Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Хотели дать понять, что с людьми так нельзя». Пятерых мужчин судят за поврежденное авто семьи милиционера
  2. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  3. «Мы уже неделю „на осадном положении“». Как жителей минских многоэтажек обходит милиция
  4. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  5. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января
  6. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  7. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  8. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  9. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  10. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  11. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  12. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  13. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  14. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  15. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  16. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  17. В Беларуси делают полуколичественные тесты на антитела к коронавирусу. Объясняем, что это такое
  18. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  19. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  20. С 21 января дорожает автомобильное топливо
  21. «Прозревают люди уже после стройки». Архитектор — о выборе проекта дома и цене строительства
  22. Авария на теплосетях в Московском районе: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  23. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  24. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  25. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  26. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  27. Уже год в столице работает музей Lego, но знают о нем не все. Взглянули на коллекцию минчан
  28. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  29. Ультрамарафонец из Витебска установил табличку у истока Витьбы. Вы знаете, где это?
  30. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий


/

Встретить Новый год в приемнике-распределителе на Окрестина, в инфекционной больнице и ночлежке для дальнобойщиков… В жизни всякое бывает. TUT.BY нашел пять историй порой ужасного, приключенческого, но всегда ни на что не похожего Нового года.
 

"Из туалетной бумаги сделали гирлянды, из хлеба - снеговика, а сам Новый год отметили соком, белым хлебом и шоколадкой"

Александр Костевич, оценщик стоимости транспорта и оборудования, 2011 год встретил в приемнике-распределителе на Окрестина в Минске. 19 декабря 2010 года он участвовал в акции протеста, после того как завершилось голосование в рамках президентских выборов. С площади его забрали на Окрестина, а затем дали 15 суток ареста. Тюрьму парень покинул 3 января.

- В камере нас было шесть человек. Всех забрали во время митинга. Я на тот момент был студентом 5-го курса строительного факультета БНТУ, также среди нас был студент-заочник, студент-очник БГУИРа, преподаватель философии в БГУ, садовник, который практически все 15 суток ареста голодал, пенсионер из Слонима, который приехал в Минск поддержать своего кандидата.

Чтобы как-то украсить камеру к 31 декабря, мы сделали гирлянды из разноцветной туалетной бумаги, вспомнив детсадовское и школьное время. Еще сделали снежинки и приклеили их на окно. Один из парней из двухлитровой пластиковой бутылки соорудил новогоднюю елку. Где-то отковырял гвоздь, им надрезал бутылку полосами - и получилась пушистая ель. Я слепил из хлеба снеговика. В итоге из новогодней атрибутики у нас были снеговик, елка и гирлянды.

Сначала родным и близким можно было нам передавать фрукты и шоколадки, но ближе к Новому году этот поток иссякал. Я знаю, что мне отец передавал шоколадку, но она до меня не дошла. У меня 31 декабря оставался шоколадный батончик Lion, у кого-то были половина шоколадки или целая. Вместо торта мы использовали белый хлеб, который нам давали на обед. Часов в камере не было, поэтому когда мы в новогоднюю ночь услышали звук фейерверков, открыли шоколадки, налили себе сока и сказали тост. В нем мы поздравили себя, пожелали добра врагам и друзьям.

Почему я вышел на площадь 19 декабря? Мне было интересно все увидеть своими глазами. Одно дело прочесть об этом в государственных или оппозиционных СМИ, другое – увидеть самому. Я не имею в виду, что таким образом хотел испытать дубинку омоновца или посмотреть, как выносили дверь в ЦИК, цели свергнуть власть у меня тоже не было. Это была первая акция протеста, в которой я участвовал.

