/ фото: Александр Лычавко,

"Надо начать с этой груши, я считаю. У нее семь стволов. Из года в год вся в плодах, цветет сверху донизу. Она довоенная. Мы приехали – она уже росла". В доме № 11 на улице Грушевской Светлана Урецкая живет 65 лет. Из окна одной из комнат видно не только старую грушу, но и место, где раньше текла река Немига, из окна кухни – послевоенный фонтан. В каждой мелочи на Грушевке – время, которое связывает героиню с Минском.
 
Грушевские девочки. Слева — Наташа Иванова. С бантом в верхнем ряду — Светлана Ляшкевич. Справа — Марина Моисеева. Внизу — Светлана Мульчевская.  Фото из архива Светланы Урецкой.

Проект "Я TUT родился" рассказывает об истории Минска через истории людей, которые родились в нашем городе или живут здесь с малых лет. Если вам тоже есть что вспомнить о старом Минске, если у вас есть семейные фотографии, на которых запечатлен старый Минск – связывайтесь с журналистом TUT.BY по почте snezhana@tutby.com или оставляйте координаты в комментариях под статьей.
 

 

Дом для офицеров Белполка. Семьи разведчиков, контрразведка, пограничники, внутренние войска

 

- Сначала вообще ничего не было во дворе. Только возле каждого подъезда лежали стопки дров – у нас было печное отопление, а в ванных стоял титан. Еще гора была, и мы на санках с нее катались… Скатывались чуть ли не в речку, Немигу... Простите, но мы ее тогда называли "вонючкой", потому что вода плохо пахла и была очень грязной из-за мазута с вагоноремонтного завода.  

Где находятся Немиги кровавые берега? >>>

  
Та самая груша.

Светлана Максимовна родилась во время войны, в эвакуации. Отец воевал под Курском и Сталинградом, освобождал Варшаву, дошел до Берлина. В конце сороковых Максима Ляшкевича перевели в Минск, в родные белорусские края, из города Золочев Львовской области. В Минске в 1949-1951 годах уже был подполковником и заместителем командира полка в воинской части 3214 - прежде тот самый Белполк (сейчас эта часть квартируется в столичном районе Уручье). 
 
Дом Белполка. Вид со двора.
 
Дом Белполка. Вид со стороны улицы Грушевской.

- Помню, как мы приехали в Минск. Ехали на поездах, с пересадками, на старом вокзале в Минске нас встретил шофер Белоглазов. Я была маленькая, и мне было очень интересно, почему у него такая фамилия – все заглядывала ему в глаза, - смеется собеседница. - Проезжали мимо площади Мясникова, где среди берез стояла деревянная церковь. Она была очень красивая. Проезжая под Западным мостом, выезжали на улицу Московскую и по Фабрициуса до Железнодорожного переезда. Переезжали железную дорогу и прямо попадали в Белполк.
 
Светлана Максимовна Урецкая (Ляшкевич). Отработала много лет в Национальном центре интеллектуальной собственности (патентном комитете). Рассказывает, что в начале девяностых, когда комитет организовывали, государство к патентоведам относилось с уважением. И они работали "с искрой", понимая важность своего дела. Однако на пенсию многие ветераны патентного дела Беларуси ушли, лишенные статуса госслужащих.
 
 
- Наш дом 1930 года постройки. Уже потом я узнала подробно, кому здесь давали квартиры: в первом и втором подъезде жили семьи разведчиков, в третьем – контрразведка, в четвертом и пятом – пограничники. А еще два подъезда пристроили позже – шов даже можно увидеть, стены сантиметров на десять уже. Эти подъезды достроили в 1932 году для внутренних войск.

 

В своем военном фотоальбоме отец Светланы подписал дату освобождения Минска.


Во время войны, рассказывает Светлана Максимовна, в доме располагался немецкий госпиталь.

- Когда делали ремонт, много нашли немецких пузырьков от лекарств, много было посуды со свастикой, такой толстый фарфор: кружки, миски. Мы сначала пользовались ими, так как своей посуды не было после войны. Но потом отдала все коллекционерам - такое хранить нет никакого желания. 

Ниже - немецкая карта 1942-го и аэрофотоснимок 1944 года. Отмечено, что в жилых домах и казармах Белполка были Westkaserne (западные казармы), улица Дзержинского во время оккупации была переименована в Westkasernenstrasse. Напротив дома Белполка располагалась школа №22.

