Общество


Дмитрию Максимовичу 57 лет. Он представляется, как "Димка" и шаркающими по полу ногами идет к сухим наборам быстрого питания. Уже два года его дом – подвал или дом ночного пребывания в Минске. "Я бомж. Это как-то звучит хреново. Мне обидно, девушка, что я бомж. Не хочу им быть", - говорит мужчина и надеется в скором времени со своей группой инвалидности попасть в интернат.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
 

Мотивации к труду у бездомных чаще всего нет

С 16 декабря по 16 марта в Минске проходит акция оказания помощи людям без определенного места жительства "Социальный патруль". С 25 декабря по 3 января эстафету по проведению акции на себя взял Ленинский район. В последний день работы мобильной группы представители администрации района, территориального центра, межрайонного отдела трудоустройства, психолог, юрист и священник приехали в дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства по улице Ваупшасова, 42 со сладостями, сухими наборами быстрого питания и восемью коробками теплых вещей.

По словам Сергея Ефименко, начальника управления социальной защиты администрации Ленинского района, данная акция проходит третий год подряд. И в отличие от прошлого года, когда на улице стояли морозы, к мобильной группе за помощью в течение десяти этих дней обратились 40 бездомных. В прошлом году их было 162 человека. И если в прошлом году люди сами подходили к представителям мобильной группы, то в этом их приходилось "выявлять по внешнему виду". Сергей Ефименко рассказывает, что люди без определенного места жительства угощались чаем и едой. От консультаций юриста, психолога и возможности трудоустроиться отказывались.

- Предлагали им работу дворниками в ЖРЭО Ленинского района, "Зеленстрое"… Многим это было просто неинтересно, ведь таких людей сложно социализировать, - рассказывает он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ирина Внук, главный специалист межрайонного отдела трудоустройства "Ленинский, Партизанский" управления занятости населения комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома подтверждает его слова и говорит, что на сегодня в Ленинском районе 1804 вакансии. Бездомные чаще всего могут претендовать на работу дворником. По ее словам, зарплата у дворников сейчас 3,5 млн рублей в месяц.

- Но мотивации к труду нет. Они почувствовали вольную жизнь, понимают, что работа это система. При этом им над собой нужно трудиться, чтобы на работу ходить. Бывает, что к нам мама лет 75 приводит за ручку сына и просит устроить на работу. Потому что он лежит на диване, ничего не делает, ее может поколотить, еще и на сигареты денег просит. Сыночек, пока мама есть, живет нормально. Как только мамы не станет, квартира может "уйти", и он окажется на улице, - описывает специалист одну из схем того, как становятся бездомными.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BYСегодня в доме ночного пребывания лиц без определенного места жительства находится 70 человек. 22 места – вакантны. По словам директора учреждения Николая Веркеева, на время проведения акции "Социальный патруль" здесь могут организовать еще 15 дополнительных мест. Человек может находиться в доме от месяца до года, при этом периодичность пребывания не ограничена. На проживание одного человека затрачивается 160-180 тысяч в сутки. Питание не предусмотрено. Однако в доме есть "все, чтобы разогреть еду, вскипятить воду". Также церковь ежедневно привозит для постояльцев комплексный обед. По словам директора, с одеждой для бездомных помогают территориальные центры. То есть здесь человека могут и одеть, и обуть. Здесь также помогают восстановить документы, а по адресу дома дают регистрацию.

- При обращении бездомного мы даем документы на прохождение медицинского обследования в районной поликлинике: флюорографию, осмотр кожи, консультацию терапевта и прививку. На это могут уйти и сутки, и неделя. Все зависит от бездомного. Затем он возвращается сюда и заключает договор на проживание, - описывает систему зачисления бездомных директор дома.
 

Некоторые бездомные мечтают попасть в интернат

Дмитрий Максимович, о котором шла речь в начале материала, в доме ночного пребывания ночует уже два года с перерывами. В комнате, где порядка десяти коек, сейчас он один. Другие жильцы придут около 18.00 вечера. На улицу Дмитрий попал, когда, по его словам, из квартиры выгнала сестра после смерти матери. В квартире Дмитрий прописан не был. До дома ночного пребывания ночевал в подвале.
 
Когда-то мужчина работал фрезеровщиком, но с 1990 года – безработный.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- А почему не работаете? – спрашиваю. Дмитрий смотрит в глаза, но отвечает неохотно:

- В местах не столь отдаленных был.

- За что?

- Какая разница за что? За драку, - показывает он удар кулаком.

Дмитрий говорит, что сейчас у него вторая группа инвалидности и скоро он попадет в интернат. На вопрос о том, что нужно сделать, чтобы в стране было меньше бездомных, Дмитрий советует "ввести закон".

- Какой закон?

- Хороший закон. Я даже не знаю, как вам сказать…

На прощание он благодарит за еду, которую сегодня принесли, и пытается достать одну из коробок быстрого питания.

