/

95 лет назад, 7 января 1919 года, в Минске наконец-то собралось для первого заседания первое белорусское советское правительство. Что оно "слушало и постановило" в первую очередь?..

 
 
Глянул я в старый календарь и обнаружил, что в 1919 году седьмой день января пришелся на вторник. Вот, оказывается, с каких времен ведется традиция проводить по вторникам заседания Президиума Совета министров Республики Беларусь!
 
Уместно задать вопрос: отчего не существует фотографии первого правительства ССРБ в полном составе? В январе 1919 года такой общий снимок просто обязаны были сделать по соображениям государственного протокола. Сравним: лидеры Белорусской Народной Республики в 1918 году сделали групповой портрет и распространили его в странах Европы.
 
Народный секретариат (правительство) Белорусской Народной Республики
 
Только не надо выдумок про "разруху"! Про то, что в ателье минского фотографа Миранского якобы закончились фотопластинки. Портативный аппарат "Кодак" можно было купить и в универсальном магазине при гостинице "Европа", в которой поселились советские вожди.

 
В начале 1919 года Минск еще был наполнен ширпотребом. В городе бойко работали магазины, рестораны, театры. Толпы красноармейцев осаждали кафешантаны и публичные дома (об удивительном периоде, когда проституция в советском Минске еще не была официально запрещена, расскажем в последующих выпусках сериала "Демисезон-1919").
 
Государственный церемониал и государственный протокол — это вещи важные и нужные. Пусть даже временным называется какое-нибудь правительство, но, тем не менее оно считает обязательным явить себя и согражданам, и мировому сообществу.
 
Временное правительство России марта-июля 1917 года во главе с Георгием Львовым
 
Второе коалиционное Временное правительство во главе с Александром Керенским. Конец июля 1917 года. Государственный музей политической истории России
 
Знаток белорусских персоналий Виталий Скалабан подсказал мне о фотографии "членов Президиума правительства Советской Белоруссии т.т. Калмановича, Мясникова и Кнорина" (см. изображение в начале публикации) в первом номере журнала "Заря Запада" от 15 марта 1919 года.


 
 
Правда, Скалабан предупредил, что подпись к фотографии на момент ее публикации являлась некорректной, ибо в начале февраля в Минске на I Всебелорусском съезде Советов, который прошел под руководством прибывшего из Москвы председателя ВЦИК Якова Свердлова, объявлено было решение преобразовать буферную "белорусскую" республику в такую же буферную "литовско-белорусскую" (Литбел со столицей уже не в Минске, а в Вильно). Собственно белорусско-коммунистическую группировку из состава первого правительства на февральском съезде элементарно "кинули": лидера Д.Ф. Жилуновича не избрали в состав нового ЦИК, а членов правительства О.Л. Дыло, В.С. Фальского и Ф.Г. Шантыра "на всякий случай" арестовали.
 
Доктор исторических наук Григорий Лазько так пояснил мне ситуацию:
 
— Приехавшим из Москвы в Минск белорусским коммунистам, назначенным в состав первого правительства республики, отводилась лишь роль местной национальной ширмы для вернувшейся в Беларусь российской советской власти. Они должны были либо приспособиться к этой роли, либо вскоре уйти. Практически наиболее активная их группа — Дыло, Фальский, Шантыр — через месяц после объявления республики оказалась в руках чека, а Жилунович, глава первого белорусского советского правительства и член Бюро ЦК КП(б)Б, был лишен всех своих постов и фактически спасался бегством подальше от Беларуси — на Южный фронт. После этого можно было приступить к усечению республики путем передачи в состав РСФСР трех ее восточных губерний и к объединению остатков с Литовской Советской Республикой. А уже под ширмой образования Литбела проводились переговоры с Польшей о мире, за который Советская Россия готова была заплатить белорусской и литовской территориями.
 
Ну и наконец приведу начальный фрагмент Протокола № 1 заседания Временного рабоче-крестьянского советского правительства Белоруссии, состоявшегося 7 января 1919 года в Минске. Вдумаемся: это самое первое заседание правительства. Делается начальный шаг, творится история.
 
