Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры

опубликовано: 
обновлено: 
Ксения Ельяшевич,

4 февраля в здании суда Заводского района проходит второе заседание по делу об убийстве минчанки Анны Сердечкиной. Обвиняемый - бывший муж Анны, Константин Козлов. По информации следствия, мужчина убил жену, пока их общий сын находился в соседней комнате, после чего расчленил тело и захоронил останки в столичных окрестностях. Сегодня проходит допрос свидетелей по делу - матери и коллег обвиняемого, тети Анны Сердечкиной, соседки и друзей девушки из клуба лучников.


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

 

Второе заседание по делу об убитой лучнице. Мать обвиняемого: "Костя - классический Обломов"

Одним из самых эмоциональных стало выступление матери обвиняемого - Ирины Козловой. Но эмоциональным не со стороны самой женщины, а со стороны присутствующих, большинство из которых - друзья Анны Сердечкиной. Те на протяжении всего допроса шепотом высказывали свое негодование по поводу ее высказываний.
 
"Классический Обломов", всегда ведомый, достаточно легко внушаемый", - так охарактеризовала своего сына Ирина Козлова. "Обязанности мужа в тот момент он не осознавал в полной мере", - рассказывает она о начальном периоде супружества пары, когда Анна еще была беременна. "Он достаточно эгоистичная личность". Женщина вспомнила, что пара заключила брак уже в период беременности Анны, примерно на половине срока.
 
"У Ани было небольшое раздвоение личности, причем смена этих состояний была очень быстрая". "Ей ни в чем не отказывали <...> она была достаточно избалованна", - рассказывает об Анне Ирина Козлова (в этот момент в зале слышен недовольный ропот со стороны друзей лучницы. - TUT.BY). "По жизни она себя позиционировала в двух ипостасях - как тихую, робкую, легкоранимую, хрупкую. И как воительница, боец..."
 
"Когда они начали встречаться, Константин был от нее без ума", - вспоминает мать. "Она хотела быть всегда "за мужем" и быть свободной от бытовых проблем <...>. С начала брака она начала его воспитывать". "Но Костя всегда ей верил".
 
Мать рассказала о том, что слышала от Анны угрозы увезти ребенка в другую страну. А в августе 2010 года, рассказывает мать, невестка вынудила Константина в ее присутствии отречься от ребенка - взамен на то, чтобы остаться жить дома с женой. Женщина утверждает - девушка зачастую унижала своего мужа. "В конце июля 2010 года Анна вызвала меня и сказала, что больше не считает себя его женой".
 
"Я видела, что у них созрела причина для серьезного скандала <...>. Причина была в том, что Аня решила создать новую семью (после развода девушка встречалась c минчанином Виктором Калачом. - TUT.BY), а Костя в это время решил оспорить права на сына". " У нее было логичное желание дать отпор [Константину]".
 
На следующий после убийства день Константин созвонился с матерью и рассказал, что Анна пропала. Женщина поехала, чтобы забрать ребенка из квартиры к себе: "Быстро прошла по квартире, все было спокойно, тихо". То, что ребенок был дома один, мать обвиняемого очень удивило. Ничего подозрительного в комнатах она не заметила. Ирина предоставила документы о том, что у нее очень плохое зрение и она не могла видеть это (что-либо странное, подозрительное) просто физически.
 
"Костю легко вывести из себя", - рассуждает по поводу мотива мать обвиняемого, но ничего конкретного сказать о возможной причине конфликта так и не может. И добавляет - "агрессию всегда высказывала только Аня".
 
"Я понимаю, что девочка была в тупиковой ситуации", - говорит женщина, имея в виду разрыв с Константином и развивающиеся отношения с новым гражданским мужем Виктором.


Тетя, заменившая мать убитой, стала опекуном и сына Анны
 

История семьи Сердечкиных в некоторой степени трагическим образом повторилась. Дело в том, что родных родителей Анны и ее сестры Екатерины, когда девочки были еще маленькими, лишили родительских прав. Но родная тетя Анны по материнской линии – Лариса Лукашева из Орши – взяла ее к себе на воспитание, а Екатерину забрали другие родственники семьи.
 
После убийства сын Анны и Константина фактически остался без родителей – и опекунство опять на себя взяла Лариса Лукашева, у которой мальчик теперь и находится.
 
"Я помогала им материально, привозила продукты и деньги. Когда родился ребенок, помогала с воспитанием".
 
По словам тети, в 2011 году Анна заявила о разводе. Женщина заметила, что в один из визитов девушка вела себя очень агрессивно, но причину так и не поняла. Уже потом Анна сообщила, что муж пытался ее задушить, "но про обстоятельства она мне не говорила". " У нее был такой взгляд, будто она не может находиться с ним в одной квартире".
 
Нужно заметить, что квартира, где жила лучница, принадлежала ее первому мужу – по словам свидетелей, Константин предоставил ее взамен выплаты алиментов на содержание сына после развода. Но сторона защиты настаивает, что кроме квартиры бывший муж также ежемесячно передавал деньги для сына. В первый день судебного процесса озвучивалась и сумма - 3 миллиона рублей в месяц.
 
Тетя утверждает, что был период, когда Константин не видел ребенка почти 2 года. В один из визитов, рассказывает женщина, 12 июля 2013 года Константин приехал в Оршу, где в то время находился его сын, – проведать ребенка. Мальчик, уверяет Лариса Лукашева, тогда задал вопрос: "Кто это?" Мужчина стал на колени и признался, что он - отец.
 
