. Только мать поддерживала больного сына. Мужчина выжил.

Для верующего врача не может быть выбора — эвтаназия или естественная смерть. Даже если бы в нашей стране приняли закон, разрешающий эвтаназию, лично я однозначно ответил бы отказом. Только извращенное мышление способно назвать гуманными действия, направленные на гибель. Никакое законодательство не обяжет меня совершить акт убийства. В противном случае я просто уволюсь. Это нравственный выбор, которым я не могу поступиться.
-10%
-23%
-50%
-25%
-10%
-10%
-25%
-20%
-15%
-40%