/ / Фото: Евгений Ерчак

Очередной обещанный синоптиками ураган "Хавер" журналисты TUT.BY решили провести в больнице скорой медицинской помощи. Дежурство оказалось не слишком горячим, но услышанное от медиков впечатлило. За сутки через приемное отделение самой экстренной больницы столицы проходит до 250 пациентов - в основном сложных. Только здесь действуют целых шесть специализированных реанимаций и еще три палаты интенсивной терапии (около 100 реанимационных коек!) Сюда напрямую с колес скорой, как в американских фильмах, в сопровождении целой делегации врачей отправляются те, кто на грани жизни и смерти.



Всех пациентов, которые попали в ДТП в Минске и Минском районе, скорая доставляет только в БСМП. Сюда же поступают пациенты с травмами головы, внутренних органов, переломами, которые случились и по другим причинам. До недавнего времени в эту больницу везли и детей с травмами головы.
 
Экскурсию по больнице скорой медицинской помощи проводит заведующий приемным отделением Сергей Дылевский. Такой классический лучший молодой заведующий - строгий и серьезный с журналистами и внимательно-уважительный с подчиненными. Врачи с ним явно в дружеских отношениях. Оказывается, совсем недавно Сергей Дылевский работал по ту сторону приемного отделения: пять лет был врачом скорой помощи.

 
Для пациента, прибывшего сюда, от раздвижной двери больницы есть три пути, и в зависимости от состояния больной будет следовать по одному из них. Первая дорога направо – в реанимацию. Вторая - прямо, где ждут два всегда открытых лифта, рядом с которыми - лифтерши. Они доставят наверх – в операционно-реанимационный модуль (занимает половину второго этажа здания). Третий путь наименее тяжелый – для тех, кому не требуется экстренная помощь, - в приемное отделение.




 
В этот пятничный вечер в больнице не слишком людно. "Работаем в своем штатном режиме", - говорят врачи. Но раз на раз не приходится. Может быть пусто, а через 5 минут – густо. Редкое время затишья наступает, когда погода стабилизируется. Сейчас как раз такое время. "Похолодало",- радуются медики. На перепады погоды людей больше. Хотя утром здесь был "муравейник". Как объясняют медики – с самого утра "катили инфарктники".
 
Оказывается, пациентов с подозрением на инсульт здесь очень много. Свидетельство тому – в больнице целых три инсультных отделения. "В самом лучшем случае люди с подозрением на инсульт просто обращаются к нам за консультацией, но такие дни бывают редко, - рассказывает невролог Ольга Широкая, - В худшем случае инсультники идут без конца, и счету им нет. Около 20% поступают в коме".

  
Прямо сейчас в приемном отделении с подозрением на кровоизлияние в мозг - три пациента. Двое - кардиологических больных и два пациента с травмами головы, рассказывает заведующий. "Молодому человеку стало плохо на работе, упал. Привезли прямо из офиса".
 
Еще один пациент поступил с отморожением, хотя на улице еще не мороз. "При нулевой температуре тоже можно получить отморожение", - говорит хирург-комбустиолог Наталья Цветкова, которая работает в БСМП на полставки (женщина сейчас в декретном отпуске, но если хирург не будет работать - потеряет квалификацию). 44-летний пациент всю ночь провел на улице в мокрой обуви: был в состоянии алкогольного опьянения, поэтому не мог дойти домой. "Даже при температуре +3 можно получить обморожение ушей, носа, когда на улице сильно ветрено", - убеждает Наталья.

Сейчас врачи в ожидании новогодних корпоративов: в это время всегда поступает много людей с отморожениями.
 
В день в больницу скорой медицинской помощи доставляют 150-170 пациентов, но может поступить и 240. Утро среды 4 ноября, говорит заведующий, "закрыли" 210-ю пациентами.




 
В такой же пятничный вечер в марте этого года, когда ураган "Хавьер" буквально занес Беларусь, все было по-другому: прошлый ураган дался тяжело, вспоминают медики. Сенсорная раздвижная дверь, которая в обычное время очень удобна, тогда из-за сильного ветра барахлила и открывалась, и внутри больницы в буквальном смысле мело. "Приходилось отгребаться, - улыбаются медики. - И пациентов было немало. Машины скорой медицинской помощи, несмотря на заносы, в больницу доезжали. А поводы для обращения были, в общем, такие же, как и обычно.
 
Врачам врезался в память день взрыва в метро. Минно-взрывные раны - это жутко, говорят в отделении гипербарической оксигенации, проще - в "барозале". "Все, кто пострадал от взрыва в метро "Октябрьская" 11 апреля 2011 года, проходили через нас, - рассказывает терапевт-кардиолог Алла Рыжкова, - Это были страшные больные. Но прямо на наших глазах в барокамерах им становилось лучше".

В камеру, в которую помещают человека, под давлением поступает чистый кислород, а поскольку он нужен каждой клеточке нашего организма, объясняет врач, человеку сразу становится лучше.

 
Больше всего через "барозал" проходит людей, пострадавших при пожарах. В основном, говорят врачи, прибывают они ночью. При отравлении угарным газом кислород в крови замещается этим же газом. 40% - предельная доза. Если человека в это время не поместить в барокамеру, он умирает. "Доставляют пациентов без сознания, а выходит человек на своих ногах. За час в барокамере люди буквально оживают", - радуется врач.

Сюда везут людей и после реанимации, с тяжелыми переломами, ожогами, после пересадки кожи – для скорейшего заживления ран. Алла Рыжкова приглашает пройти процедуру и при наличии небольших проблем со здоровьем – сеанс обойдется в 38 тысяч белорусских рублей. Единственное противопоказание – насморк. "Как себя чувствуете?" - спрашивает врач у пациентки, выходящей из барокамеры. "Во!"- выставляет вперед большой палец женщина, которая поправляет здоровье после химиотерапии.
 
