Общество


Вся информация, собранная волонтерами о фактах издевательства над животными в Минске, передана в Ленинский РОВД. Проводится проверка. По словам председателя благотворительного общественного объединения "Зоошанс" Ольги Карповой, звонков с информацией о случаях негуманного обращения с животными поступило очень много. В последние три недели новых случаев не зарегистрировано.

Заместитель председателя Либерально-демократической партии Беларуси, которая включилась в поиск живодера, организовав горячую телефонную линию, Олег Гайдукевич, отметил, что вначале звонки шли сплошным потоком, в настоящее же время в день раздается пару звонков. Политик напомнил, что человека, предоставившего информацию, которая поможет поймать живодера, ждет вознаграждение в размере тысячи долларов.
 
Юрист Юрий Чаусов при этом подчеркнул, что складывается парадоксальная ситуация: если виновного в издевательствах над животными найдут, его не удастся привлечь по уголовной статье за хулиганство, то размер штрафа, который он заплатит, будет ниже размера предполагаемого вознаграждения. То есть живодеру может быть выгодней сдаться самому. "Я уверен, что его жизнь будет адом, когда его словят!", - парировал Олег Гайдукевич



Жестокому обращению с животными был посвящен очередной выпуск дебат-шоу "Угол подозрения". Его гостями стали заместитель председателя ЛДПБ Олег Гайдукевич; ветеринарный врач ГП "Фауна города" Александр Яновский; юрист Юрий Чаусов и председатель благотворительного общественного объединения помощи бездомным животным "Зоошанс" Ольга Карпова.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (20.79 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (150.93 МБ)

Какая информация сейчас есть о живодере? Как проходят поиски?

Ольга Карпова:
Все данные находятся в Ленинском РОВД, звонков было очень много. К сожалению, десятидневная проверка не дала никаких результатов, но следствие продолжается. Были подозреваемые, но только милиция имеет право проверять такие данные. За последние три недели новых случаев не было. Кодекс административных правонарушений не предусматривает выезды милиции на место происшествия и составление протокола, поэтому милиция не может открывать такие дела. Людям приходится ехать в администрацию района, города. Раньше такие случаи были эпизодическими, но такой страшной волны не было.

Когда его найдут, что с ним будет? Как доказать его вину и привлечь к ответственности?

Ольга Карпова:
Ответственность составляет 10 или 30 базовых величин или до 15 суток ареста. Прямо скажем, ответственность невелика, но если бы этот человек был пойман, его социальная активность оказалась бы под угрозой. Вряд ли он бы рискнул выходить из дома.

Олег Гайдукевич: Я не согласен. Этого человека уже сейчас можно привлечь к уголовной ответственности, потому что это статья хулиганство. Его действия содержат в себе цинизм по отношению к общественной морали. Денежное вознаграждение в тысячу долларов в силе, я лично его вручу человеку, чья информация поможет поймать этого живодера. За любую значимую информацию мы раздадим всем от 1 млн руб.

Юрий Чаусов: Если виновный в жестоком обращении с животными будет найден и не получится привлечь его к уголовной ответственности за хулиганство, размер штрафа будет меньше, чем размер потенциального вознаграждения, которое получит лицо, его выдавшее. Ему самому будет выгоднее сдаться и получить эти деньги.

Согласно законодательству об административных правонарушениях, милиция не может составлять протоколы по данной категории дел. Этим правом наделены районные администрации. В данном случае в рамках законодательства о профилактике правонарушений, пресечении административных правонарушений милиция пошла навстречу. Бывают случаи жестокого обращения с животными, которые не подведешь под хулиганство.

Олег Гайдукевич: Мы будем инициировать введение статьи Уголовного кодекса за жестокое обращение с животными. Но уже давно надо принимать закон, который в целом регулировал бы сферу содержания и ухода за домашними животными.

Этот закон обсуждают уже 12 лет. Что есть на данный момент? Что стоит не менять в действующем законодательстве? Чего не хватает?

Александр Яновский:
Основные моменты в правилах содержания животных предусмотрены законом. Но, несмотря на то, что правила существуют, закон не всегда действует. К ответственности, как правило, никого не привлекали. Если человек выбрасывает животное, это тоже можно рассматривать как жестокое обращение.