В соседней комнате тоже живут мужчины. Вячеславу Морозову скоро будет 33 года. Он инвалид второй группы психоневрологического профиля. Группа инвалидности "нерабочая".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Отец меня избил в детстве, я попал в больницу. Отца за это потом осудили. То есть я инвалид с детства. Мать лишили родительских прав, потому что она употребляла алкоголь, курила и, естественно, гуляла. В Минске у меня есть бабушка и дядька, двоюродные сестры. Но я стараюсь жить отдельно. Пенсия у меня маленькая – 1 млн 75 тысяч в месяц. Приходится выживать: металл и тару собираю и сдаю, - отмечает он.

Вячеслав рассказывает, что у него семь судимостей. Все за воровство.

- Освободился в прошлом году. В последний раз получил четыре года за то, что в течение года дачный поселок обчистил полностью… Приходилось. Что делать, если пенсии не хватает, - говорит он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

До дома ночного пребывания рассказывает, что год жил на чердаке в девятиэтажном доме на Немиге. Сейчас Вячеслав мечтает "отправиться в интернат".

- Хорошая мечта, и я ему помогу, - в комнату зашел директор Николай Веркеев.

- А какая-то духовная мечта есть?

- Я не верю в это. Отказался от этого, и мне намного легче жить. Вы имеете в виду католичество или православие?

- Я не это имею ввиду…

- …А чего добиваться, если ничего не получится. В интернате я буду работать. Я не могу жить среди людей. Они меня могут увлечь разговором и обчистить. У меня ноутбук украли, который тетка подарила. Я не могу себя обеспечить.
 

"Если человек ушел из семьи и месяц нигде не трудоустраивается - он бездомный"

Николай Веркеев работает директором в доме ночного пребывания лиц без определенного места жительства почти 13 лет. Он считает, что государство много делает для бездомных. И в этой ситуации боится одного:

- Мы их скоро отучим не то что работать, а за собой ухаживать. Здесь приходится учить бездомных даже постель заправлять. Потому что дома за них это делали жены, - рассказывает он.

Большинство постояльцев дома - с зависимостью от алкоголя.

- Один из лучших способов социализировать бездомного: трудоустроить и предоставить место в общежитии. При условии, что если не хочет работать, то потеряет все. За прошлый год 14 человек трудоустроили в строительные организации и каждому из них предоставили койко-место. Из них, наверное, один остался работать, - приводит пример собеседник.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Также он вспоминает, что на заводе шестерен работают двое бездомных.

- Они бросили пить, один уже в Италию съездил с подругой. Человек взялся за ум. Если есть понимание того, что нужно работать, то человек будет жить нормально, - уверен он.

Нежелание работать в некоторых случаях Николай Веркеев объясняет высоким самомнением бездомных.

- Везу человека на завод шестерен. Он токарь шестого разряда, но его берут по пятому разряду с условием, что через два-три месяца восстановят шестой разряд. Он ведь пять-шесть месяцев токарем не работал. Но он отказывается работать, из-за высокого мнения о себе. Мое мнение, что если человек ушел из семьи и месяц нигде не трудоустраивается - он бездомный. Ему понравилась свобода. У него нет ответственности за семью. Но есть где переночевать, поесть, природа, подвал. Его устроила эта жизнь. Сейчас хорошо для них государство делает: вот такой дом у нас есть, в Орше, Витебске, Могилеве. Я уже не говорю о церквях и "Красном кресте", - перечисляет он.

Николай Веркеев рассказывает, что как-то проводил эксперимент по социализации бездомных:

- Года три-четыре назад предприниматель купил дом, прописал туда троих бездомных и дал им работу. До обеда они делали гвозди, после обеда – благоустраивали территорию около дома. На сегодня один из бездомных, бывший заключенный, оттуда ушел, двое мужчин остались. Нормально живут, один из них работает на ферме.

Собеседник уверен, что именно труд помогает оступившимся людям обрести себя.

Со своей стороны Георгий Борушко, клирик храма Святого Апостола Андрея Первозванного считает, что сократить количество бездомных в стране можно, сделав упор на то, чтобы "человек не дошел до такого состояния".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Сейчас мы видим, к чему пришел человек. Мы лечим болезнь. Наверное, больший упор нужно сделать на том, чтобы он не дошел до такого состояния. Я как-то наблюдал за тем, как люди ведут себя, когда видят пьяного человека, который лежит на земле. Люди просто проходят мимо. Мы живем так, чтобы не замечать. Так легче жить. Но при этом себя утешаем, что мы такие хорошие. Но за 20 минут ни один прохожий не позвонил в "скорую".

- А почему вы не позвонили в скорую?

- Я хотел его родственникам позвонить, потому что человек был из моего дома. Но он сказал, что не надо, что доберется до дома сам.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-35%
-20%
-30%
-20%
-20%
-18%
-20%
0061324