/ фото: Дмитрий Брушко,

Бараки на Карла Либкнехта, 17 и 21 снесут. Сделать это обещали давным-давно, потому местные жители годами не могли взяться за нормальный ремонт квартир, а капитального ремонта дома не видели много лет. И вот стало ясно: сносить будут, причем в этом году. На месте бараков "Трайпл" построит гостиницу. Дом № 17 уже стоит пустой. TUT.BY узнавал, почему некоторые жильцы второго барака недовольны компенсацией.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 

Из коммуналки в коммуналку. "Лучше смерть, чем такая жизнь"

- Вот тут у меня и спальня, и рабочий стол, и кухня, - окидывает взглядом комнатушку в 17 квадратных метров Людмила Ермольчик.

Вместе с ней на этих 17 метрах живет ее бывший муж. Мужчина спит на надувном матрасе, который сдувают и закидывают на шкаф во время отсутствия второго жильца комнатушки.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Это коммуналка. Еще в двух комнатах живет родственница бывшего мужа Людмилы с сожителем. Кухня и уборная - общие. К слову, на кухню эти пять квадратных метров похожи мало - там размещается ванная и стоят две стиральные машины. 

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BYФото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

- Отношения с соседями по коммуналке у нас неприязненные вообще, безобразные отношения. Бывшему мужу я хоть знаю, что можно сказать, если есть к нему какие-то претензии. Ну и в принципе он живет как-то сам по себе... А вот из-за соседей квартира стоит на учете постоянно. В нашей комнате все спокойно, а к ним постоянно приходит милиция. Но у них две комнаты приватизированы, а у нас комната - нет. Лицевой счет разделен, счетчики разделены. Только вспомогательные помещения на общем пользовании.


Людмила обращает внимание на то, что некоторые квартиры в бараках были служебными.

- И когда звонишь с претензиями, "Трайпл" почему-то думает, что наша квартира служебная. Но у нас квартира - по договору найма. Это не служебная квартира. После войны комнату получала свекровь, она была матерью-одиночкой.


Из-за того, что Ермольчик с бывшим мужем стоят в очереди на улучшение жилищных условий, в качестве компенсации им выделяют не одну, а две комнаты. Однако снова коммуналку, на Матусевича. С беспокойными соседями снова придется делить общую кухню. Туалет и ванную - тоже. Людмила Ермольчик говорит, что "лучше смерть, чем такая жизнь". Ссылаясь на то, что с такими соседями страшно спать ночами в собственной комнате.

- Или давайте мне однокомнатную квартиру, или одну двухкомнатную с изолированными комнатами - для меня и бывшего мужа. Вот на это я соглашусь. А они, мол, нет – все равно съезжайтесь опять все вместе!

На слова о том, что и сейчас вроде условия жизни в коммуналке далеки от идеальных, у Людмилы Ермольчик такой ответ:

- Дело вот в чем. Если бы мне первой захотелось отсюда переехать и это я пришла к "Трайплу" проситься – другое дело. А тут - именно им нужно место в центре, они ж на этом будут большие деньги зарабатывать!


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сейчас женщина с бывшим мужем живут вдвоем на 17 квадратных метрах. С учетом улучшения жилищных условий им предлагают по комнате в почти 13 метров каждая. Но Людмила недовольна таким вариантом, потому что придется опять жить в коммуналке и делить ванную и кухню с беспокойными соседями.

Живет Людмила Ермольчик в бараке на Карла Либкнехта с 1998 года, с мужем развелась лет 10 назад.

Собеседница не понимает, почему некоторые жители, уже согласившиеся на компенсацию, добавляли свои деньги, чтобы получить жилье лучшего качества.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В подъезде дома висит вот такая статья.

- Я вот не понимаю людей. "Трайплу" надо, он нас отсюда выселяет, а они еще и доплачивать готовы, - рассуждает Людмила.

По словам женщины, всю коммунальную квартиру оценили в 95 тысяч долларов.

Вместо квартиры в центре, квартира "у черта на куличках"

В другом подъезде дома, на втором этаже, живет семья, в гостях у которой журналист TUT.BY Наталья Костюкевич была совсем недавно. Людмила отводит нас к соседке, у которой тоже есть претензии по компенсации. Пока мы идем по вполне чистым и даже уютным деревянным подъездам, собеседница вспоминает, что в доме однажды снимали кино. Про немцев и войну. Помнит она и времена, когда жители барака возделывали небольшие огороды возле своего дома.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Квартира Аллы Щербатой - не коммунальная, в ней живет только одна семья. Алла объясняет, с чем и почему она не согласна. 

- Предложили нам квартиру взамен. По метрам, вроде бы, сколько имеем, столько и предложили. Но у нас здесь комнаты по 13, 11 и 17 квадратных метров. Полезная площадь – 43,96. Общая площадь и в этой, и в квартире, которую выделяют, 56,2 квадратного метра. Но полезная площадь в той квартире значительно меньшая, чем у нас, -  37,1 квадратного метра.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Алла добавляет, что в нынешней ее квартире кухня - 6,8 метра. В будущей - 5,2, плюс очень много места занимают счетчики и газовая колонка.

- У нас приватизированная квартира, мы живем здесь нашей семьей, фактически - в центре города. Высокие потолки, дом деревянный, дышать есть чем, здесь я занимаю второй этаж, а там предложили первый. И вместо центра - квартира на Пуховичской, а это у черта на куличках. Я так думаю: мне лишнего не надо. Но если уж вы меня собрались выселять, то дайте то, что я имею, - хотя бы по площади.



Что говорит "Трайпл"?

Начальник службы заказчика ООО "Трайпл" Александр Коренько говорит, что комментария по конкретным квартирам дать не может.

- По поручению Мингорисполкома и по нашей просьбе расселением жителей занимается УКС Московского района. Насколько я понимаю, по методу компенсации давно уже каждый выбрал, кто и что хочет. Там есть часть приватизированных квартир, а часть – государственных, коммунальных. Кто там из жителей недоволен, я не знаю точно. Знаю только, что там есть квартира, где есть 3 комнаты, а они хотят 2 отдельные квартиры. Там такая запутанная история, что там, наверное, только Следственный комитет может в ней разобраться...  Вопросы по метражу стоит задавать УКСу, потому что ни мы, ни кто другой УКС в этом не ограничивает. Все должно быть по закону. Насколько я знаю, там всем предлагали несколько вариантов...

Подробно рассказывать о том, что именно появится на месте бараков, Александр Коренько пока не берется. Ограничивается только общей информацией:

- На этом месте планируется строительство гостиницы, либо это будет доходный дом, возможно, какую-то часть займут офисы. Есть инвестдоговор, там определены сроки освоения участка. Инвестдоговор мы представляли в горисполком, он сейчас согласовывается. Также сейчас идет работа над проектом.


В поисках подробного комментария по поводу компенсаций для жительниц двухэтажки на Карла Либкнехта журналист TUT.BY звонила в УКС Московского района. Там комментариев по вопросу не дают и перенаправляют в районную администрацию. В администрации Московского района говорить на эту тему также отказались, ограничившись словами "так какие-то судебные дела, служебное жилье" и почему-то отправив за комментарием к юристу ЖРЭО Московского района. До юриста во время подготовки материала мы дозвониться не смогли.

-38%
-45%
-55%
-10%
-10%
-55%
-45%
-20%