 

 

 

 

 


В детстве маленькая белокурая Светлана обегала всю округу. Говорит, спокойно могли с друзьями дойти до Кальварии. И добавляет: "После войны, наверное, дети были бесстрашные". Бесстрашным детям из двора Белполка, чтобы попасть в город, нужно было пройти мимо будки часового. Она стояла, вспоминает Светлана, между домами №9 и №11. Говорит, несмотря на пропускной режим, водить сюда друзей можно было без какого-то особого приглашения, подружки даже не раз оставались ночевать в доме маленькой Светы.
 
На снимке бывшая казарма Белполка. Нижние три окна - бывший кабинет Максима Ляшкевича.

 

На улицах Грушевки

Ожидая, пока приготовится кофе в турке, Светлана Максимовна выглядывает в окошко.
 
- Конечно, столько бандитов было после войны. Идешь по нашей Грушевке в школу – дома же сплошь частные. И тебе рассказывают: вот тут была "малина", и тут, а тут – сидели…. Но все равно из-за того, что здесь был Белполк, мы считались элитной охраняемой зоной. Некоторые люди на улице считали, что наш двор – совсем особое место, где по-другому как-то живут. Хотя жили мы, совершенно как и все, и ходили в шинелях перешитых, и мамы шили нам ситцевые платья.
 
 
Во дворе дома Белполка. За столом справа - полковник Максим Ляшкевич. В центре - майор Александр Миленков. 1956 год. Фото из архива Светланы Урецкой.
 
На краеведческом сайте minsk-old-new.com приводятся цитаты из энциклопедий разного времени. Отмечается, что Грушевская - одна из немногих улиц города, сохранивших до наших дней свое историческое название. 
 
"Сохранила свое старое название и Грушевская улица в железнодорожной части города. В 1890-х годах здесь была группа хуторов Грушево или Грушевка, луг и господский двор Добрые Мысли. В конце XIX века в этом районе были построены склады, служебные постройки, деревянные жилые дома" ("Улицы помнят", Жучкевич В.А., Минск. "Беларусь", 1979, с. 156-157).
"Грушевский поселок - бывшая юго-западная окраина города (район, ограниченный улицами Железнодорожной, Уманской, Прилукской, Р.Люксембург, Извозной). Название получил от ул. Грушевской. Население составляли рабочие железно-дорожного узла и вагоноремонтного завода". (Минск - город-герой. Справочник. Главная редакция БелСЭ, 1976, с. 235).
 
На одном из домов Грушевки.

Хозяйка квартиры в доме Белполка помнит булыжник на Грушевской и автобус, который ходил до вокзала. Говорит, сложности связи с "цивилизацией" у местных появились, когда неподалеку сделали метродепо.
 
- Это настолько непродуманное решение было – построить здесь депо! Они думали, что этим Минск закончится. Построили депо, считайте, в центре города. Перегородили выходы на Московскую. Ну, хотя может быть, и нельзя было ходить так, как мы ходили. Иногда идешь, а стоит состав. Или через вагон перелазили, или под вагоном. Муж одной жительницы попал под поезд – ему ноги отрезало, - вспоминает Светлана. 
 
Грушевка в начале 1950-х. Слева - хирург погрангоспиталя (находился по адресу Грушевская, 22) Дмитрий Вассерштром .
Грушевка в начале 1950-х. Слева - хирург погрангоспиталя (находился по адресу Грушевская, 22) Дмитрий Вассерштром.

Приемный пункт стеклотары, который в народе прозвали "на болоте"; его припоминают жители Грушевки, но сойтись во мнении, где конкретно он был - не могут. Маленький магазин-будочка, где продавали керосин и масло. Продуктовый магазин, где стояли вскоре после войны длинные очереди за сахаром, хлебом и мукой. Занимали очередь туда, вспоминает Светлана, с ночи. Здание, в котором размещался магазин, успел сфотографировать блогер vadim-i-z

"Магазин на пересечении Грушевской улицы и 1-го Железнодорожного переулка (дом 33А) местные жители называли "На ганку", т.е. "На крылечке", - вспоминал в своей записи в Живом Журнале Вадим Зеленков. Любопытно, что в той же записи ЖЖ-пользователь golan вспоминает: "В детстве у нас было развлечение - прыгать с этого "ганка" вниз, на улицу. А вот зимой, в гололёд, подниматься в магазин по лестнице было ой как неприятно. Про спуск с продуктами в руках я уже не говорю". Еще один житель старой Грушевки, sasha75, добавляет, что магазин был перестроен в кирпичный в середине восьмидесятых: "Ой, родной магазин! Я еще помню его деревянным, с дощатой надписью "Прадуктовы". В подворотне (чуть дальше стены с надписью) была невысыхающая лужа и запах прокисшего молока".
 