Что бы такое учредить самым первым пунктом?.. Пусть бы это стало чем-то символическим, дабы благодарные потомки вспоминали и прославляли в веках первое белорусское советское правительство. Взять бы, например, да и назначить комиссию по подготовке к учреждению Белорусского государственного университета. Или, на худой конец, организовать детский дом имени товарищей Жилуновича и Мясникова…
 
Ничего подобного. Самым первым решили вопрос о, казалось бы, второстепенной должности заместителя наркома продовольствия.
Цитата из Протокола № 1 от 7 января 1919 года:
 
"Присутствовали: председательствующий тов. Жилунович. Члены правительства: Андреев, Берсон, Дыло, Иванов, Кваченюк, Мясников, Пикель, Розенталь, Фальский, Червяков, Чернушевич, Шантыр и Яркин. Управляющий делами Республики Кнорин, секретарь Антониковский.
 
1. Слушали: Об утверждении тов. Перно заместителем Комиссара продовольствия.
Постановили: Тов. Перно, как утвержденного Центром, утвердить заместителем Комиссара продовольствия…" — и так далее по повестке из тринадцати пунктов.
 
Между прочим, вопрос о составе правительственного президиума рассмотрели лишь четвертым в очереди:
 
"4. Слушали: О Президиуме. Предложение тов. Рейнгольда о желательности, чтобы Президиум правительства состоял из трех лиц, а именно т.т. Жилуновича, Мясникова и Калмановича.
Постановили: Президиум Временного правительства утвердить из трех лиц: т.т. Жилуновича, Мясникова и Калмановича".
 
Такое впечатление, что товарища Перно держали в тот исторический день где-то рядом с залом заседания правительства, чтобы немедля отпечатать на машинке мандат и послать на какое-то срочное задание.
 
Заместителем республиканского продкомиссара оказался не просто "латышский стрелок", пусть даже и рекомендованный Москвой. Это был небезызвестный у нас Ян Францевич Перно (1888–1951). В Минске находился с 1915 года, состоял в латышской социал-демократической группе. Во время Октябрьской революции 1917 года отметился как комиссар оружейных мастерских 10-й армии, соратник будущего первого белорусского чекиста Яркина. Именно благодаря Перно был вооружен Первый революционный имени Минского Совета полк — тот полк, который в ночь с 17 на 18 декабря 1917 года разогнал демократический Всебелорусский съезд.
 
Зачем теперь комиссара-оружейника назначили в продком? Наивным было бы думать, что в те дни комиссариат продовольствия занимался устройством крахмало-паточных заводов или производством дешевого маргарина и дрожжей. В Беларуси подобное умели делать и без комиссаров.
 
То был комиссариат не производства продовольствия, а комиссариат изъятия продовольствия. Товарищу Калмановичу не с руки оказалось самолично выгребать зерно из амбаров — все ж таки видный большевик, государственный деятель. Потребовался боевой заместитель — откровенный грабитель белорусского крестьянства, погромщик продовольственных складов и съестных лавок.
 
В полудокументальном повествовании "Александр Мясникьянц" ("В стране красных людоедов") участника тех событий Александра Гзовского есть сцена, когда автор с супругой едет на извозчике по Минску 5 января 1919 года и наблюдает группы праздно шатающихся солдат.

 
 
"В витринах магазинов и мелких лавок было выставлено много разных товаров и съестных припасов.
— Боже! Да здесь всего вдоволь, не то что у нас в Смоленске! — воскликнула Анна Михайловна.
Извозчик, мужичонка лет сорока пяти, повернулся к ней и сказал:
— Было усяго многа, а тяперь усё пропадаець и змнейшается. Дорожаець усё с каждым часом. Гляди, чысто кепска будець.
— А сколько у вас стоит фунт хлеба? — поинтересовалась Анна Михайловна.
— Два с полтиной.
— Это же совсем даром!
— Якое там даром?! Пры немцах было шездисят копеек за хфунт, а як яны прышли, дык усё идзець угору.
По тону белоруса видно было, что "яны" его не особенно удовлетворяют".
 
Далее — о технологиях устройства в Беларуси искусственного голода и лишений…
 
Читайте также:
 
 
-25%
-20%
-50%
-30%
-21%
-50%
-22%