Олег Гайдукевич: Законодательство в этой сфере вообще не работает в нашей стране. Где вы слышали о привлечении к ответственности за неправильный выгул собак? Всё повесили на ЖЭСы, но как мастер ЖЭСа будет следить за этим?

Кто этим должен заниматься?

Олег Гайдукевич:
Сотрудники милиции, но для этого им надо дать права. Надо как на Западе: увидел нарушение, выписал квитанцию на 500 евро, вручил.

Юрий Чаусов: Давайте не путать ответственность за нарушения и вопрос законодательства о защите животных. Есть еще вопросы содержания животных на фермах, служебных животных. Должен быть статус приюта, мест временного содержания. За счет чего это будет финансироваться? Существует много аспектов, которые более важны, чем административная или уголовная ответственность и потенциальное наказание.

В России уже два года есть движение dog hunter: "волонтеры" уничтожают бездомных животных. Это реакция общества на то, что происходит на улицах.

Ольга Карпова:
Это реакция какой-то определенной части общества. Лучше бы общество задумалось об ответственности за своих собственных питомцев. Человеку достаточно просто стерилизовать свое животное, и животное проживет дольше, и человеку будет с ним жить комфортнее. Бездомные животные не из леса пришли – их всех кто-то выбросил. На этой почве растут такие ужасные движения, которые фактически являются пропагандой насилия.

Олег Гайдукевич: Все должно быть прописано в законе. Для начала надо определить правила для заведения и размножения домашних животных. Не должно быть такого, что каждый, кто хочет, может завести животное. На Западе разведение животных лицензируется.

Почему закон не был принят?

Ольга Карпова:
Зоозащитники, с которыми обсуждался этот законопроект, прицепились к ограничению в два животных в квартире. Но сделать невыносимой жизнь соседей можно вообще без животных. Два у тебя животных или десять – все зависит от человека. К тому же есть разница между двумя котами и двумя лабрадорами. Но лучше бы закон приняли: вносить изменения в закон проще, чем принимать его заново.

Юрий Чаусов: Мы не можем использовать даже позитивный международный опыт, потому что механизм разработки этого закона в нашей стране такой: отозвали законопроект, и депутаты больше над ним не работают, не инициируют собственного законопроекта. У нас есть хорошая модель законодательства СНГ.

Есть другой путь. Нашему МИДу хорошо бы использовать опыт Европы. На уровне Совета Европы разработан ряд конвенций, которые защищают разные категории животных в разных ситуациях. У Беларуси есть опыт подписания конвенций. Тогда снимутся многие вопросы, которые возникают на стадии разработки национального акта.

Александр Яновский: Когда мы принимали участие в создании законопроекта, самый главный вопрос был – очипирование. Тогда можно было бы определить владельца брошенного животного, и ответственность была бы более-менее реальной. Я согласен, что надо ужесточить штрафы.

Ольга Карпова: Чипирование без контроля над рождаемостью малоэффективно.

Олег Гайдукевич: Давайте будем реалистами, сложно представить чипирование в райцентрах. Самое главное – принять закон, который регулировал бы рождаемость и устанавливал ответственность тех, кто жестоко обращается с животными, и тех, кто их заводит.



Если у меня нет возможности содержать животное, я хочу отдать его в приют. Но у нас нет такого явления, как приют для животных. Что нужно внести в законопроект, чтобы этой проблемы не было?

Ольга Карпова:
Приюты существуют и сейчас, но нелегально. Мы вынуждены прятаться от неадекватных людей. У нас так устроено общество, в худшем случае они сожгут приют вместе с животными.

Олег Гайдукевич: Социально-экономически наша страна не на самом высоком уровне развития. Нужен закон, чтобы дать нормальный статус общественным организациям. Они сами все сделают. Невозможно всех людей заставить любить котов и собак, чтобы все строили приюты, потому что людям негде жить, квартир не хватает, кушать нечего, больные люди умирают. В настоящий момент нереально выделять большие суммы из бюджета на такие вопросы, но им и не деньги нужны, а статус и права. Когда будет статус, будет проще найти деньги: есть тысячи людей, которым животные дороги.