Здание магазина. Фото: блогера и краеведа Вадима Зеленкова.
 
- Теперь две остановки до Щорса идти в магазин, 2 остановки – в "Рублевский", ни одного магазина рядом, - сетует Светлана Максимовна.
 
По другую сторону дороги, где стоит забор, был магазин, который называли "На ганку".

Грушевка меняется. В январе 2013 года на улице Грушевской в обычном домике под № 50 открылась церковь - Минский приход иконы Божией Матери. Указано, что появилась она благодаря совместным усилиям онкобольных и врачей онкологов. 
 
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В доме №50 на Грушевской сейчас - временная церковь. Одно время в этом домике ремонтировали машины, вспоминает Светлана. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 
По улице Грушевской слева направо (от дома 11 за кирпичный одноэтажный дом справа) протекала река Немига. Снимок 1956 (1957) года. Фото из архива Светланы Урецкой.
То же место сегодня.

Училась Светлана Максимовна в средней школе №14 – в годы ее детства школа сначала была девичьей, а в последних классах стала смешанной - для девочек и мальчиков.
 
Учителя средней школы № 14. Справа - первая учительница Светланы Вера Ивановна Мадринская. Слева вторая - Зоя Ивановна Глухова . Фото из архива Светланы Урецкой.
Учителя средней школы № 14. Справа - первая учительница Светланы Вера Ивановна Мадринская. Слева вторая - Зоя Ивановна Глухова. Фото из архива Светланы Урецкой.
 
Надо же, это мой дом/я жила в 1-м подъезде, на 4-м этаже и дружила со Светой Ляшкевич, хорошо её помню, отец её был без ноги.. С ними жила тогда еще бабушка, я у них иногда бывала...Учились мы в школе 14, но её не успели построить к началу учебного года и мы начинали в 3-й школе в 3-ю/!/ смену, зимой просто засыпали на уроках, темнеет зимой рано, а мы к тому же успевали набегаться вдоволь на улице, покататься с горки на санках, в школу шли после обеда и там, сытые, в тепле засыпали...Бедная Валентина Степановна осторожно, деликатно будила, она вообще была очень ласковая, любила детей, моя первая учительница... К весне мы перешли в нашу женскую школу 14, правда уже в 1-м классе у нас появился мальчик с подходящей фамилией-Немущенко /Толик, по-моему/, бедный плакал от такого позора ежедневно, пока не появился еще один мальчик, Витя, кажется Старожуков... В 1951 году наша семья уехала /отчима перевели/ в город Лида, Гродненск.обл., оттуда, через 8-10 мес. - в Вильнюс и т.д..... Свету помню только по нашему "офицерскому", как его звали, дому, по играм во дворе, но не по школе, возможно, мы просто были в разных классах, или она была на год младше /я окончила школу в 1958 г./ Никогда бы не подумала, что Света младше меня, она была, в сравнении со мной, гораздо крупнее да и побойчее меня... Я, помню, любовалась ею /тайком/, она была очень красивой девочкой, в семье была всеобщей любимицей...

- Школа считалась русской. Белорусский язык там преподавали, но я не изучала белорусский язык, так как была дочерью военного. Дети военных освобождались от изучения национальных языков, потому что иначе пришлось бы изучить множество языков по всем погранзаставам. Хотя и я, и мама, и папа были белорусами. 
 
Сестры: Марица, Светлана и Зоя Ляшкевич. Минск, 1957 год.

У старших сестер Светланы, на долю которых выпало еще больше отцовских переездов, школьная учеба проходила на самых разных языках.
 
Просуществовала школа №14 с 1948-го по 1975 год. Снимок 1953 года. Фото из архива Светланы Урецкой. Адрес школы - Папанина, 7. Фото из архива Светланы Урецкой.
 
Здание, в котором располагалась школа №14, сегодня.
 
На крыльце - учитель начальных классов Зоя Ивановна Глухова, жила в доме Белполка. Фото из архива Светланы Урецкой.
 

Светлана Максимовна вспоминает, что в школьные годы елки грушевской детворы проходили в казарме. В клубе Белполка была самая лучшая акустика в городе: "Тут и Лемешев выступал, и Любовь Орлова и хор Цитовича. А наши мамы обязательно участвовали в художественной самодеятельности, пели в хоре". А для детей были разные кружки. 

В пятидесятых годах рядом со школой построили кинотеатр "Авангард".