Когда шел с другими людьми маршем с Октябрьской площади на площадь Ленина, я понимал, что народ воодушевлен тем, что в кои-то веки их собралось много (по разным оценкам от 10 до 40 тысяч человек. – TUT.BY). На площади Независимости я понимал, что среди оппозиции нет лидера, который мог бы повести за собой еще больше людей. Все говорили стандартные фразы, чтобы как можно больше оскорбить и выявить негативные стороны политики Лукашенко. Говорилось, что нет честных выборов, предлагалось пройти в ЦИК и пересчитать голоса, провести честные выборы. Призыв - дело хорошее, но он не звучал по-особенному. Сначала люди просто стояли около памятника Ленину, затем кто-то предложил выстроиться коридором с двух сторон, чтобы кандидаты в президенты пошли на переговоры в ЦИК. Когда кто-то начал "бомбить" стекла и двери Дома правительства - как мне кажется, это были засланные казачки - я стоял недалеко от внутреннего дворика и слышал, как люди возмущенно кричали: "Что вы делаете, гады?"

Собственно, на внутреннем дворике меня и забрали. Когда объявили приговор, в первую очередь мелькнула мысль насчет того, что Новый год придется встретить за решеткой. Хотя были планы с друзьями отметить праздник на даче недалеко от Гродно. Но друзья в знак солидарности со мной в тот год вместе не собирались.
 
Я не могу сказать, что это был ужасный Новый год. Скорее, он был запоминающийся. Со мной вместе в камере сидели хорошие люди.

В тюрьме я многое осознал. Там понимаешь отношение властей к людям. Посмотрел на оппозицию, которая решает свои задачи, а потом народ на произвол отпускает. Жаль близких людей и друзей, которые за меня волновались. Особенно, волновалась мама. Так как 16 декабря мне сняли гипс с плеча после операции, и мама переживала, что на площади дубинками махали и могли снова плечо повредить.

Полученный опыт никак негативно на мне не отразился. Из университета меня не отчислили, из общежития не выгнали, правда, к одному зачету не допустили, и в итоге я полгода не получал стипендию. Но это мелочи.

Еще я посмотрел на порядки в тюрьме. До суда нас держали в камере, где были двухъярусные кровати, матрасы и одеяла, туалет, стол. После приговора перевели в старый корпус. Там были деревянные нары, никаких одеял и матрасов. Как пришел в куртке, так и сидел. Если люди передавали теплые вещи, на себя их надевали или под себя подстилали, чтобы было мягко спать.
 
3 января я вышел. Нас встречали активисты из "Весны" (правозащитный центр. – TUT.BY), корреспонденты, люди предлагали чай и кофе. БНФ оплатили счет за питание на Окрестина (по воспоминаниям Александра, 98 тысяч рублей. – TUT.BY) и дали еще сто тысяч на оздоровление. "Весна" оплатила услуги моего адвоката. Это порядка 700 тысяч рублей. Незнакомый человек, работающий в государственной компании, на своей машине меня отвез с вещами к общежитию.
 

“Падзеі развіваліся, як у кіно: пажарныя мітусяцца, шыфер на лазні гарыць і страляе”

Воля Кузьміч, ілюстратарка, сузаснавальніца Generation.by, традыцыйна Новы год святкуе з сябрамі за горадам. Некалькі гадоў таму яны прыгледзелі файны дом у арэнду пад Лепелем на беразе возера з асобным домікам-лазняй. Там яна з сябрамі сустракала 2010 год. Адзначыць надыход 2011 года кампаніяй каля 15 чалавек таксама паехалі туды.

- Мы літаральна ўцяклі з ахопленага рэпрэсіямі пасля 19 снежня Менску ў гэту хату на хутары. Свята было ў разгары, калі мы патэлефанавалі ўладальніку дома і папрасілі даслаць каго-небудь натапіць лазню. У яго таксама свята было ў разгары, і ён сказаў, што панаехалі гарадскія, ужо лазню натапіць не могуць. Мы зразумелі, што гэта быў выклік, які мы сустрэлі годна. Мы ж дзеўкі і хлопцы, узгадаваныя хто на Палескіх балотах, хто у Налібоцкай пушчы, натапілі лазню самі. Папарыліся, затым усё затушылі, а ўначы яшчэ раз схадзілі праверыць, ці ўсё там пагасла.
 
Фото предоставлено героем материала
Сядзіба, якую арэндавалі Воля і яе сябры
Фота: Юрый Сідун

Раніцай прачнуліся ад грукату ў дзверы. У вакне ўбачылі лёгкі дымок з лазні, які імкліва ператвараўся ў клубы дыму.
 
