Общество


Владимир Лапцевич,

Фото с сайта therecycler.com
Фото с сайта therecycler.com
В Могилевском областном суде по делу о незаконной реализации новых квартир в Гомеле выявлены противоречия в словах бывшего заместителя директора управления капитального строительства (УКС) Валерия Борисевича с его чистосердечным признанием в гомельском СИЗО КГБ.

4 ноября Могилевский облсуд начал рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении должностных лиц Гомельского горисполкома. По данным Следственного комитета, обвиняемые в сентябре—октябре 2011 года незаконно распределили между собой, своими родственниками, близкими и знакомыми 27 квартир в многоквартирных жилых домах, принятых в эксплуатацию в январе—апреле 2011 года. Часть жилых помещений была оформлена на подставных лиц.

С 11 декабря, закончив опрос свидетелей, суд допрашивает подсудимых. Все они обвиняются в злоупотреблении властью или служебными полномочиями и в соучастии в преступлении. Показания в суде уже дали бывший председатель Гомельского горисполкома Виктор Пилипец и бывший директор УКС Гомеля Игорь Адарченко. На скамье подсудимых также начальник жилищно-инвестиционного отдела Антонина Зеленок и начальник планово-договорного отдела Алла Низковская. Сегодня суд начал допрос бывшего заместителя Адарченко Валерия Борисевича.

Согласно чистосердечному признанию, написанному во время предварительного следствия Борисевичем, он подал заявление на приобретение для себя квартиры в тот же день, когда узнал об этой возможности, — 27 сентября 2011 года. На сегодняшнем заседании суда обвиняемый опроверг эту информацию, заявив, что написал заявление позже. Подсудимый объяснил расхождение тем, что признание было написано с подсказки сотрудника госбезопасности, когда он находился под арестом в СИЗО КГБ в Гомеле.

"Я попросил пообщаться с начальником СИЗО КГБ и сказал, что хотел бы рассказать, как все было. Не надо рассказывать, сказали, садитесь пишите. Я спросил, в какой форме писать. Приставили человека и сказали, что он подскажет, в какой форме писать", — рассказал Борисевич на суде. По его мнению, это был сотрудник госбезопасности. Теперь подсудимый утверждает, что его торопили и не дали перечитать написанное.

"Я не знаю, давление это или нет, но в одиночной камере тяжело сидеть одному, когда ты никогда там не был и когда тебе подсказывают, как правильно писать", — заявил Борисевич, отвечая на вопрос государственного обвинителя Дениса Кичигина, оказывалось ли на него давление.

Напомним, 11 декабря был допрошен главный фигурант данного дела Виктор Пилипец. Он полностью отверг предъявленные следствием обвинения и назвал все свои действия законными. Главный обвиняемый после некоторых колебаний также заявил, что давление на него во время предварительного следствия не оказывалось.