/ фото: Наталья Ошека,

В Гомеле продолжаются поиски пропавшей без вести 33-летней Татьяны Эпишко. Точнее – ищут ее останки, поскольку в том, что женщина стала жертвой преступления, сомнений практически нет. Помимо милиции и сотрудников Следственного комитета, в поисках задействованы военнослужащие внутренних войск, а также волонтеры поисково-спасательного отряда "Симуран". В одном из мероприятий по прочесыванию местности поучаствовали и корреспонденты TUT.BY.



Основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 139 УК РБ послужило признание сожителя женщины – неоднократно судимого 29-летнего уроженца Бобруйска.

Сперва он сознался в убийстве Татьяны, которая ввиду пристрастия к спиртному и соответствующего образа жизни относилась к категории "неблагополучных" граждан, и рассказал об обстоятельствах случившегося. Однако затем от своих показаний отказался.

Впрочем, в следственных органах полагают, что изначально подозреваемый говорил правду. Официально в розыске как пропавшая без вести Татьяна Эпишко числится с момента поступления заявления – с 1 ноября прошлого года. Но в последний раз ее видели 14 октября. Поэтому и в розыскной ориентировке указаны предметы ее одежды того периода: кофта с блестками, джинсы, оранжевые сланцы…

Кроме того, известен район, в котором может находиться труп, – это территория примерно километр на километр в Любенском микрорайоне. Женщина и подозреваемый в ее убийстве проживали неподалеку – в доме по ул. Жукова.

К назначенному времени сюда прибывает подразделение гомельской в/ч 5525 внутренних войск и собирается десяток волонтеров "Симурана" – это те, кто, откликнувшись на призыв в соцсетях, смогли приехать. Кто-то просто пожертвовал личным временем, кому-то даже пришлось отпрашиваться с работы.

К нашему появлению поиски уже начались. Солдаты, растянувшись цепью, прочесывают отведенный квадрат, периодически "щупая" саперными лопатками подозрительные места. Рядом с одним из военнослужащих четвероногий боец – немецкая овчарка по кличке Костя.

У этого кобеля блестящий послужной список, благодаря которому он остается в строю уже 15 лет, притом что обычно его лохматые коллеги уходят на пенсию через 7-8. Но Костя настолько хорош, что оставлен на "сверхсрочную".



Добровольцы работают в другом направлении. В основном это молодые люди. Есть, впрочем, и постарше – к примеру, сотрудник МЧС в запасе.

– Ребят, а в "котиках" вон там смотрели? – обращаясь к товарищам, он указывает в направлении зарослей. – Там какие-то пакеты целлофановые…

Поучаствовать в поисках приехала и девушка по имени Юля – активистка другого волонтерского проекта – "Гомельский автоканал взаимопомощи". Она также откликается на "псевдоним" Масяня – это ее позывной в эфире.

Самый юный поисковик – 7-летний Богдан. Его мать Марина говорит, что удержать дома сына, прознавшего накануне, куда она собирается, было нереально. К походу он стал готовиться с самого вечера. Для мальчишки – это хорошая прогулка на природе и запоминающееся приключение. Будет о чем рассказать после каникул одноклассникам.



– Дети вообще очень сильно копируют поведение взрослых, – добавляет другая волонтер – Ирина. – Мы даже когда игрушки в приют собираем, дочка тоже начинает перебирать свои куклы, выбирая те, которые готова подарить.

Ирина и Марина в поисках участвуют впервые:

– Нам показали квадрат на карте, а поскольку мы здесь живем недалеко, то в принципе место знаем неплохо.

– А вам, вообще, зачем это надо?

– Просто хочется сделать что-то полезное – а вдруг и вправду найдем? Мы многим помогаем: семьям многодетным, животным, бездомным…



На обследование самого болотистого участка приходится звать парней-срочников. У них есть бахилы от войсковых ОЗК (костюмов химзащиты), без которых не обойтись.

В погоне за удачными кадрами наш фотограф по щиколотку проваливается в грязь. Но такие мелочи ее не останавливают.







Поисковики прочесывают свой сектор, стараясь заглянуть под каждый кустарник и обследовать даже небольшие неровности на поверхности земли. Под любой из них может оказаться могила.

Прошли, насколько это было возможно, проложенный под дорожной насыпью железобетонный коллектор, в котором мог спрятать тело подозреваемый.

Продвигаясь вдоль канавы, главный координатор проекта "Симуран" Виктор Кудрявцев с помощью длинной ветки обследует дно – труп может быть и там.






Попутно беседуем о деятельности "Симурана" – сообществе тех, кто готов тратить личное время, силы и деньги, чтобы помогать другим, совершенно незнакомым людям.

Основной профиль – поиск пропавших без вести. В первую очередь, конечно, живых. Хотя иногда приходится заниматься тем, чем сейчас, – искать тело. Или то, что от него осталось.

