Змитер Лукашук,

Разные правозащитные организации называют разное количество политзаключенных, ЕС пока отмалчивается. По сведениям белорусских правозащитников, сегодня за решеткой находится 11 политических заключенных. В Европейском представительстве внешних связей "политическими" признают 9 человек. И на этом списки не заканчиваются, делится с Еврорадио своими наблюдениями директор брюссельского "Офиса за демократическую Беларусь" Ольга Стужинская.

Ольга Стужинская:

"Хартия" называет цифру 13, Amnesty International — 5, а докладчик по правам человека ООН называет 7".

Именно наличие политзаключенных является главным препятствием для налаживания отношений между ЕС и Беларусью. Но Евросоюз, который требует освободить и реабилитировать "всех политических", ни разу не назвал ни их количество, ни фамилии тех, кого в ЕС считают политзаключенными.

"С Европейским союзом ситуация не очень понятная из-за того, что у них нет точных критериев — кого считать политическим заключенным. Евросоюз держится в стороне и свой список не называет. Он иногда говорит, что в стране есть политические заключенные, но не конкретизирует этот вопрос", — объясняет ситуацию правозащитник Белорусского дома прав человека имени Бориса Звозского Владимир Яворский.

Как тогда белорусские власти, если вдруг такое желание появится, выполнят требование ЕС по освобождению политзаключенных, удивляется Ольга Стужинская.

Ольга Стужинская:

"Все говорят, что Беларусь должна освободить политзаключенных и что политзаключенные должны быть реабилитированы. Но если это развивать дальше, то возникает вопрос: сколько человек должно быть освобождено и что означает реабилитация?"

Как сообщили Еврорадио правозащитники Валентин Стефанович и Олег Гулак, 17 февраля они узнали, что Евросоюз считает политзаключенными шестерых белорусов. Правда, без уточнения, кто это конкретно. За уточнениями Еврорадио обратилось в Представительство Евросоюза в Беларуси. Но ни получить комментарий насчет точного числа тех, кого ЕС считает политзаключенными, ни узнать их имена и критерии "отбора" не удалось.

Больше всего в этой ситуации правозащитники недовольны незнанием принципов, по которым именно этих заключенных в ЕС признают политическими.

Олег Гулак:

"Должна быть последовательная позиция, и мне сложно понять, пока я не слышал объяснения, почему они одних считают так, а других — иначе. Вот почему они считают политзаключенными именно 6 человек?"

Коллегу поддерживает российский правозащитник Андрей Юров.

Андрей Юров:

"Нет никаких прозрачных процедур (по признанию политзаключенным. — Прим. Еврорадио): чтобы было слушание, чтобы кто-то кого-то заслушивал — этого всего нет. Все это непрозрачные политические решения".

Тем не менее все собеседники Еврорадио советуют сначала разным правозащитным структурам и организациям договориться между собой насчет количества политзаключенных в Беларуси, а потом всем вместе добиваться от ЕС согласиться с их позицией и их цифрой.
{banner_819}{banner_825}
-14%
-50%
-54%
-15%
-48%
-30%
-45%
-20%