Виктория Дашкевич,

В преддверии одного из главных христианских праздников Рождества Христова архиепископ Витебский и Оршанский Димитрий встретился с журналистами. Тем не менее, грядущий праздник не был главной темой для обсуждения. В ходе беседы были подняты вопросы, которые интересуют не только православных верующих.

Архиепископ Витебский и Оршанский Димитрий. Фото: Игорь Матвеев

– Расскажите немного об открытии в Москве представительства Белорусского экзархата и о своем назначении настоятелем московского храма в честь мученицы Ирины. Почему было открыто церковное "посольство", как оно будет работать?

– Такого церковного представительства в Москве раньше не было. Но всегда при любом посольстве традиционно находятся представители церкви. Главным в работе представительства я считаю то, что мы должны побеспокоиться о тех белорусах, которые проживают на территории Москвы. Люди, которые там находятся, требуют и внимания, и полного воцерковления. Нельзя, чтобы приезжие белорусы ощущали себя брошенными, надо, чтобы они могли приходить к нам, а мы могли с ними встречаться, общаться.

Мне кажется, очень важна и деятельность, способствующая развитию паломничества. Мы должны побеспокоиться о том, чтобы белорусам можно было посещать Москву, Троице-Сергиеву лавру, другие святыни не просто по туристическому маршруту, где главная достопримечательность – советский Кремль. Православный человек должен видеть истоки православия.

Сейчас в Москве очень много работы. Сначала будет идти восстановление, много надо сделать по храму и привести в порядок два здания, которые нам передали. В восстанавливаемых зданиях планируются места, где смогут остановиться паломники. Также в Москве находится институт "Содействие". Туда мы будем посылать девушек из нашего женского училища, которые будут обучаться иконописи, смогут получить образование и золотошвеи. Там это обучение поставлено на очень хорошем уровне. За помощью по восстановлению зданий будем обращаться к белорусам, которые живут в России.

Кстати, я встречался с белорусами из Новороссийска. Они рассказывали, что построили большой храм Ефросиньи Полоцкой, а теперь собираются делать копию креста.

Или же чем плохо было бы открыть такое представительство на Белостокщине? Там же очень много проживает белорусов.

– В ушедшем году возобновило работу женское духовное училище. Каковы его цели сегодня?


– Есть у семинаристов такая проблема: найти себе достойных спутниц жизни. Я очень надеюсь, что учащиеся этого училища – в том числе и высокообразованные духовно будущие матушки. Эта задача не ставится во главу угла, но и она немаловажная.

Главной же целью видится дать девушкам нормальное православное образование. В Витебске такое училище было в свое время первым. Теперь возрождается третье по счёту после Слонима и Минска. В связи с тем, что в бывшем здании училища теперь облисполком, мы поместили учебное заведение (как когда-то и было) при женском Свято-Духовском монастыре.

Сколько будет набрано девушек в новом учебном году, пока неясно. Мы принимаем их после окончания школы со всей республики, и не только. Можно поступать гражданкам России и Украины. Учиться девушки будут 3 года.

– Требуются ли для поступления какие-то базовые знания, например, полученные в воскресной школе?

– Сейчас – да. Потому что эти знания можно свободно получить. Я помню, когда сам поступал в семинарию, то из Беларуси приезжали туда учиться считанные люди. Все остальные были из России, Украины, где ситуация с верой была лучше. Россиян, например, было 7 человек на место. А мы приехали всего вдвоем. Нас обоих и взяли. Я тогда по знаниям был далек от богословских наук, только что пришел из армии. Вместе со мной поступали ребята подготовленные, из семей священников. А мы у себя в Беларуси не могли даже ходить в церковь причащаться. Перед войной у нас ни одного храма не было открыто.

– Будут ли в Витебске возрождаться храмы, например, Николаевский собор?

– Над этим надо подумать не только церкви, но и нашему государству. Как сказал Святейший Патриарх в 1998 году, когда он был у нас в Витебске и посещал колонию, "если мы не будем строить храмы, мы будем строить тюрьмы".

Я считаю, что о возрождении Николаевского собора говорить реально. Но уже сейчас необходимо что-то предпринять, чтобы люди видели, где был фундамент, захоронения. Провести там, где был храм, экскурсионный маршрут. Почему бы не сделать так, как сейчас в Ильинском храме. Там нашли древнюю кладку, открыли полы и сделали обзор через стекло. А ставить на кладбище машины – это не очень хорошо. Хотя бы надо установить камень, где было бы написано о том, что здесь стоял храм. Ведь не будет истории, не будет нас как личностей.

Вопрос с Николаевским собором, мне кажется, решается без особенных трудностей. Сейчас новые технологии. Можно сделать все намного проще и быстрее. Храм Христа Спасителя, кстати, поставили за 5 лет. И такое отличное украшение для Москвы.

– Идея строительства Софийского собора в Витебске по образцу храма XI века в Полоцке одобрена Синодом Белорусской Православной Церкви. Когда и где планируется начать это строительство?

– Идея о возведении храма в том числе и моя. Когда я был в Полоцке, слышал, как многие, посещая храм, сокрушались о том, что София, которая была построена в XI веке – взорвана, на ее месте другая София. Чем плохо восстановить прежний храм? Но рядом ее не поставишь. А Витебск и Полоцк – города одной области, стоят на одной реке, почему бы не поставить Софию в Витебске? Как символ.

На данный момент есть семь мест, где предполагают поставить храм, но лично мне кажется, что самое место ей – на какой-нибудь площади. И не надо делать никаких оград. Все должно быть доступно. Сам храм небольшой был – 26 на 26.

В заключение разговора журналисты попросили архиепископа рассказать о митрополите Минском и Слуцком Павле, который к Рождеству прибудет в Беларусь. В ответ получили краткую, но очень емкую характеристику:

– Я знаком с ним. Это очень порядочный и дипломатичный человек.
-15%
-20%
-50%
-50%
-20%
0068422