1. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  2. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  3. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  4. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  5. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  6. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  7. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  8. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  9. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  10. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  11. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  12. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  13. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  14. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  15. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  16. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  17. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  18. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  19. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  20. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  21. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  22. Лукашенко запретил продажу жилья через облигации. И что теперь будет с ценами на квартиры?
  23. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  24. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  25. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  26. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  27. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  28. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  29. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  30. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси


/

95 лет назад, 19 января 1919 года, Комиссариат (министерство) продовольствия Советской Белоруссии издал исторический приказ № 1. Согласно ему заградительным отрядам запрещено было препятствовать вывозу из Минска продовольственных грузов.



В тот день комиссар продовольствия Моисей Калманович включил для Минска "систему ниппель". Пусть вольные сельхозпроизводители сколько угодно везут в столицу зерна и мяса. Надо же в конце концов содержать свежесозданный госаппарат! А вот выпуск продовольствия наружу станет монополией Компрода:

Моисей Калманович

"Вывоз продуктов и товаров из Минской губернии и гор. Минска без разрешения Компрода безусловно воспрещается. Неподчинившиеся предаются суду по всей строгости революционных законов".

А далее шла вереница однотипных решений. Из Протокола № 6 заседания Временного рабоче-крестьянского советского правительства Белорусской Республики от 27 января 1919 года:

"Слушали: Доклад члена правительства тов. Калмановича о посылке в Москву предметов продовольствия: 75 вагонов картофеля, мармеладу и пр.

Постановили: Принимается".

Потребителю, в общем, не важно то, что написано на вывесках колбасных лавок. Пусть это будет "Варшавская еврейская колбасная Друбина" в Минске:



Или "Московское колбасное отделение Ковзановского" в Бобруйске:



Главное - чтобы была сама колбаса. Но вдруг ее не стало! А нарком Калманович продолжал сокрушаться: "Здесь в Минске мелкая торговля страшно развита, и убить ее не представляется возможности". Чтобы активизировать процесс, на заседании коллегии Комиссариата продовольствия 29 января будет рассмотрен отдельный вопрос "О переводе продовольственного реквизиционного полка из Слонима в Минск".

Из воспоминаний члена первого белорусского советского правительства Осипа Дыло  о первых январских днях 1919 года:

Портрет Осипа Дыло работы В. Волкова. 1926 г. Национальный художественный музей Республики Беларусь
"У параўнанні з дарагоўляю Масквы, першыя дні пасля нашага прыезду цана на ўсё стаіць нізкая. Савецкія грошы бяруць ахвотна. Яшчэ ў абываталя, у гандляра пануе настрой прыязні, яшчэ не кончыўся мядовы месяц знаёмства з сацыяльнаю рэвалюцыяю. Але ўжо праз некалькі дзён другой половы студзеня [1919 г.] цана на ўсё пачынае ўзрастаць, і гандляр на ўсякі выпадах страхуе сябе тым, што хавае большую частку набытых за часы нямецкай акупацыі тавараў дома. Крамы ад тавараў пусцеюць, і цана з кожным днём ідзе ўсё ўверх і ўверх…"

Об этом же писала 17 января 1919 года большевистская "Звезда":

"Продовольственное положение Минска принимает катастрофический характер. Хлеб подорожал втрое, и цены продолжают расти с угрожающей быстротой. Уже платят за хлеб по 3 руб. 70 коп. за фунт, и ничего не гарантирует нас, что ближайшие месяцы не принесут вздорожание в той же пропорции".

Но почему так? Здесь надо вспомнить и сравнить два пропагандистских документа.