- Мы часто сбегали с уроков в кино, когда шло что-нибудь интересное. Помню фильм "Сердца четырех" - изумительный фильм, который мы там смотрели.
 
Кинотеатр "Авангард", улица Папанина, 9. Таким был кинотеатр в конце пятидесятых.
 
Сегодня кинотеатра в здании нет. На фото можно заметить, что не стало забора вокруг здания и нет красивых фонарных столбов.
 
Жители Грушевки идут на выборы. Снимок 1952 года. Фото из архива Светланы Урецкой.

Собеседница вспоминает своих родителей. Говорит, на боевом задании, которое скрывали от семьи, отец получил ранение, после которого развилась гангрена - остался без ноги.

- После ранения ему присвоили звание полковника и отправили на пенсию, обычную для полковника, но выделили машину с шофёром. Папа пользовался ей до тех пор, пока мы сами не купили автомобиль. Шофер был подспорьем, потому что папе было очень сложно перемещаться по городу самому. Помню, какой тяжелый и громоздкий у него был протез, как он причинял отцу боль, появлялись раны...  Когда отец заболел, у нас постоянно были люди. Приходили смотреть телевизор, играть в шахматы. Я даже в преферанс умею играть, - добавляет Светлана Максимовна.

Отец любил читать книги, особенно белорусских поэтов. Дочка бережно хранит томик стихов Янки Купалы, подаренный на шестидесятилетие отца его другом Александром Ломако.
 
Мама Светланы, Софья Андреевна (в девичестве Шеметовец) была под стать мужу.
 
Максим Ляшкевич и Софья Шеметовец. Свадьба - 1 февраля 1927 года. Фото из архива Светланы Урецкой.

- Отдала в музей МВД одну из отцовских медалей и мамин жетон. Жетоны были именные, серебряные – вручались женам пограничников, которые совершили переходы. Все жены пограничников должны были уметь стрелять, ходить на лыжах и верхом на лошадях. Мама, женщина из белорусской деревни – ростом метр пятьдесят восемь, с двумя дочками уже - летом на лошадях, а зимой на лыжах переходила Саяны. Каждой женщине вручали два жетона - с головой лошади и лыжником. Мы поделили эти жетоны с сестрой Зоей, которая сейчас живет во Львове.  
 

Минск детства и юности: "Что за магазины "ТэЖэ" я до сих пор не знаю"

Сразу после войны папа Светланы получал хорошую зарплату, которая позволяла выдавать по 100 рублей в месяц младшей дочке (остальные сестры учились во Львове) на мороженое.

- Такие красивенькие рубли желтенькие помню. Мороженое стоило 90 копеек - эскимо, да такое вкусное было. Я их потихоньку тратила.

Светлана Максимовна вспоминает, как по выходным из всех подъездов их дома Белполка  выходили нарядные женщины и мужчины в орденах.

- Обязательно ходили в театр или в кино. Оркестр Белполка в парке Горького играл по выходным. Помню, что в центре парка, перед велотреком, была площадка со скульптурой - девушка с веслом. Брали с собой еду, шли в парк Горького на пикник. В парк Челюскинцев ходили, но он считался уже лесом, загородом. Ездили в теперешний парк 50-летия Октября. У меня был сосед, мальчик Сережа, который очень хорошо играл на скрипке, обычно ходил вместе с нами. Мы в парке Челюскинцев, Сережа меня веселит - играет на скрипке. А мама обманывает меня, будто молоко - некипяченое. А я очень не любила кипяченое молоко, - рассказывает Светлана.
 
Парк Челюскинцев, 1950-й год. На снимке: подружки Светлана Ляшкевич и Светлана Мульчевская. Фото из архива Светланы Урецкой.


Светлана Максимовна вспоминает галантерейные магазинчики на Немиге.

- Напротив церкви Петра и Павла была экспериментальная лаборатория, мини-дом моделей. Там работал портной Иван Романчук, который из любого куска ткани мог сделать необыкновенные вещи.

Хорошо помнит Светлана и дом Костровицкой, который стоял на теперешней площади Независимости.

- Только недавно узнала, что он тогда был мидовским. Севастьян Иванович Лашук был родственником папиной мачехи, и он был управляющим делами МИДа, жил в этом доме. А папин полк всегда охранял все парады. Когда папа еще не был болен, он привозил нас заранее в квартиру Лашука, мы накрывали на стол, а потом папа возвращался с парада и у нас был праздничный обед.

Светлана в 1959 году окончила школу. Помнит, что платье выпускное было пошито у портнихи, на груди была живая роза.