Кроме врачей, в БСМП дежурит милиция и сторожа. Последние показывают пациентам дорогу, помогают медикам, например, открывают "холодную" комнату. К счастью, делать это приходится не так часто – раз 5 в сутки. Абсолютное большинство тех, кто попадает в БСМП, выживает.
 
Сторож Наталья (назовем ее так) делится тем, что наболело: "К нам на работу пришел врач из "лечкомиссии" и все удивлялся, какие здесь зарплаты маленькие! Но хуже всех, как я посмотрю, санитаркам. Зарплата 2 миллиона, а работают на изнурение, тягают пациентов. Текучка большая. Я считаю, что это позор для нашего государства, чтобы такая зарплата была там, где спасают людей", - расстраивается женщина. У нее самой "получка" 2 миллиона, но писать про себя она не просит.
 
В ординаторской встречаем уставшего после рабочего дня психиатра. Сергей Дылевский сообщает, что в предстоящие недели у врача будет больше работы. Вроде кто-то из медиков идет в отпуск. Психиатр вздыхает, а когда слышит про журналистов, меняет свое положение в кресле с расслабленного на собранное. Хотя его переутомленный вид от этого не меняется. Врачи работают в больнице по 12, а то и 24 часа в сутки.

Консультация психиатра может понадобиться в любой момент. Например, в отделениях лежат бабушки, которые грустят, а поэтому предпринимают попытки суицида. Или скорая привозит пациента, который ведет себя неадекватно. Может оказаться, что человек упал и ударился головой. Нередкий случай – наркоманы.
 
Оказывается, наркоманы, приворовывая в магазинах, носят в кармане скрепку и стеклышко. Если застают за преступлением, глотают скрепку. "Грозятся еще кадык себе вырезать и так далее, - рассказывают медики. - Вора везут не в милицию, а по скорой к нам. Человек, таким образом, обеспечивает себе пребывание не в тюрьме, а в больнице". Вот такие истории.
 
Встречаем врача травматолога-ортопеда Николая Бацаленко. Он спешит к студентам и очень расстраивается, что из-за задержки не успеет дать им задание. Врач работает в отделении сочетанных травм (наиболее тяжелых, например, черепно-мозговая травма в сочетании с переломами). "Наше отделение - единственное такого рода в столице. Обслуживаем Минск и район. Везут сюда чаще всего после ДТП и жестоких избиений".

  
Сутки Николая Бацаленко проходят так: обход отделения реанимации и по необходимости консультации в приемном отделении. На то, чтобы спуститься с 8-го этажа, где находится отделение, на первый, где приемный покой, отведено 5 минут.

Самое напряженное время для специалиста - "День жестянщика". Так между собой врачи называют время, когда на дорогах гололед и бьются машины.

 
В некоторые отделения больницы вход по чипам, попасть сюда может только свой.
 
В отделение почечной и полиорганной недостаточности нас не пускают. "Там люди, у которых не работают почки. Они на гемодиализе. Это жутко. Даже для здоровой психики ходить туда нежелательно", - грустно говорит Сергей Дылевский, и мы соглашаемся.

 
Зато нам разрешают посетить реанимацию нейрохирургического профиля. Сюда попадают с множественными травмами. Пациенты подсоединены к аппаратам с мониторами. На них знакомые всем из фильмов линии жизни – не прямые. Больные в основном лежат, не двигаясь, только парень с перемотанной головой беспокойно приподнимает руки, ноги и голову. Он спрыгнул с высокого (врачи говорят, чуть ли не с пятого) этажа и упал на козырек. У молодого человека, говорят медики, наркотическая ломка.

 
В другой палате – тоже пациент после падения с высоты. Женщина здесь уже с 5 декабря. Спрыгнула с транспортного моста – попытка самоубийства.

 
Как ни странно, в реанимации нейрохирургического профиля пациентов после ДТП не так много, говорит Валерий Олецкий, основное место работы которого – кафедра анестезиологии БелМАПО, а здесь специалист дежурит. Больше всего пациентов в этой реанимации – после падений, "пьяных" травм, суицидальных попыток. А еще много алкоголиков, которые изначально попадают в обычное отделение, например, с переломами, а по истечении дней трех начинают биться в белой горячке – и человека переводят в нейрохирургическую реанимацию. "Такого оставь в палате!"
 
В отделение токсикологии, куда нас пускают после долгих уговоров, попадают в основном пациенты с отравлениями лекарствами - попытки суицидов. "Когда-то для помощи людям, пытающимся совершить суицидальную попытку, и создавалось отделение. Это уже потом, когда алкоголь полился рекой, профиль немного подкорректировался" - рассказывает врач, полное имя которого нам так и не удалось узнать. На беджах в этом отделении фамилии не указывают: "А если пациент захочет отомстить за то, что его отправили в "Новинки?"
 
Теперь в отделении много пациентов с отравлениями алкоголем и суррогатами. Врачи здесь уверены, что "нация спилась" и "в любой день у нас есть повод".
 
Из ближайшей палаты доносятся бредни. "Он в психозе. Поступил с отравлением корвалолом", - поясняют врачи. Наверняка хотел опохмелиться.

 
Отделение токсикологии сегодня имеет психиатрический статус, но, рассказывают врачи, этот статус могут отнять. "Это связано с тем, что нужно сократить нам отпуск. Раньше из-за вредности отпуск у нас был 58 дней, потом его сократили до 38 дней. А теперь хотят сделать стандартным. Какая ж вредность – с пациентами в психозе работать? - недовольны врачи, но высказываются с опаской, - а вдруг не отменят?!"