Фото предоставлено героем материала
Імкліва гарыць лазня
Фота: Юрый Сідун
 
Мы кінуліся туды і выклікалі пажарных. Нягледзячы на непраходныя сумёты снегу і раніцу 1 студзеня, яны прыехалі хутка. Далей падзеі развіваліся, як у кіно: пажарныя мітусяцца, шыфер на лазні гарыць і страляе з грукатам, нібы салют. Лічаныя хвіліны - і полымя ахапіла дах. Гаспадар, які таксама прыехаў, трымаўся за галаву. А мы, прыціснуўшыся адзін да аднаго купкаю, нібы птушаняты, моўчкі назіралі побач. Па гарачых слядах адзін з пажарных правёў міні-расследаванне прычынаў пажару. Аказалася, што полымя ўспыхнула праз няправільна пабудаваную лазню. У абшыўцы выкарысталі нейкі пажаранебяспечны матэрыял, таму рана ці позна такое б здарылася. Гаспадару за гэта выпісалі штраф. Віна ў тым, што частка лазні згарэла, была не нашая, але ўсё адно ахінула няёмкае пачуццё. Мы падтрымалі гаспадара, як маглі, далі яму нейкія грошы, склалі рэчы, салаты і паехалі працягваць свята ... ў прыдарожным кафэ на трасе, дзе і паснедалі.
 
Фото предоставлено героем материала
Пажарныя тушаць лазню
Фота: Юрый Сідун

Кажуць, як год сустрэнеш - так і правядзеш. Так ярка і з усім наборам супярэчлівых пачуццяў мы сустрэлі 2011 год, год масавых затрыманняў грамадскіх актывістаў, эканамічнага крызісу, вулічных акцыяў з апладысментамі і шэрагам асабістых дасягненняў і выпрабаванняў. Цяпер той Новы год прыгадваецца, як прыгодніцкі, адрэналінавы, супярэчлівы і адназначна незвычайны.
 

"Поўная адсутнасць алкаголю, рэлігійныя гульні і малітва, каб завялася машына" 

Журналіст Аляксей Мінчонак 2004 год сустракаў у кампаніі пратэстантаў. Тое свята ён не лічыць для сябе жахлівым. Кажа, што гэта быў цікавы досвед.
 
- Я вучыўся ва ўніверсітэце і мне падабалася дзяўчына на год маладзейшая за мяне. Яна прапанавала сустрэць свята з ёй і сябрамі. Натуральна, пагадзіўся. Калі табе робіць прапанову сустрэць Новы год дзяўчына, ты гэта пазітыўна ўспрымаеш.

Мы паехалі ў катэдж за Менскам. Здаецца, гэта быў дом яе бацькоў. Там было чалавек 20-30 яе сяброў - і ўсе, у тым ліку яна, пратэстанты. Першае, што было для мяне дзіўна, так як я ніколі не сутыкаўся з пратэстантамі, поўная адсутнасць алкаголю. У нейкі момант да мяне падышоў хлапец і запытаўся: “Слухай, ты, можа, піва хочаш?” Я кажу: “ Ну, можна, не адмовіўся бы”. Апынулася, што ў яго аналагічная з маёй гісторыя, але ён аказаўся разумнейшы і ўзяў з сабой піва. Праўда, таго піва было толькі дзве баначкі, таму моцна не зрабіла надвор’я.
 
Тэлевізара ў хаце не было наўмысна, таму што пратэстанты адмаўляюцца ад яго. Пра тое, што наступіў Новы год мы даведаліся праз радыё. Я не адразу нават зразумеў, што ўжо Новы год наступіў.
 
Таксама на свяце людзі гулялі ў нейкія гульні. Шмат з іх былі скіраваныя ў рэлігійную тэматыку.
 
Раніцай 1 студзеня, калі трэба было з’язджаць, апынулася, што ўсе машыны замерзлі і ні адна з іх не заводзілася. Мы спрабавалі іх завесці. Памятаю момант, калі зайшоў ў хату сугрэцца, а людзі маліліся за тое, каб машыны завяліся. У пратэстантаў такі стыль малітвы, што яны проста звяртаюцца да Бога і просяць, каб дапамог. У мяне быў лёгкі шок, таму што такія малітвы для мяне троху нязвыклыя. Але гэта спрацавала, машыны завяліся і мы з’ехалі.
 
