168 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В МИД Беларуси ответили на призыв «Большой семерки» провести новые выборы
  2. Почему появляются родинки? Онколог объясняет простыми словами
  3. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  4. Паша «Мясной король». Как популярный гродненский блогер занялся мясным мини-бизнесом, который вдруг «выстрелил»
  5. Опубликован список экс-силовиков, которых Лукашенко лишил званий
  6. Не дошла до дома несколько метров. Что известно об аварии в Гомеле, где погибла девочка
  7. Лукашенко: Нам нужны действительно государственные люди
  8. Теперь официально: ветераны ВОВ не получат в этом году единовременные выплаты к 9 Мая
  9. Почему на лице появляются пигментные пятна и как от них избавиться. Комментирует дерматолог
  10. В День Победы над Минском пролетят самолеты и вертолеты всего двух моделей. Рассказываем почему
  11. В Беларуси готовят указ по банковскому мошенничеству. Что планируют изменить
  12. Скардино рассказала, как живет в Швейцарии и планирует ли возвращаться в Беларусь
  13. Что в ВОЗ ответили на слова Лукашенко о том, что Беларуси ничем не помогли в борьбе с COVID-19
  14. СМИ назвали фамилию еще одного возможного фигуранта по «делу о госперевороте»
  15. Юрий Мельничек: «Когда наступит Беларусь 2.0, все отыграет назад достаточно быстро»
  16. «Органы внутренних дел не дадут омрачить великий праздник». Милиция рассказала, как будет работать 9 мая
  17. Мингорисполком отказал в проведении отдельного шествия «Бессмертный полк»
  18. Белоруса посадили на 30 суток, а он все равно гуляет по Минску и даже путешествует. Все благодаря идее жены и ее подруги
  19. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  20. Помните айтишника с БЧБ-флагом на балконе, у которого забрали машину? Узнали, что с авто сейчас
  21. Школьница написала на асфальте «Жыве» и попала в РУВД за пикет. Рассказываем, чем все закончилось
  22. «Мы с Колей жили в этом домике». Показываем, где находится «любимый дворец» Лукашенко
  23. Из-за длинных майских выходных скорректировали график выплаты пенсий и пособий
  24. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  25. Семья минчан построила дом в дачном поселке и живет там круглый год. Вот как там все устроено
  26. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  27. «Зимой мы здесь живем совершенно одни». История пары, которая переехала из города в деревню
  28. Приближается 9 Мая. Как можно поздравить ветеранов и помочь им (в том числе финансово)
  29. «Заинтересовали вещи определенных цветов». К дизайнерам Honar пришел с проверкой Госстандарт
  30. Тест. Вы хорошо ориентируетесь в простых вопросах экономики?


Сергей Крапивин,

95 лет назад, в январе 1919 года, в Минске начался разгром старых классических ресторанов.

Повар ресторана минской гостиницы "Европа" Михаил Карлович Кумейша не относился к тем, о ком можно было сказать "пошел в услужение к большевикам". Сам он никуда не ходил. Просто хозяева заведения поменялись.

Михаил Кумейша

12 января 1919 года на кухне "Европы" состоялось объединенное заседание коммунистической и профсоюзных ячеек, в результате чего главными тут стали не шеф-повар, а истопник и посудомойка.

Разгром старых ресторанов в Минске военно-революционном напоминал своей динамичностью хронику занятия красной конницей городов и местечек. Большевистская газета "Звезда" фиксировала в 1919 году:

"16 января по Юрьевской улице в помещении "Винтергартен" (название появилось при немцах, а до войны это был "Аквариум" — единственное в Минске заведение по типу знаменитого московского "Эрмитажа": ресторан и концертный зал в увеселительном саду.С.К.) открылась 2-я общественная столовая".

Малоприметное крыльцо с навесом — вход в "Аквариум"

Далее: "В помещении ресторана Борутто по Захарьевской улице открылась Третья общественная столовая".



