/ Фото: Вадим Замировский,

В кафе играет Adele. За столом напротив - два парня из Беларуси. По словам молодых людей, они бесплатно работают на кухне Киевской городской администрации, в одном из штабов украинской революции. Происходящее в Киеве они видят изнутри. Говорят, что вот мы сейчас в кафе пьем чай, играет музыка, а на Евромайдане настолько все непредсказуемо, что в этот же момент на улице Грушевского могут полететь "коктейли Молотова". Парни соглашаются рассказать о своем революционном опыте, но просят сохранить анонимность, замечая, что делают это "по понятным причинам". Белорусы Виктор и Анатолий - назовем собеседников так - познакомились на Евромайдане. Виктор провел на революции около месяца, Анатолий – почти неделю.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY 

"Ходил по городу с бело-красно-белым флагом и демонстрировал солидарность"

Виктор: На Евромайдан я приехал, чтобы поддержать украинцев и научиться бороться со страхом, к которому нас программировали в Беларуси 20 лет. Попытка мирного протеста мне нравилась. Я бы хотел, чтобы к такого рода протестам пришла наша цивилизация. Мне понравилась здесь консолидация людей, зарождение гражданского общества. Я такого не чувствовал никогда. При этом оказалось, что я очень хорошо понимаю украинский язык. Это было приятным удивлением.
 
Первое время я помогал носить протестующим дрова, чистить снег, строить баррикады, но большую часть времени ходил по городу с бело-красно-белым флагом и демонстрировал солидарность.

Я слишком взрослый для этого, чтобы кидать "коктейли Молотова". Есть возрастной период, когда не страшно идти на штыки. Я рубеж этот перешагнул. Это война не моей страны, но в целом у меня примерно те же эмоции, что и у людей здесь. Поэтому моя цель внести мирную лепту.

Еще несколько дней я работал в палатках Мальтийского креста на Майдане и готовил еду. Это благотворительная организация с христианским уклоном, которая здесь бесплатно кормит людей. Они, как добрые самаритяне, поэтому я подумал, что это именно те люди, с которыми мне бы хотелось работать. Несколько дней я им помогал, затем свободного места для волонтера не оказалось, и я пошел на кухню в КМДА (Киевская городская администрация, которую протестующие захватили в начале декабря.TUT.BY). С гигиеной там относительно все в норме, но я не профессиональный инспектор. Все стараются одеваться стерильно: в шапочках, халатах, перчатках, повязках. Я стараюсь постоянно менять халаты, так как они быстро пачкаются. Здесь помимо приготовления пищи постоянно приходится убирать и мыть.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Столовая в КМДА работает круглые сутки. Это здание - одно из ключевых. Бомжи сюда тоже приходят поесть. Но на Майдане нет разделения – бомж ты или не бомж. Это все один организм и сгусток энергии.
 
Ночуем мы у друзей, но несколько раз оставались в КМДА. Там один день мы спали на ступеньках без ковриков, потому что не было мест.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Когда уже стали работать здесь, нам показали места для тех, кто трудится на кухне. Если честно, то там бомжатник. Там запах определенный, все кашляют, антисанитария 100%, там люди лежат просто на полу. Это очень мрачное явление, но это лицо революции. Они за идею здесь, а не потому что негде жить.
 

"Казалось, что нас силовики сожмут и замолотят палками в землю, как гвозди"

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Виктор:
 Во время попытки штурма Майдана в декабре я с другом всю ночь провел там. Мы дикий экстрим пережили, потому что не ожидали попасть в такую ситуацию. Когда по улице Институтской силовики стали оттеснять протестующих, был страшный звук от ударов дубинок по щитам. Со сцены Майдана Руслана просила киевлян приходить сюда. После нее на сцену вышли врачи и попросили первых избитых, если что, оттаскивать к ним. За врачами на сцену вышли батюшки и начался молебен. Казалось, что нас со всех сторон силовики сейчас сожмут и замолотят палками в землю, как гвозди. Всю ночь мы провели в шоке. К утру киевляне стали стекаться к Майдану, и в шесть утра здесь уже было тысяч 30 человек. Разогнать такое количество митингующих тем количеством "Беркута", который был, невозможно.
 
Мы устали и пошли прилечь в КМДА. Но силовики заблокировали здание, и снова началось безумие. Всех людей в КМДА подняли, дали команду баррикадировать вход - началась мобилизация небольшого количества людей. Затем протестующие силовиков поливали водой с окон, и они отступили. Видимо, благодаря тому, что с улицы люди стали оттаскивать их, им дали команду разойтись.
 

"Запах "первого газа" запоминаешь на всю жизнь"

Анатолий: Я приехал в Киев 19 января на Народное вече. После него зашли с другом погреться в КМДА и по телевизору увидели, как протестующие на улице Грушевского раскачивают автобус с "Беркутом". Все решили пойти поддержать людей. Нас просили не поддаваться на провокации. На Грушевского стояли машины автомайдановцев. Дорога к Верховной раде была перегорожена автобусами с "Беркутом". Какое-то время ничего не происходило, но затем на левом фланге стали кидать камни, петарды, полетели первые гранаты. Было несколько попыток разогнать людей газом. Запах "первого газа" запоминаешь на всю жизнь. Газ идет по верху, поэтому люди приседали и старались секунд 10-15 не дышать.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Затем кто-то из митингующих забрался на автобус и зажег что-то. Через часа два загорелся первый автобус. После таких событий стало интересно, что будет дальше, и я остался в Киеве.
 
