Сотрудники милиции не смогут выносить решение об административном аресте в отношении виновных в мелких кражах, мелком хулиганстве и распитии алкогольных напитков в общественном месте. Об этом, отвечая на вопрос журналиста TUT.BY на пресс-конференции в Минске, сообщил заместитель председателя Верховного суда Беларуси Валерий Калинкович. Пресс-конференция состоялась перед началом пленума Верховного суда "Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и распространения информации о деятельности судов".

Предполагается, что милиция самостоятельно - без суда - сможет выносить приговоры за мелкие кражи, мелкое хулиганство и распитие алкогольных напитков в общественном месте. Соответствующий законопроект, разработанный Верховным судом, недавно был внесен на рассмотрение в парламент. Документ вызвал критику со стороны юристов и правозащитников, поскольку было непонятно: как милиция может выносить приговоры по этим статьям, если в соответствии с Процессуальным кодексом лишать или ограничивать свободу гражданина может только суд?
 
"Противоречия нет. До 2007 года, когда был принят и введен в действие Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях, дела о мелком хулиганстве, распитии спиртных напитков в неположенном месте и ранее находились в так называемой альтернативной подведомственности. Административное взыскание могли налагать как органы внутренних дел, так и суды. При этом, конечно же, в силу прямых предписаний закона, административное взыскание в виде ареста может налагаться только судом. В этом плане абсолютно ничего не поменялось, - сказал Валерий Калинкович. - На сегодняшний день 80% мелких хулиганов, дела которых рассматриваются судами, подвергаются в итоге взысканию денежного штрафа, который может быть наложен и руководителем органа внутренних дел с последующим правом гражданина обжаловать это решение в судебном порядке".  

Зампред ВС заверил, что "в этом плане никаких изменений не будет и не предвидится. Это один из международных стандартов. Ограничение личной свободы может применяться только судом".
 
По его словам, законопроект разработан, "для того чтобы обеспечить некоторую разгрузку судов от значительного количества административных дел. 150 тысяч таких дел в год рассматриваем".

"Передача хотя бы части (дел) на рассмотрение тем органам и должностным лицам, которые вполне могут определить, виновен человек или нет, и наложить на него справедливое взыскание, если виновен, позволит судам больше времени и внимания уделять рассмотрению иных категорий дел, где требуется дополнительное приложение усилий и затраты рабочего времени", - добавил Калинкович.
  

Вопрос об информировании журналистов о вынесенных и приведенных в исполнение смертных приговорах рассмотрят на пленуме

Отвечая на вопрос TUT.BY о том, изменится ли в ближайшее время порядок информирования журналистов о вынесении и приведении в смертных приговоров в исполнение, Валерий Калинкович отметил, что "этот вопрос как раз будет рассматриваться на пленуме". Сегодня журналистам практически невозможно получить информацию о такого рода приговорах. Департамент исполнения наказаний МВД за цифрами отправляет в Министерство юстиции, а Минюст – в Верховный суд.
 
"Тут можно подумать действительно над подходами к распространению инициативной информации о деятельности судов. Это как раз-таки будет одним из предметов рассмотрения пленума Верховного суда, - сказал Калинкович, добавив, что в целом сегодня "носителем этой информации является все-таки орган, который ведает исполнением наказаний. И мы у него для своих целей эту информацию берем". 

Постановление пленума Верховного суда, который проходит сегодня, будет опубликовано в течение четырех-пяти ближайших дней.
  

Судья не может запретить вести аудиозапись в открытом судебном заседании

Имеют ли право судьи в открытом судебном заседании запрещать аудиозапись? Почему часто журналисты сталкиваются с тем, что еще до начала судебного заседания в помещении суда правила работы журналистов устанавливает милиция, которая запрещает журналистам работать? – спросил журналист БелаПАН.

Например, перед недавним заседанием в Высшем хозяйственном суде, где рассматривалась жалоба владельца частного издательства "Логвинов" Игоря Логвинова, охрана суда еще до начала процесса запретила журналистам вести фото- и видеосъемку, ссылаясь на то, что для этого надо получить некую аккредитацию. При этом, согласно законодательству, решение о ведении фото- и видеосъемки может приниматься уже в ходе судебного процесса.

"Мы проанализировали подходы судов к этим вещам. Действительно, установили, что имели место такого рода случаи. И мы скорректируем подходы судов к решению этих проблем", - сказал В. Калинкович, не уточнив при этом, какие случаи имеет в виду.
 
Что касается ведения аудиозаписи в открытых судебных заседаниях, то судьи не могут запрещать вести их. "Сегодня и в уголовном, и в гражданском процессе закон содержит недвусмысленные положения о том, что в открытом судебном заседании письменная и аудиофиксация процесса допускается без каких-либо ограничений", - сказал зампредседателя Верховного суда.
 
Он также добавил, что "журналисты имеют полное право на доступ к залу судебных заседаний для освещения открытых судебных заседаний. Мы будем решать (на пленуме), как к этому вопросу подходить. Судам будут даваться конкретные рекомендации. В частности, о том, что когда судебный процесс происходит при большом стечении публики, чтобы представителям прессы все-таки резервировать количество мест в зале судебного заседания. И чтобы не наступило при этом конфликта интересов – профессиональных журналистов и простой публики".
 

"В закрытых судебных заседаниях рассматривается менее 1% уголовных и гражданских дел"

Затронул зампред ВС и вопрос об оптимизации судов. Журналисты попросили прокомментировать, в чем будут ее плюсы. Напомним, с 1 января в Беларуси предлагается образовать единую систему судов общей юрисдикции, в которую войдут общие и хозяйственные суды. Возглавит эту систему Верховный суд. Александр Лукашенко уже подписал соответствующий указ.
 
"На мой взгляд, это обеспечение консолидации судебной власти как одной из основных ветвей государственной власти. Сегодня гражданский кодекс у нас един, административный кодекс един, процессуальный кодекс един. Логично, чтобы практика применения формировалась и направлялась из единого центра. В результате такого шага судебная деятельность в нашей стране станет более понятной для общества, более открытой и более доступной".
 
Спрашивали журналисты и о закрытых судебных заседаниях. Не было ли каких-то необоснованно закрытых судов?
 
"У нас в закрытых судебных заседаниях рассматривается менее 1% уголовных и гражданских дел. Как правило, это дела о преступлениях сексуальной направленности, дела, где исследуется информация, которая в силу закона имеет статус секретности, гражданские дела, связанные с вопросами усыновления. Можно в интернете писать, что суды что-то от общества прячут, закрывают и куда-то кого-то не пускают, но на самом деле мы абсолютно не заинтересованы в том, чтобы у нас количество закрытых судебных заседаний произвольно и необоснованно увеличивалось", - сказал Калинкович.
{banner_819}{banner_825}
-30%
-30%
-20%
-10%
-10%
-10%
-20%
-35%
-15%
-10%
-42%