Не скажу, што незадаволены з гэтага Новага года. Я даведаўся, што ёсць людзі, якія прытрымліваюцца пратэстантызму, у іх ёсць свая традыцыя і рытуалы. Гэта, па-мойму, карысна. Каб я адзначаў Новы год з сябрамі, то мы, хутчэй за ўсё б, напіліся і пайшлі гуляць па горадзе. І не ведаю, што магло б здарыцца. А так я быў у поўнай бяспецы, і для здароўя ніякіх стратаў не было.
 

"В полдвенадцатого нашу дверь беспардонно открыл сторож"

Журналист TUT.BY Снежана Инанец поделилась новогодней историей из юности. Одиннадцать лет назад она вместе с родителями, сестрой, братом и его дочерью ехала встречать праздник из Волгоградской области к бабушке в Минск на старых "жигулях". По дороге их застала метель, а машина неоднократно ломалась.

- 31 декабря по дороге в Минск нам пришлось остановиться в Липецкой области в придорожном кафе "Русь", чтобы починить машину. Папа с братом занялись ремонтом, а мы с сестрой сидели в кафе и ели картошку.

Когда родители поняли, что уже ничего не починят, спросили у сотрудников кафе, где можно переночевать. Добрый администратор предложил ночлежку для дальнобойщиков. В ней ночью должен был находиться только сторож.

Ночлежка представляла собой одноэтажное здание, комнаты в ней не закрывались. Мы практически уже спали, когда в полдвенадцатого нашу дверь беспардонно открыл сторож и, как нам показалось, пришел "со злом". Но он негодовал, что мы не празднуем Новый год, сказал, что у него есть радио, а жена дала салат "Оливье" и мандарины и пригласил к себе. Отмечали мы праздник в его подсобке.

Утром 1 января родители починили машину. В следующий раз она сломалась уже в Беларуси, не доехав несколько километров до деревни Дулебы в Березинском районе Минской области. "Жигули" просто остановились на трассе. Но, к счастью, в этой деревне у дяди жили родственники. Мы остановили трактор, который дотащил нас вместе с машиной к ним домой. Там мы и оставили машину. К бабушке в Минск уже добирались на общественном транспорте, а "жигули" позже отец забрал и починил.
 

“Два года подряд на Новый год попадала в больницу”

Молодая мама Анна Гусак новый 2012 год встретила с двухлетним ребенком в Городской детской инфекционной клинической больнице. После чего Нового года даже стала немного побаиваться. В 2013 году 1 января Анна попала в больницу с аппендицитом…
 
- В декабре 2011 года мы готовились встретить Новый год дома. Нарядили елку, приготовили разные вкусняшки. 31 декабря у ребенка поднялась температура и стало тошнить. После обеда скорая забрала нас в инфекционную больницу. Ребенку поставили диагноз ларинготрахеит. Муж приехал к нам вечером, привез для меня вкусности, постоял у окна с бенгальским огнем, потому что посторонних в больницу не пускают, и уехал.
 
Вечером мы посмотрели с ребенком фильм "Один дома". Окна нашей палаты выходили в сад, где огоньками украшены деревья. Мы посмотрели на них, затем на фейерверки, которые запускали люди, и легли спать. Для меня как такового праздника не было.
 
1 января были больничные процедуры. Я ожидала, что медсестра придет и поздравит, но было все буднично, даже улыбок у докторов на лице не было. Но я понимаю, что у них дежурство, и 1 января не до улыбок. В этот день мы уехали домой под расписку. Приступ ребенку сняли, из лечения были отхаркивающие сиропы, поэтому я решила, что могу это все делать дома.
 
В следующем году 31 декабря заболела я. Всю ночь пролежала дома с мыслью не попасть в больницу. 1 января уже вызывали скорую и в этот же день мне удалили аппендицит. После операции в больнице пролежала несколько недель.
-40%
-30%
-30%
-13%
-20%
-14%
-20%