 

"Даже мы, белорусы, хотя мы и забитые, но своим спокойствием, толерантностью ближе к европейцам"


Виктор: До столкновений на Грушевского здесь два месяца была Масленица, “Славянский базар”, танцы - это была не революция, а попытка европейской формы протеста. Но люди здесь - не европейцы. Европейцам пока Украина, скорее всего, нужна только как рынок сбыта, украинцы же евроинтеграцию могут рассматривать как безграничную возможность для перемещения. Можно ходить по Майдану с флагом и показывать, что ты такой змагар, но здесь идет война за рынки, за экономические выгоды. А мы просто в вакууме находимся, верим, что будет победа. Только какая победа, так никто и не понимает.

Чтобы Украине стать частью ЕС, нужно созреть менталитетом и к этому реально прийти. Даже мы, белорусы, хотя мы и забитые, но своим спокойствием, толерантностью ближе к европейцам. Хотя я, конечно, не уверен, что мы такие уж толерантные.
 

"Правые силы" себя позиционируют как освободительную силу"

Виктор: Я заметил, что сейчас многие ходят с палками и в противогазах во время затишья, чтобы создавать иллюзию опасности. И этот национализм, который здесь популяризируют… Я за интернационализм и мультикультурное население. "Правый сектор" меня огорчил. Я по убеждениям ближе к антифашистам, чем к ультраправым группировкам. Я толерантнее отношусь к нетрадиционной сексуальной ориентации.
 
Парадоксальная ситуация – "правые силы" себя позиционируют как освободительную силу. Но мы сами не понимаем, что под этим скрывается. Если они придут к власти, могут здесь тоталитарный режим установить. Потому что правые идеи – это в любом случае дискриминация кого-то по половому признаку, ориентации.
 

"Здесь есть стереотип, что в Беларуси все стабильно и хорошо"

Виктор: Мы каждый день кормим людей, они рассказывают, откуда приехали. Все хотят перемен. Кто-то стоит за лучшие социальные условия жизни. Женщина, которая с нами работает на кухне, рассказывала, что в некоторых регионах Украины зарплата 100 долларов. Часть людей, которая была в ЕС, стоят за европейские ценности. При этом у людей здесь есть стереотип, что в Беларуси все стабильно и хорошо. Но мы точно так же берем кредиты и их проедаем.

Сейчас на Майдан съехалась украинская глубинка. А это совсем другие люди, не интеллигенция, которая была здесь раньше. На мой взгляд, это люди с более примитивными потребностями, но они могут взять дубинку и сделать "гэть" кому покажут. Этим людям нужен лидер, еда, палка и указания где и кто. Но с другой стороны, интеллигенция не может прибегнуть к войне. Ей проще уехать из страны, чем лезть с лопатой на танки.
 

"Уже есть первые убитые – и это уже война"

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Виктор:
 Почему начались столкновения? Я не знаю, были ли причиной этому провокации, но в любом случае кто-то в кого-то первым бросил камень. Простоять два месяца зимой – не маленький срок. Люди устают, теряют работу. Все ждут команды, как в первобытном обществе, а ее нет. Оппозиционные лидеры не могут между собой разобраться. Все ожидали к Новому году чуда, а Янукович как сидел на троне, так и сидит, политзаключенных как не выпускали, так и не выпустили, в Европейский союз как не вступили, так и не вступили. Многие вставали, разочаровывались и уезжали, но приезжали другие. У людей появилась злость, и кто-то в кого-то первым бросил камень. Уже есть первые убитые – и это уже война.
 

"Революция у нас - это долго, холодно и очень больно"

Виктор: Если простыми словами озвучить выводы, которые я сделал на этой революции, то их несколько. Первый: революций без крови в наших широтах, к сожалению, не бывает. Второй: есть механизмы, которыми могут манипулировать власть имущие и давить на людей. В итоге революция не случится. Третий: к сожалению, революция в наших широтах может быть только зимой, летом – дачный сезон. Революция у нас - это долго, холодно и очень больно. Я бы хотел, чтобы украинцы добились освобождения политзаключенных, чтобы виновные за избиение студентов и активистов были наказаны, чтобы ЕС не вела политику двойных стандартов с Украиной и проявила бы себя в будущем. Объяснила бы Украине, что нужно для того, чтобы действительно стать Европой. Еще я бы хотел, чтобы Украина стала на 100% парламентской республикой, без царей и вождей. Если получится у них, то, возможно, получится и у нас. Я в эту теорему пытаюсь верить. Если будет резонанс, то он может зацепить наше аморфное состояние. Но если здесь люди небитые, наши с 90-х годов битые, и на генном уровне у нас уже есть ген страха. Как это изменить, я не знаю.

Анатолий: Я бы еще добавил, что, к сожалению, в наших широтах власть обращает внимание на людей, когда появляются радикальные действия. До этого на протяжении двух месяцев она делала вид, что ничего не происходит.
  
{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-10%
-40%
-30%
-27%
-50%