Елена Спасюк,

Уровень производственного травматизма, в том числе и количество случаев смертей на производстве, в последние годы в Беларуси остается стабильно высоким.

Фото: visitdonbass.info
Фото: visitdonbass.info

По оперативным данным Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты, в 2013 году в результате несчастных случаев на производстве погибло 168 человек (в 2012 году — 169 человек). Количество погибших на производстве увеличилось в организациях Минтранса, в которых погибли 10 человек (в 2012 году — 7 человек), Минэнерго — 8 (7), концерна "Белгоспищепром" — 3 (0), "Белкоопсоюза" — 3 (2), Минсвязи — 2 (1).

Как отмечает пресс-служба Минтруда, основными причинами несчастных случаев со смертельным исходом явились: невыполнение руководителями и специалистами обязанностей по охране труда (21,2%), нарушение потерпевшими трудовой и производственной дисциплины, инструкций по охране труда (18,9%); недостатки в обучении и инструктировании потерпевших по охране труда (8,1%), нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения, наркотическое или токсическое отравление (7,2%).

Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест стали причиной гибели в 5,2% случаев, а эксплуатация неисправных, несоответствующих требованиям безопасности машин, механизмов, оборудования, оснастки, инструмента — в 4,9%.

Как сообщил первый заместитель директора Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Александр Семич, в прошлом году 20,8% погибших на производстве работников находились в состоянии алкогольного опьянения. Самым "пьяным" регионом оказалась Гомельская область, где 42,1% погибших на производстве находились в состоянии опьянения. Наименьший показатель — в Минске (9,1%).

При том что доля "пьяных" смертей в общем количество погибших на производстве достаточно велика, Александр Семич отметил прогресс в борьбе за снижение этого показателя, ведь еще в 2009 году он превышал 40% по стране.

Что касается аномальной ситуации в Гомельской области, то в каждом районе созданы мобильные группы, которые отслеживают в том числе и выполнение в организациях требований директивы № 1 "О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины". "Мы надеемся, что в следующем году это даст свой результат", — подчеркнул Семич.

Правило, что пьют на работе там, где мало зарабатывают, продолжает действовать. Именно этим правилом начальник управления охраны и государственной экспертизы условий труда Министерства труда и соцзащиты Иван Карчевский объяснил низкий показатель смертности на производстве в состоянии алкогольного опьянения в Минске.

"Здесь зарплаты выше, и на хорошие рабочие места людей, уволенных за пьянку, вряд ли возьмут. Это тоже является стимулом не пить на работе", — отметил специалист.

Всего за прошлый год в Беларуси за нахождение на работе в нетрезвом состоянии расторгнуто более 6,6 тысячи контрактов, за распитие спиртных напитков на рабочем месте к административной ответственности привлечено более 10,5 тысячи работников.

И все же, почему на белорусских предприятиях принципиально не меняется ситуация с производственным травматизмом и гибелью людей на работе?

"Приходится констатировать неэффективность работы на предприятиях в этом направлении", — отметил лидер профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадий Федынич. Более того, в Беларуси в случае травмы или гибели человека на производстве "администрация ищет способы скрыть это".

"Статистика в полной мере не дает понимания ситуации, — подчеркнул Геннадий Федынич. — На мой взгляд, работа на предприятиях по профилактике производственного травматизма недостаточна. Я не оправдываю людей, которые в алкогольном опьянении находятся на рабочем месте, однако нельзя снимать ответственности и с работодателя. Почему он допускает к работе пьяного или выпившего человека?" 

Тяжелые случаи инвалидности скрываются поголовно, считает Геннадий Федынич, так как наниматели боятся испортить статистику: "Если есть возможность обвинить работника в собственном головотяпстве и несоблюдении норм техники безопасности, ею пользуются. Ведь на кону не только имидж компании, но и вполне ощутимые материальные убытки". Так, в случае, если получивший травму работник был застрахован, пенсию платит страховщик.

Часто работодатели уговаривают (иногда методом угроз) работников скрыть факт производственной травмы. Некоторые соглашаются, потому что изначально не представляют масштабы ущерба здоровью.

"Женщину-маляра, которая сломала на работе ключицу, уговорили сказать во время расследования, что она получила травму не на работе, — приводит Геннадий Федынич конкретный пример, которым РЭП занимался в течение года. — Она согласилась, но когда пришлось ломать ключицу еще раз, так как она неправильно срослась, обратилась к нам за помощью в признании случая производственной травмой".

Есть и другие примеры. Так, бывший рабочий ОАО "Гомельский химический завод" Александр Климов, травмированный на предприятии в рабочее время, больше двух лет пытается доказать, что травма была производственной. Климов проработал на химзаводе 32 года — с 1978-го по 2012-й и был уволен с формулировкой "в связи с несоответствием работника выполняемой работе вследствие состояния здоровья, препятствующего продолжению работы".

В апреле 2011 года, находясь на рабочем месте в рабочее время, зашел на эстакаду разгрузки жидкой серы, потерял сознание и упал. По словам Климова, он почувствовал запах сероводорода, затем — удушье, попытался уйти из зоны загазованности и очнулся уже внизу, возле лестницы. Получил сочетанную травму, переломы ребер, повреждение лонного сочленения, травматический симфизит. Более 200 дней был на больничном.

На предприятии составили акт о непроизводственной травме, которую аппаратчик получил "вследствие болезненного состояния". Основанием для такого заключения (вынесенного лечебно-профилактическим участком химзавода) послужил тот факт, что Климов ранее обращался в кардиологический диспансер по поводу гипертензии.

Как рассказал Геннадий Федынич, Климова после падения держали два часа в медпункте, "чтобы пары сероводорода выветрились". По словам лидера профсоюза РЭП, Климов за месяц до ЧП успешно прошел медкомиссию. Таким образом, наниматель "отказывается признавать очевидное — производственную травму". Геннадий Федынич подчеркнул, что "для профсоюза дело чести доказать, что это была производственная травма".  
Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
{banner_819}{banner_825}
-10%
-43%
-20%
-30%
-20%
-30%
-21%
-10%
-25%