Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


О том, что есть такая профессия - Родину защищать, нам объясняют с детства. Особенно любят вспоминать об этом 23 февраля. Впрочем, каждое государство "рекламирует" армию по-своему. Или с привлечением бывалых ветеранов, рубившихся вместе с Буденным в конных атаках, или посредством блокбастеров о настоящих героях. В Германии, старательно стирающей из памяти коллективное чувство вины за фашизм, есть альтернатива проявлению мужества – гражданская служба (Zivildienst).

В немецкой Конституции 1949г. говорится о недопустимости принуждения брать в руки оружие против воли человека. Для реализации этого конституционного права введена гражданская служба, являющаяся реальной альтернативой армии.

Идея, на первый взгляд, проста. Молодые люди, не желающие иметь прическу по уставу, подшитый воротничок и начищенные ботинки, иными словами, не желающие служить в армии, могут принести пользу обществу, выполняя социально значимую работу. Ухаживать за пожилыми людьми, оказывать помощь лежачим больным и инвалидам как в больницах, так и на дому, т.е. выполнять действительно тяжелую и при этом малооплачиваемую работу. За день ухода за лежачими больными платят меньше, чем за день, проведенный в армии. К тому же гражданская служба длится 11 месяцев, что на один месяц больше срочной армейской.

Чтобы попасть в армию, надо получить повестку и явиться на сборный пункт. Чтобы попасть на гражданскую службу, надо приложить некоторые дополнительные усилия: написать вольное сочинение-обоснование на тему "Почему я не могу брать в руки оружие". Казалось бы, формальность, и какое дело военным до литературных набросков призывников, но если не успеть вовремя подать свое сочинение, то тогда - сапоги.

Если в армии вопрос с формой решен раз и навсегда, то форма "альтернативщиков" зависит от места их работы. Если у больницы есть средства полностью экипировать новых сотрудников, они получают комплект одежды, если возможности нет, выдается то, что есть.

Кстати, о немецких больницах. На каждой табличке с номером помещения обязательно рядом будет указана и его площадь. Но никто из врачей так и не смог внятно объяснить эту причуду немецкой бюрократии.

Вернемся к гражданской службе. Если армейская служба тяжела физическими нагрузками и соблюдением устава, то гражданская - достаточно серьезно влияет на психику, так как тяжелобольные и пожилые люди иногда умирают... С другой стороны, это возможность установить некую связь между поколениями. Конечно, о передаче опыта речь не идет - скорее, об уважении к пожилым. Ну нет в Германии тимуровцев, зато таким способом прививается уважение к старшим. К опасностям гражданской службы можно отнести и то, что все работающие в медицинских учреждениях относятся к группе риска.

Однако не стоит идеализировать молодых людей, не желающих брать в руки оружие. Далеко не всегда они являются убежденными пацифистами. Отказ от армии не означает отказа от боевиков и "кровожадных" компьютерных игр. Они просто не видят тут связи. И еще одна деталь – изучение истории. Понятно, что у каждой власти свое видение истории, прошлого и настоящего. И все же складывается впечатление, что комплекс вины за фашизм, приобретенный после Второй мировой войны, сейчас всячески изгоняется. В здании бундестага, бывшего рейхстага, в зале, отражающем его историю, о штурме Берлина советскими войсками сказано, что конец войны обозначал свободу для одних народов и долгие годы тоталитаризма для других. Без каких-либо комментариев. Эта позиция оправданна: жизнь продолжается, и нельзя замыкаться на том, что было. Но в то же время вспомните, с какой регулярностью в Беларуси говорят о войне, культивируя панический страх перед ней: пусть нам плохо живется, но лишь бы не было войны! Забывая, что войны развязывают не народы, а политики, презирающие свой народ.

Бросается в глаза и контингент "альтернативщиков". Как правило, это молодые люди, мечтающие об учебе в университете. В принципе, можно говорить о негласном правиле в приемных комиссиях некоторых университетов: при прочих равных условиях предпочтение будет отдано отслужившему на гражданской службе. И дело не в том, что мозги не засушены уставом и армейской муштрой.А в том, что человек уже сумел принять осознанное самостоятельное решение.

Но этот, отлаженный годами работы механизм альтернативы армии сейчас оказался под угрозой. Германия подсчитала, во сколько ей обходится армия на непрофессиональной основе ,и прослезилась. Через какое-то время останется только профессиональная армия, и от призыва на срочную службу придется отказаться. Но отказ от призыва означает и отказ от гражданской службы. Вряд ли найдутся желающие добровольно потратить 11 месяцев для ухода за больными. Если же нанимать на освободившиеся вакансии постоянных сотрудников, то необходимо значительно повышать зарплату. Так как на деньги, которые выплачиваются "альтернативщикам", ни один немец не согласится работать. Пока решение этой проблемы не будет найдено, молодые люди будут по-прежнему иметь возможность выбирать, в каком виде отбывать почетную обязанность.

В Беларуси в начале 90-х раздавались робкие голоса о необходимости введения альтернативной службы. Более того, речь заходила о необходимости принятия соответствующего закона. Но заметных сдвигов нет. Единственным законным способом, без дураков, не идти молодому человеку в армию остается старая добрая военная кафедра.

Новоизбранные депутаты, многие из которых с погонами, похоже, не видят необходимости что-либо менять. Принцип дедовщины - мы служили, нам тоже было несладко, так пусть "молодые" тоже прогнутся!

Белорусская Газета
,