Реклама ресторана Борутто и вывеска летнего кафе от основного ресторана при входе в Губернаторский сад

Умно поступали в Минске те товарищи, которые для своих революционных нужд захватывали не только обеденный зал с кухней, но и жилые помещения под общей крышей — роскошный отель. Получалось комплексное обслуживание, коммунизм наяву: выпил-закусил и сплясал в ресторане, прогулялся под пальмами в зимнем саду, освежился в бане с бассейном, отдохнул в номерах и — снова в ресторан. Рай на земле!



Именно так, например, гостиницу "Париж" с ее рестораном заняло учреждение со сложным названием "Центральный партийный еврейский рабочий клуб имени товарища Ленина". Правда, через несколько лет "партийные рабочие-евреи" получат пенделя от лихих красноармейских командиров, и в бывшем "Париже" будет устроен Дом Красной Армии, но это уже отдельная история…

В конце зимы 1919 года "Звезда" сообщила: "Закрыт ресторан "Селект" на углу Богадельной и Захарьевской улиц в связи с преобразованием его в советскую столовую № 5". И далее — все в таком же роде.

У новых хозяев жизни проявилась неизбывно-хамская манера пировать не в открытом зале ресторана, а в разного рода "подсобных помещениях" — подальше от чужих глаз.

Вот начало главы "Коммунисты кутят" полудокументального романа "Александр Мясникьянц" ("В стране красных людоедов") участника тех событий бывшего советского журналиста Александра Гзовского. Во время польской оккупации 1919–1920 годов его злобно-разоблачительное повествование о нравах советской верхушки печаталось с продолжением в газете "Минский курьер". В квадратных скобках привожу реальные имена:
"Вечером, идя по коридору гостиницы "Европа", Борис Николаевич встретил Арголина [Марголина].

— Здравствуйте, дорогой товарищ! — почти закричал "квартирный" комиссар, протягивая Петровскому [Гзовскому] руку.
— Здравствуйте, товарищ!
— Ну, идем ко мне. Я здесь живу, но этажом ниже. У меня сегодня собрались некоторые товарищи, и будет маленькая пирушка.
— Ну, а я ведь не коммунист и, значит, мне идти неудобно.
— Какие пустяки! Идем непременно, у меня даже шнапс будет.
Арголин был настойчив, и Петровскому казалось, что неудобно отклонять столь милостивое и высокое предложение. Спускаясь с лестницы, Арголин спросил Петровского:
— Может вам, товарищ, квартира нужна, так я вам дам. У меня буржуйских квартир много. <…>
В шикарном номере "Европы", занимаемом Арголиным, собралась вся м-ская "знать". Здесь были: Эйнгольды [Рейнгольды] — отец и сын, Далманович [Калманович] со своей невестой — Марищанской, коммунистический "полицмейстер" города М-ска товарищ Хроль [Кроль], а также Персон [Берсон], Кривоносов [Кривошеин], Пинкель [Пикель] и еще несколько человек в высоких сапогах, в кителях, с револьверами у поясов…
На двух столах перед гостями стояли водка, вина и разные закуски. В комнате носились облака табачного дыма, ибо курили даже некоторые "дамы".
— Выпей, товарищ! — вдруг обратился к нему полупьяный военный комиссар Кривоносов.
— Спасибо, товарищ, я не пью.
— То есть, как это — не пьете?
— Очень просто: не пью ничего хмельного.
— Вот так здорово! А мы все пьем.
Кривоносов налил себе бокал водки, залпом осушил его и начал есть паюсную икру с белым хлебом.
— Если не пьете, так закусите что-либо, — предложила Борису Николаевичу какая-то стриженная девица.
— Спасибо.
Петровский хотел было отведать икры, но, вспомнив чей-то рассказ о том, что Кривоносов страдает сифилисом, не решился…"

В то время в партийно-номенклатурной среде появился ернический обычай. После рюмки водки надо было сморщиться и молвить: "И как ее беспартийные пьют!"

Читайте также:
Демисезон-1919. Социалистический трансфер в капиталистическую "Европу" >>> 
Демисезон-1919. Правительственное постановление № 1 >>>  
-10%
-20%
-20%
-15%
-58%
-10%
-25%
-10%