Женщина также вспомнила рассказы Анны об угрозах в ее адрес со стороны мужа - когда девушка уходила из дома на встречи с друзьями, Константин, по словам тети, звонил и требовал вернуться: "А иначе удавлю этого крысеныша".
 
"Лариса, а как это нам отнять ребенка у Ани? Она сделает с него цыгана", - пересказывает женщина слова матери Константина, которые услышала на одной из встреч.
 
По словам тети, Анна никогда не была против общения ребенка с родным отцом. "У меня сложилось впечатление, что ребенок для тебя, Константин, стал помехой после его рождения", - обратилась тетя Анны к обвиняемому в зале суда.
 
 

Свидетели обвинения: Анна и ее сын боялись Константина

Гражданский муж лучницы Виктор Калач, с которым у девушки завязались отношения после развода с первым мужем, одним из первых поднял тревогу по поводу ее исчезновения. Они познакомились в 2010 году, совместно пара не жила, но зачастую они посещали друг друга - то в квартире по улице Народной, где жила лучница, то в квартире Виктора.
 
"Она говорила, что отношения у них [с Константином] не сложились, и были проблемы с семейным бюджетом", - вспоминает Виктор Калач. По словам мужчины, бывший муж убитой не общался с сыном после развода.
 
После исчезновения девушки телефон ее был недоступен. Днем 13 августа Виктор осмотрел квартиру, где нашел, по его словам, "странную записку" о том, что сына Анны забрала свекровь.
 
"Но ребенка в принципе она оставить не могла - это и было самым странным", - вспоминает о первых днях поиска Виктор. Позже многие свидетели со стороны обвинения скажут – их тоже очень насторожил этот факт: по словам друзей убитой, "у Анны был абсолютный материнский инстинкт".
 
В доме исчезло множество вещей, которые, как оказалось, взял с собой в тот вечер Константин Козлов – в том числе ростовой рюкзак, нож, мусорные пакеты. Из квартиры также пропал кот, который много лет жил с семьей, - позже его, измученного, но живого, найдут под балконом квартиры. "Сложилось впечатление, что его выкинули из окна", - вспоминает Виктор (квартира находится на пятом этаже. – Прим. TUT.BY).
 
Далее гражданский муж Виктор привел пример, который, на его взгляд, наиболее полно характеризует отношения между Константином и его сыном.
 
"Были слова [Анны] о том, как он воспитывал ребенка – ставил его в ванну и поливал водой [когда не слушался]<…>. Ребенок до сих пор боится душа и высоких людей с длинными волосами – мне потребовалось время, чтобы мальчик привык ко мне". Стоит пояснить, что и первый супруг Константин, и гражданский муж Анны Виктор были даже слегка похожи – у обоих были длинные волосы. Возможно, предположил гражданский муж, ребенок опасался мужчин и его из-за неприятных ассоциаций с родным отцом мальчика.
 
Позже это вспомнит и свидетель по делу, а также близкая подруга убитой лучницы Дарья Барташевич. По словам свидетеля, Анна зачастую вела себя настороженно в квартире мужа, где жила с ребенком – "Оглядывала часто квартиру <… >. Сказала "я просто боюсь". В суде выяснится: ключи от квартиры были у бывшего мужа Константина, и он мог беспрепятственно проникать в квартиру. Впрочем, ключи были и еще у нескольких людей, в том числе и у приятеля Анны, который приходил во время ее отъездов, чтобы покормить кота.
 
 

Свидетели защиты: в причастности Константина сомневались до тех пор, пока он не признал вину

 
Со стороны защиты выступили коллеги, а также друзья обвиняемого. Все они характеризуют его достаточно положительно: "умный, я бы даже сказала, благородный", "мы знакомы более восьми лет, и Константин всегда крайне выдержан и корректен", "иногда его можно было назвать пижоном – он умел одеваться красиво".
 
После убийства обвиняемый на следующий же день появился на работе, как вспоминают коллеги, пришел на работу "слегка уставшим <…>", был "грустный, подавленный, опечаленный, может, даже растерянный".
 
Один из коллег, с которым Константин был знаком 10 лет и работал в одной фирме, в конце своего допроса после некоторой паузы признается: "В причастности я сомневался, пока вчера не прочитал стенограмму из зала суда <…> То есть пока не узнал, что он признал вину".
 
Фото взято из социальных сетей
Фото взято из социальных сетей
 
Напомним, Анна Сердечкина пропала в августе 2013 года, о пропаже заявлял ее бывший супруг. В ходе следствия появились основания подозревать заявителя в причастности к исчезновению женщины.
 
В ходе предварительного следствия подозреваемый сознался в убийстве своей жены и указал, где спрятал останки погибшей.
 
В отношении подозреваемого были проведены различные виды экспертиз, в том числе судебно-медицинские, ряд криминалистических, комплексная психолого-психиатрическая. По результатам психологической экспертизы мужчина был признан вменяемым, соответственно, осознающим степень и характер общественной опасности своих действий, а также способным осознавать, что он делает.
 
С учетом совокупности доказательств ему было предъявлено обвинение в убийстве (ч. 1 ст. 139 УК РБ). Наказание по этой статье предусматривает лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

-25%
-40%
-30%
-16%
-25%
-60%
-10%
-50%
-20%