Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Мать погибшего 21-летнего солдата срочной службы Антона Кузьменка в качестве возмещения морального ущерба получит не 100 миллионов рублей, как решил суд первой инстанции, а 250 миллионов рублей. Такое решение принял Белорусский военный суд, где женщина обжаловала приговор. Однако останавливаться на этом мать погибшего не намерена.
 
Напомним, солдат Антон Кузьменок служил в 56-м Тильзитском отдельном полку связи в Уручье в Минске (в/ч 29766). Трагедия произошла 30 апреля. В тот день он покрывал битумом пожарную бочку, которая "дала течь". 13 ноября прошлого года Минский межгарнизонный военный суд решил, что за гибель солдата должен понести ответственность старший прапорщик части. Его признали виновным в халатности и приговорили к трем годам лишения свободы с отсрочкой на два года. Следствие установило, что именно старший прапорщик, находясь на должности исполняющего обязанности начальника пожарного надзора, отдал Антону приказ с помощью открытого огня растопить мастику на битумной основе и заварить дыру в пожарной машине. Как выяснилось, солдат срочной службы в принципе не должен выполнять такие работы.
 
Суд также постановил, что воинская часть должна выплатить матери погибшего солдата 100 млн рублей в качестве компенсации морального ущерба. Именно это решение и обжаловала потерпевшая – мать солдата Ирина Кузьменок. Претензии к мере наказания в отношении прапорщика женщина не высказывает. А вот сумму, которую суд ей назначил в качестве компенсации морального вреда, считает подачкой. Изначально Ирина предъявляла к воинской части иск на 500 миллионов.

"13 февраля Белорусский военный суд вынес определение об увеличении суммы компенсации морального вреда до 250 миллионов. Но потерпевшая настроена обжаловать это дальше, в надзорном порядке. Хочет пробовать добиться 500 миллионов, хоть и немного колеблется, - рассказала TUT.BY правозащитница (БХК) Наталья Маньковская, которая была на суде и являлась официальным представителем потерпевшей. - Хотя дело здесь, конечно, не в сумме. Ни 100, ни 500 миллионов не могут вернуть матери сына, унять боль. Если мы сейчас говорим о ценности человеческой жизни, то глупо считать, что человеческая жизнь ценится, если в качестве компенсации морального вреда близким даются копейки. Например, по делу "Экомедсервиса" суд постановил взыскать 500 миллионов в пользу каждого из потерпевших - родителей погибшей девушки. Как понять, чем руководствуется суд? В одном случае миллиард назначает, а в другом - 100 миллионов или 250? Чьи-то мамины страдания оцениваются больше, чьи-то меньше?"
 
Сама Ирина Кузьменок ранее уже рассказывала TUT.BY, почему настроена на возмещение морального вреда столь категорично.
 
У меня очень большая обида на наше государство, - говорила она. - Мой сын умер просто из-за халатности людей, которые должны были его мне сохранить живым и здоровым. Они этого не сделали, и его уже не вернуть, это же понятно. Единственное, что могло бы сделать государство для меня – это удовлетворить иск на 500 миллионов. Тогда бы я видела, что есть какое-то, как минимум, уважение ко мне. А оно только в 100 млн оценило жизнь моего сына. Получается, наших детей, здоровых, молодых, не пьяниц, не наркоманов, законопослушных, теперь можно за рубль закопать. Да, военные приехали, организовали похороны. Но что мне военные? Они просто помогли мне сына закопать. Я бы и сама это сделала. Закопать много денег не надо. Мне обидно, что наше государство совершенно не ценит наших детей. Зачем тогда их воспитывать? Алкоголикам проще нарожать таких же алкоголиков, так их и в армию не возьмут, и будет все нормально. Я полгода себе места не нахожу и дальше жить не знаю как. Я только плачу, вот и все. Мы без него теперь как без рук".

Ирина Кузьменок также написала жалобу в Администрацию президента на то, что сроки рассмотрения ее обжалования на приговор суда первой инстанции затянулись. Вместо положенного месяца решение по жалобе вынесли только через три. Ответа из АП женщина пока не получила.