Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Сторонники сохранения колхозов утверждают, что только крупное производство может быть продуктивным, что мелкие фермеры народ не накормят. При этом они не преминут напомнить, каким эффективным было сельское хозяйство Беларуси перед распадом Союза. И действительно, если все было так хорошо, то к чему реформы? Достаточно восстановить паритет цен и былую поддержку государства, навести порядок - и вновь вернется былая слава АПК.

При капитализме крупные колхозы и совхозы оказались менее эффективными, чем мелкие фермы. Высокие объемы производства молока и мяса на душу населения в конце 80-х, чем так гордятся аграрии, не имеют никакого отношения к показателям экономической эффективности. Тогда сельское хозяйство было отраслью специализации – сюда везли зерно и другие ресурсы, а отсюда вывозили мясные и молочные продукты. А экономическая эффективность — это затраты общества на каждую тонну продукта.

И здесь ситуация остается безрадостной. По признанию бывшего вице-премьера Гаркуна, много лет курировавшего АПК, ресурсоемкость производства в сельском хозяйстве Беларуси в 2-4 раза выше, чем в развитых странах. И это только в производстве. А есть еще потери при транспортировке, хранении, переработке и т.д. Например, только при хранении регулярно сгнивало 8-10% зерна и 30-40% картофеля. С учетом всех затрат можно считать, что на потребленную в конечном счете единицу продукта в Беларуси общество затрачивало в 8-10 раз больше ресурсов, чем в развитых странах.

Теперь, когда даже при зарплате в 8-10 раз ниже "мировой" начала проявляться неэффективность нашего АПК и цены на белорусское продовольствие оказались выше мировых, защитники крупных хозяйств типа колхозов и совхозов стали ссылаться на климатические условия. Например, академик Кукреш в передаче "Политические диалоги" (БТ, 29 января 2001г.) утверждал, что в Беларуси нет и не может быть таких урожаев, как во Франции, потому что там солнца больше да и земли не те. А для наших условий с учетом слабеющей поддержки государства белорусский АПК имеет неплохие результаты. Но дело все-таки не в солнце - речь идет не о винограде или арбузах, а о зерновых и картофеле. Что же касается последних, то напомним, что под Санкт-Петербургом, что еще гораздо севернее и где земли не лучше наших, голландцы по своим технологиям собирают с гектара по 35-40 ц зерновых и до 400 ц картофеля.

Пора прекратить бесполезные напоминания о былом паритете цен, когда за 1 л молока колхоз мог купить более литра горючего. В советские времена существовал громадный диспаритет цен, но только в пользу АПК. Цены ввозимых в Беларусь, в основном из России, сырьевых товаров и зерна были ниже мировых, а цены на вывозимую из Беларуси сельхозпродукцию - гораздо выше. Например, цены на нефть и газ в 1990г. были в 2,7 раза ниже мировых, а цены на продукты пищевой промышленности – в 2,63 раза выше. Шестикратный диспаритет цен в пользу АПК компенсировал его неэффективность.

Нам сегодня напоминают, что в странах ЕС фермеру надо продать 1,1 тонны зерна, чтобы купить 1 тонну бензина, а у нас надо выложить 5,8 тонны. Но давайте зайдем с другой стороны и узнаем, сколько тонн горючего затрачивают наш и их фермер на производство тонны того же зерна. Со вспаханного гектара там получают зерна или картофеля почти в 3 раза больше. При вспашке, обработке и уборке их техника расходует горючего на 1 га раза в полтора меньше. Есть еще ряд факторов, повышающих затраты производства у нас. Например, меньшая отдача удобрений. В любом случае затраты горючего на тонну зерна здесь в 4-5 раз выше, чем у "них".

Еще большая разница в затратах получится, если мы перейдем к продуктам животноводства. Потому что на Западе, например, привесы на затраченный килограмм зерна в два раза выше, чем у нас.