Ольга Карпова: На улицах не должно быть бездомных животных, тогда будет меньше противников животных.

Ухудшается ли ситуация с количеством бездомных животных в Беларуси?

Александр Яновский:
Это зависит от времени года: зимой бездомных животных становится больше. Может, это связано с тем, что в осенне-зимний период обостряется агрессия. Они разгребают мусорные пакеты, а там может быть все что угодно, и в итоге бродячие животные могут стать переносчиками болезней не только животных, но и людей. Но виновато не животное, а хозяин, его бросивший.

По какой схеме сейчас работают ловцы?

Юрий Чаусов:
Существующие сейчас правила грубо нарушают требования гражданского законодательства. Там установлено, что в течение 6 месяцев должен осуществляться поиск владельца этой собаки, это имущественные права.

Александр Яновский: За чей счет будет содержаться животное все это время? Животное, которое попадает в отлов, не всегда клинически здорово: бывают инфицированные, старые, больные. Каждый месяц отлавливается 300-400 животных. Представьте, какой площади должно быть помещение, чтобы содержать их 6 месяцев.

А если увеличить штрафы? Не там выгулял – штраф, оставил собаку без присмотра – штраф, оставил в машине одну – тоже штраф.

Олег Гайдукевич:
Штрафы должны быть не такие, как сейчас. Сейчас если чья-то собака нагадила или укусила кого-то, хозяину назначат такое мизерное наказание, что даже не страшно. В Европе все ходят с совочками не потому, что такие чистоплотные, а потому что убрать гораздо дешевле, чем платить штраф 300 евро. Будет закон – он будет соблюдаться. Больные люди все равно останутся, но они будут прятаться, их будут ловить и сажать.

Юрий Чаусов: Ужесточение ответственности должно наступить после того, как все эти вопросы будут отрегулированы. Иначе будут огромные штрафы, а проблемы с безнадзорными животными останутся. В соседних странах есть уголовная ответственность наряду с иными видами ответственности. Она может даже не применяться, но само ее существование будет препятствовать такому виду нарушений.

Надо было бы добавить и психологическую экспертизу живодеров, потому что они могут переключиться на людей.

Ольга Карпова:
По данным психологов, маньяки начинали именно с животных. Это опасно для всего общества, такой человек будет потом убивать беззащитных людей: инвалидов, детей, престарелых людей, бомжей.

Как между собой связано отсутствие жесткого законодательства за жестокое обращение с животными и присутствие в нашей стране смертной казни?

Олег Гайдукевич:
Это нонсенс, смертная казнь есть, а за такое жестокое обращение с животными-  никакого наказания. Человек, который выкалывает глаза животным и сдирает с них кожу, преступник, и он должен сидеть. Должна быть смертная казнь, и при этом надо ужесточать ответственность за жестокое обращение с животными. На мой взгляд, должна быть уголовная ответственность: до пяти лет лишения свободы. Повторно – до 10 лет лишения свободы. За первый раз надо давать штраф минимум 2 тыс. долларов.

Юрий Чаусов: И в том, и в другом случае мы имеем дело с очевидной жестокостью. Я противник смертной казни, но я бы не сводил эти вещи в одну правовую категорию. Все же человек – это человеческое существо с особым статусом, в отличие от животного. У нас животные не являются субъектами права, и, соответственно, я бы не стал сравнивать защиту права на жизнь с жестоким обращением с животными как нарушение права на жизнь.

Будет ли у нас меняться законодательство в отношении животных? Каким будет следующий шаг?

Александр Яновский:
Закон необходим, и я думаю, он будет принят в течение двух лет.

Ольга Карпова: Мы предпринимаем шаги для возвращения на рассмотрение этого закона, подготовили документы, которые собираемся подавать в Администрацию президента, Генеральную прокуратуру, МВД.

Юрий Чаусов: В плане на следующий год нет закона об обращении с животными или их защите, поэтому в ближайший год закон не появится. Скорее всего, будет ужесточена ответственность за жестокое обращение с животными, а вопрос введения профильного законодательного акта откладывается на более долгий срок.
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-10%
-27%
-30%
-10%
-20%
-12%
-20%
-50%
-25%
0060741