В ноябре 1918 года из Смоленска в Минск, где еще оставалась германская администрация, был завезен тираж большевистской листовки, адресованной белорусским сельхозпроизводителям. Агитка призывала прятать хлеб, не продавать его уходящим немцам:

"Товарищи крестьяне! Помните о будущем. Рабочие Петрограда и Москвы в обмен за ваш хлеб дадут вам за безмерно дешевую цену косилки, жнейки, плуги, косы, серпы, топоры, гвозди, разной мануфактуры, мыло и кожи. На десятки миллионов рублей собрано в смоленских складах необходимых для крестьянского хозяйства предметов, которые дадут вам в обмен за хлеб. Не продавайте свой хлеб - необходимый трудовому народу - врагам рабочих и крестьян, немецким палачам. Немцы за покупаемые ими предметы платят фальшивыми бумажками. Ни единого зерна хищникам! Хлеб должен оставаться в Белоруссии. Он нужен рабочим, он нужен вам самим. Прячьте хлеб свой для обмена на бумазею, ситец, мыло, сапоги и плуги…"

Но вот приходят большевики, и… где обещанные "ситец, мыло, сапоги и плуги"? (Хотя, если разобраться, то из вышеприведенного товарного перечня в Минске не производили только ситец.)

Оказалось, что продовольствие будут изымать в качестве платы за "освобождение из-под гнета германского империализма". Минская "Звезда" 9 февраля 1919 года посвятит этому вопросу замечательно демагогическую статью, подписанную криптонимом "А. Б-н":

"Очень часто приходиться слышать от обывателей такие толки: вот, мол, до прихода Советской власти хлеб стоил гораздо дешевле, да и все продукты, а сейчас, как пришли советские власти, все вздорожало… Но это понятно, не может быть, чтоб в одном месте фунт хлеба стоил 13 руб., а в другом 2 с полтиной, в одном месте цена повысится, в другом понизится. Нас это вздорожание не должно так пугать и не только потому, что нам наше нравственное чувство говорит: наши славные товарищи недоедают, как можем мы думать о полной своей сытости, - но и потому, что борьба со спекуляцией и мародерством, только начавшаяся здесь, при содействии революционных масс, сознательных ее элементов, ограничит аппетиты спекулянтов, передав продовольственный и торговый аппарат в руки трудящихся. Малосознательные элементы будут говорить: зачем отсюда вывозят продукты, какое нам дело до петроградских и московских рабочих? Мы должны отвечать им: кто освободил вас из-под гнета германского империализма, кто принес вам истинную свободу, свободу трудящихся, кто голодал, но творил великое революционное дело, и имеем ли мы право быть сытыми? Нет и нет! Ведь только при общем единении мы добьемся того, что все будут сыты. Потерпим. Будущее за нами".

Агент Комиссариата продовольствия Иван Луцевич (Янка Купала), также приехавший в январе 1919 года из Смоленска в Минск, знал всю эту кухню изнутри. Позднее он описывал происходившее в белорусской столице:

"Першыя дні бальшавіцкай гаспадаркі, асабліва тут, у Менску, падавалі надзею, што беларуская справа стане на добры дэмакратычны грунт. Бо як жа было іначай думаць? На чале "чрэзвычайкі" стаў не Яркін, вядомы ў Смаленску сваей крывавай ненасытнасцю, а нейкая другая асоба (в последнем Купала ошибался. - С.К.). Так што спачатку і расстрэлы рэдка былі чутны. Пачалі выдаваць "Известия" на 4-х мовах: расійскай, беларускай, польскай і жыдоўскай (выйшла 4 ці 5 нумароў). Не касавалі дробнага гандлю і не забаранялі прывозіць прадукты з вёскі ў места. Але гэты мядовы месяц савецкай улады на Беларусі цягнуўся нядоўга…"

Офорт "Янка Купала в Смоленске (На переломе)" Арлена Кашкуревича

Насаждался коммунизм голодных и нищих, ибо только голодные и нищие годились для похода за мировой революцией.

Читайте также:

Демисезон-1919. Социалистический трансфер в капиталистическую "Европу"

Демисезон-1919. Правительственное постановление № 1 

Демисезон-1919. Красные тараканы на кухне "Европы"
-10%
-23%
-10%
-50%
-7%
-15%
-55%
-15%
-30%
-5%
-20%
0068422