В декабре 2000г. американский фермер для покупки 1 л бензина (35 центов за литр) должен был отдать 2,5 л молока (13-14 центов за литр в среднем по США). И при этом его производство оставалось рентабельным. Чтобы наш колхоз смог выжить, ему надо отдавать за литр бензина не более 0,5 л молока, ведь для производства литра молока ему надо только горючего примерно литр. Наши колхозы могут быть рентабельными, если цены на потребляемые ресурсы будут в несколько раз ниже мировых.

Но времена, когда бензин нам поставляли по цене в три раза ниже мировых, уже не вернутся. За потребляемые АПК ресурсы кто-то должен заплатить. Если население будет оплачивать стоимость продуктов полностью, т.е. случится то, чего так добиваются аграрии, - цены станут паритетными, то за килограмм масла в магазине придется отдать не менее $8 (только бензина на его производство будет затрачено не менее 20 литров!). При таком росте цен население вообще перестанет это масло покупать. И сразу же найдутся способы доставки масла из-за рубежа, поскольку на мировом рынке его можно купить примерно за $1,5.

Сегодня бесполезно требовать усиления государственной поддержки АПК. Состояние белорусской экономики таково, что государство уже не в состоянии обеспечить прежний уровень поддержки сельского хозяйства. Скорее, произойдет то, что произошло в Эстонии, где с началом рыночных реформ государство вообще отказалось от субсидий сельскому хозяйству в любой форме.

Есть смысл говорить только о сокращении затрат на производство. И ответ на этот вопрос мировая практика уже дала.

Наиболее эффективной формой сельскохозяйственного предприятия оказалась частная семейная ферма. Но на начальных этапах реформы переход на фермерский тип хозяйствования затруднен. Крестьяне не имеют необходимых навыков. Кроме того, инфраструктура и технология аграрного производства, состав машинного парка долгие годы формировались под крупные хозяйства, что является препятствием на пути фермеризации страны. Раздел колхозов и совхозов в нынешних условиях обрекал бы крестьян на архаичные методы ведения хозяйства.

В странах Центральной и Восточной Европы первоначально значительная доля земли оставалась в собственности не фермеров, а юридических лиц, возникших на месте реформируемых колхозов и совхозов. Выделенные в индивидуальную собственность земельные паи сразу же передавались либо в аренду, либо в уставной фонд нового предприятия.

Преобразование на начальном этапе части колхозов и совхозов в производственные кооперативы не встретит большого сопротивления как со стороны населения, так и со стороны власти, поскольку такая трансформация вполне соответствует их менталитету.

Однако мировой опыт подтверждает неэффективность и неустойчивость коллективных форм хозяйствования на земле. Например, в Литве и Польше крупные коллективные предприятия не выдерживают конкуренции со стороны мелких форм и распадаются. В странах Латинской Америки в ходе земельных реформ в 1960-70гг. коллективные формы хозяйствования поначалу тоже получили широкое распространение. То же происходило и в Португалии после падения салазаровского режима. Затем в 90-е гг. практически во всех странах Латинской Америки и в Португалии прошла деколлективизация сельского хозяйства.

Третья фаза трансформации АПК в рыночные хозяйства начнется после распада неэффективных производственных кооперативов на мелкие фермерские хозяйства. Большинство из них тоже окажутся неэффективными и превратятся просто в личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Затем по законам экономики должно произойти укрупнение ферм, вовлечение их в сложную сеть кооперативов (но не производственных - сбытовых, снабженческих и т.д.)

Сегодня, например, фермер США одновременно состоит в среднем в 5 кооперативах. Таким образом, из мелких ферм возникнут как более крупные семейные фермы, так и капиталистические ("юнкерские") хозяйства, т.е. хозяйства на базе частной собственности с наемным трудом.

В общем, путь к эффективному хозяйству будет долгим и трудным. Но важно сегодня не допустить, чтобы в стремлении сохранить крупные хозяйства колхозы не превратили в АО или кооперативы с большими неделимыми земельными фондами. Тогда будет отрезан путь к выходу крестьян с бесплатным земельным наделом. А это значит, что будет отрезан путь к эффективному земледелию.

Белорусская Газета