Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


12 лет алкоголики и буяны не давали жизни соседям. Позавчера по решению районного суда Светлогорска их вместе с вещами выбросили на улицу

Трехлитровая банка сала — единственная ценность, которую заметили соседи в груде хлама, который вынесли судебные исполнители из квартиры №38. Разбитый черно-белый телевизор, кухонный стол и четыре обшарпанных стула, плюс мешок с ветошью, сгруженные у подъезда, — сегодня волнуют, пожалуй, только местного дворника тетю Машу. Не уберут Белявские пожитки — Марии премию срежут.

“Победа! — облегченно вздыхают соседи. — А ведь уже и не надеялись”. 12 лет веселая семейка ставила на уши не только жильцов 15 соседских квартир, но и пожарных, журналистов, участковых и дворников. “ Пили Белявские без остановки, а как напьются — дерутся и орут. Одному соседу дверь недавно подпалили. Просто кара свыше, а не жильцы”, — сетуют соседи. “Только вдумайтесь, за пять лет семь пожаров! Один раз весь подъезд так полыхал, что местное телевидение приезжало. И угораздило же их еще на пятом этаже поселиться. Ведь если пожарные тушат, то у всего подъезда квартиры залиты”, — возмущен заместитель директора УП “Жилфонд” Валентин Реводько. Это ему должны сказать спасибо уставшие от буянов соседи. Дело в суд долго брать не хотели. Мол, прецедент по району, не было еще такого. “Но мы собрали на этих буянов целую папку — “Дело Белявских”. Ведь соседи два года на них писали, куда только можно. А все инстанции переадресовывали письма на разбирательство к нам, мы ведь собственники дома”, — говорит Реводько.

Суд сдался и принял дело после серии колоритных репортажей по ТВ. На процесс пришло аж 25 свидетелей. Истории рассказывали — одна краше другой. В суде только успевали слушать: “Мы были в шоке. Люди подтверждали, что уже так привыкли к пожарам, что если квартира Белявских горела не сильно, приходили тушить сами. Горящие вещи выбрасывали через окно, а пламя сбивали тряпками и водой. Еще Белявские угрожали соседям, делали всякие гадости. Вначале судья предложила Белявским переехать в деревню, но они отказались. Там ведь работать надо. Тогда оставалась единственная мера — выселение без права предоставления жилплощади”, — рассказали в светлогорском суде.

Приговор был зачитан два месяца назад. Но Белявские оказались хитры. По утверждениям соседей, уходили рано, возвращались поздно. Никто не мог их поймать и заставить выехать. И тут терпение у общественности закончилось: сотрудники жилфонда, милиция, соседи, дворники, местное телевидение, грузчики, работники ЖЭСа и толпа зевак пошли на Белявских ратью. “Они не сопротивлялись, мы даже машину не брали, ведь их вещи везти некуда. Снесли пожитки вниз. Но Белявские уходить не собирались. Видимо, так и не поняли, что произошло”, — рассказывает Валентин Реводько. “Сынок (у Белявских их двое — 32 и 24 года. — Прим. авт.) маму тихо спросил: “А что, вина бутылку принести не смогла?” Явно хотел отметить переезд”, — предполагают соседи.

Когда верстался номер, вещи Белявских все еще стояли у подъезда. “Ой, вчера целый день сидели и пили на лавке, потом скандалить начали. Никогда мы от них не избавимся”, — безнадежно вздыхает соседка

КОМПЕТЕНТНО

“Вы превратили свою квартиру в помойку, там теперь и живите!”

Сказала судья Светлогорского районного суда Надежда Романова после того, как зачитала приговор. Эту фразу местное ТВ прокрутило на весь город, чтобы другим не повадно было. Осудили Белявских по статье 39-й Жилищного кодекса РБ без предоставления жилого помещения. Могли и по 41-й статье, с предоставлением жилья меньшей площадью, но так наказывают в основном неплательщиков. А буянов, мол, селить к другим соседям нет смысла. Решение суда звучало так: “В связи с систематической порчей и разрушением жилого помещения и систематическим нарушением правил пользования жилыми помещениями, делающим невозможным проживание в одном доме для других, выселить из квартиры без предоставления другого жилого помещения”.

По словам судьи Надежды Романовой, это была крайняя мера: “Квартира Белявских неприватизирована, поэтому применили самую суровую 39-ю статью. Выселить жильцов из приватизированного жилья гораздо сложнее”. Белявским предлагали вариант — в деревню, но они не согласились.

ДОСЛОВНО

“Такое впечатление, что грабят средь бела дня…” (Сказал старший сын, когда служебные исполнители выносили вещи.)
“Мы с соседями жили дружно, уважали, это все сын виноват, из тюрьмы вышел, с женой развелся и начал буянить, пожары устраивать…» (Сказал отец семейства.)

“Живут в городе бомжи, и я бомжем стану. В городе я хоть картон или бутылки собирать буду. А что мне делать там?” (Пояснил свой отказ ехать в деревню отец семейства.)

Раиса МУРАШКИНА
0058045