Команда постоянных поисковиков состоит примерно из двух десятков человек. Это люди разных возрастов, профессий и занятий. Среди них есть работники МЧС, спасатель ОСВОДа, милиционеры департамента охраны, охранники ночных клубов, юрист, связист, инженер, геодезист-нефтяник, помощник машиниста на железной дороге, мать-декретница, крупье казино, программист IT-компании, инструктор по конному спорту, скрипачка из филармонии, историк-реконструктор, педагог, два школьника, мастер тату, актриса театра и даже стриптизерша.

Пополнение в их рядах происходит редко. Те, кто хлебнув "полевой романтики", тут же ею насытился, в следующий раз просто не приезжают. Впрочем, к такому волонтеры относятся без осуждения – добровольно рыскать по лесам без гарантий положительного результата по душе не каждому.

Большая часть доброхотов помогают в соцсетях, участвуют в расклейке листовок или оказывают другую помощь. Например, кто-то не готов прочесывать лес, но по собственной инициативе привозит горячие напитки и бутерброды. А такое "тыловое обеспечение" тоже дорогого стоит.

Количество участников каждого поиска во многом зависит от погоды, резонанса происшествия, личности пропавшего и других обстоятельств. К примеру, летом искать гомельчанку Марину Александрову, которую, как выяснилось позже, убил бывший парень, съехались порядка 70 человек.

Во время масштабных поисков группы разбиваются на пятерки, связь между которыми поддерживается по радиостанциям. Для ориентирования используются GPS-навигаторы и привязанная к ним программа SAS_Planeta, в которой множество карт. Выбрав нужную, можно разбить ее по квадратам, задав необходимые параметры.

– Хотя, если честно, я сам навигатором не люблю пользоваться, – признается Виктор. – Да он мне и не нужен – если я представляю, какой сектор нужно обойти, то просто прикидываю ориентиры на местности – и этого вполне достаточно…

Конечно, новичкам они помогают сильно, но одних все равно не отправляем – только в группе с опытными поисковиками. Еще заставляю включать, чтобы потом по координатам мы могли обозначать пройденные участки.


В амуницию также входят рюкзак, два фонаря: основной и резервный, аптечка, емкость с несколькими литрами воды. Все необходимое ребята покупают сами. В зависимости от качества и фирм-производителей стоимость экипировки может варьироваться от 200 долларов и "до неприличия", как выражается Виктор.

В случае дальних поездок, которые могут затянуться и на несколько суток (как это было во время весеннего паводка в Петриковском районе), список необходимого увеличивается. Его дополняют палатки, спальники, термоковрики, котелки, термосы, провиант.

Для поисков в городе достаточно радиостанций и фонарей, иногда требуется реечный домкрат. Если не планируются вылазки по труднодоступным местам, из обуви подойдут и кроссовки. Но в случае выхода "на природу", незаменимы ботинки-берцы и длинные штаны, которые в них заправляются.

Однако ни в коем случае не камуфляж. Если в лесу вдруг заплутает сам поисковик, найти его будет проблематично. Во избежание таких курьезов используются и яркие жилеты.

В среднем приходится тащить на себе 8-12 килограмм снаряжения. Первые два часа этот вес не ощущается – самое "веселое" начинается потом. Новички по незнанию готовы брать все что под руку попадется: авось пригодится.

– Я таких людей называю "диванными выживальщиками", – по-доброму иронизирует Виктор. – Насмотрятся фильмов и тащат с собой ту же лопатку саперную, пытаясь доказать, что все может пригодиться. Обычно с улыбкой советую оставить лишнее в машине.

Те, кто настаивают на своем, очень скоро понимают, что были неправы.

В летнее время поиски длятся порядка 4-6 часов, хотя какого-либо нормативного времени нет. Многое зависит от погодных условий, обстоятельств и пресловутого человеческого фактора.

Если речь о недавно пропавшем человеке, при высоких шансах отыскать его живым, ребята будут искать до последнего. Так было минувшим летом, когда симурановцы отыскали пенсионера-грибника, плутавшего по лесу больше двух суток.

***

Во время небольшого перерыва на место поиска приезжает начальник Гомельского городского отдела Следственного комитета Аркадий Третьяков.

Общаясь с волонтерами, благодарит за помощь и расспрашивает о результатах. В беседе неожиданно выясняется, что еще осенью одна из участниц  могла видеть события, имеющие отношение к исчезновению Татьяны Эпишко. Возможно, это потенциальный свидетель – начальник горотдела СК записывает ее данные и телефон.

В конце беседы интересуюсь, что главное в работе поисковиков-волонтеров?

– Прежде всего, конечно, – желание заниматься ею, – отвечает Виктор Кудрявцев. – Не из-за денег, которые нам не платят, и даже не ради похвалы, а просто потому, что тебе самому это нужно. Остальное: навыки следопыта, умение ориентироваться, физическая выносливость – все приходит с опытом.








{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-45%
-20%
-65%
-55%
-20%
-21%
-11%