- Потом всем классом шли пешком по Московской через новый мост над железной дорогой, а потом по проспекту Сталина до парка Янки Купалы. Там тогда все школы встречали рассвет. Вообще, почему-то именно главный проспект был центром нашей жизни в юности. На углу, напротив Красного костела, был ряд магазинчиков. Среди них был и магазин "ТэЖэ". Я все детство спрашивала: что же такое "тэжэ"? Никто почему-то не знал, что ответить. До сих пор не знаю, что означали эти буквы. В магазинчике том продавалась парфюмерия.

 

 

На сайте minsk-old-new.com краевед Владимир Воложинский, описывая центр Минска в пятидесятых, также припоминает линию магазинчиков напротив Дома правительства: "В районе теперешнего здания с магазином "Оптика" находился парфюмерный магазин "ТэЖэ" с богатым выбором помад, пудр, духов и одеколонов".

А краевед Вадим Зеленков делится рекламами "ТэЖэ" из справочников 1938 и 1939 годов.

Из городского фольклора тех лет"На щеках тэжэ, На губах – тэжэ. Целовать где же?". 

Несмотря на французское благородное звучание, расшифровывается "ТэЖэ" очень прозаично: "Трест Жиркость", а по другим источникам - "Трест эфира жировых эссенций", или "Трест Жировой". 

Бутылочки от парфюмерии "ТэЖэ" теперь можно найти разве что у заядлых коллекционеров.              

 

 

 

Март 1960 года. Светлана Урецкая (в девичестве - Ляшкевич) на фоне Оперного театра. Фото из архива Светланы Урецкой.


Среди прочих мест, которые любила молодежь, Светлана Максимовна вспоминает кафе "Весна", которое располагалось напротив здания КГБ.

 

 

 

В парке Горького. Снимок 1960 года. Фото из архива Светланы Урецкой.


Молодежь собиралась в этом кафе, там были очень вкусные пирожные, всегда свежие.

- Была и "Блинная" на Володарского, напротив Русского театра. У нас в то время очень много кубинцев учились, они туда ходили обедать, завтракать. Я, студентка, могла взять там себе блины с черной икрой.

 

 

 

 

Светлана Урецкая с мужем и сыном Димой. 1971 год.

 

 


Почему после войны солдаты могли соорудить качественный фонтан, а теперь нужны бесконечные согласования и проекты?

Во дворе дома №11 можно увидеть фонтан. Его в 50-е годы прошлого века строили солдаты и пленные немцы, а благоустраивали - местные жители.
 

Грушевская, 11. Таким был фонтан в 1952 году. Фото из архива Светланы Урецкой.


- Дети даже с лопатками выходили помогать, когда взрослые сажали деревья. А в фонтане плавали рыбки, рядом стояли беседки. На зиму укрывалось аккуратно все.

 
Фонтан перестал работать в двухтысячных. До этого он пережил реконструкцию, которой, говорит Светлана Максимовна, "лучше бы не делали".
 
 

- Раньше все было удивительно просто. Труба от фонтана шла к первому подъезду. Сейчас, чтобы спасти фонтан, нужны проекты. Да какие проекты? После войны безграмотные солдаты могли построить действующий фонтан приличный, который радовал всех вокруг и освежал воздух. Дети и сейчас сюда лезут. Чинить фонтан все обещают, да никак не соберутся – наверное, ждут, когда кто-то из детей тут сильно ударится, чтобы сказать, что фонтан просто надо убрать.
 
50-е годы. В благоустройстве двора дома Белполка участвовали и юные, и пожилые. На снимке: майор Александр Иванович Миленков. Фото из архива Светланы Урецкой.

За то, чтобы фонтан во дворе на Грушевке остался, Светлана Максимовна и ее соседи сражаются уже не первый год. В Мингорисполкоме обещали выделить деньги на 2012-2013 годы. Не выделили. В Минкульте отвечают, что памятником дворовой архитектуры фонтан не является, а потому угроза, что неработающий фонтан вместо того, чтобы реконструировать, просто снесут, становится более явной.
 
- Замглавы нашей районной администрации мне однажды сказал: отправлю машину и засыплю землей ваш фонтан! Я говорю: только после нас. Даже после войны люди боролись за красоту рядом со своими домами. В беседках возле дома мужчины собирались, играли в шахматы. Выносили самовары, пили чай. Люди и сейчас сюда тянутся – надо просто его отремонтировать! Это особое настроение и память, вот почему нам так важно его сохранить.
-50%
-10%
-11%
-50%
-45%
-46%
-50%
-21%
-99%