Общество


Катя Пытлева, Александр Гойшик,

Первый раз белорусские подростки вступают в половую связь в 15 - 17 лет, и этот возраст постепенно снижается. Далеко не последнюю роль, как считают специалисты, в этом играют СМИ. По словам Екатерины Павленко, психолога и специалиста в области женской и мужской психологии, столь раннее вступление подростков в половую жизнь приводит к росту заболеваемости ИППП, подростковой беременности и абортам, а также к психологическим расстройствам. 
 
В последние годы отмечается тенденция к снижению числа подростковых беременностей и абортов. К слову, прерывание беременности несовершеннолетними происходит в нашей стране в среднем в 8 раз реже, чем в России, и почти в 12 раз реже, чем в Швеции. 
 
Как воспитать целомудрие у подрастающего поколения, какую роль в половом воспитании должны играть родители, нужно ли снижать возраст сексуального согласия в нашей стране, насколько остро стоит проблема ИППП среди белорусских подростков и как не допустить ошибок в психосексуальном воспитании своего ребенка. Эти и другие темы затронули в очередном выпуске дебат-шоу "Угол подозрения" координатор Центра дружественного отношения к подросткам "Доверие", психолог Валентина Шукан; главный внештатный детский гинеколог Министерства здравоохранения Республики Беларусь Оксана Кудина и психолог, специалист в области женской и мужской психологии Екатерина Павленко



Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (27.77 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (232.58 МБ)

Есть ли в нашей стране половое воспитание? С какого возраста оно начинается?

Екатерина Павленко:
Половое воспитание начинается, как только ребенок рождается, и его перевязывают розовой или голубой ленточкой. Воспитание происходит на протяжении всей жизни.

Только ли родители должны заниматься половым воспитанием детей, или учреждения образования тоже?

Оксана Кудина:
В европейских странах, за исключением Швеции, нигде урок полового воспитания в школе не выделяется отдельным блоком.

Валентина Шукан: Интимные отношения не сводятся только к сексуальным, они гораздо шире: это и доверие, и понимание, и умение слушать, выстраивать отношения. С пониманием этого не будет стоять вопрос, кому и что разрешать. К 15 годам девушка и юноша должны иметь право выбора и нести за этот выбор ответственность. Запретами ничего не добьешься.

По канонам половое просвещение нужно начинать с 8 класса. Занимаются ли у нас этим образовательные учреждения? Девочки идут к гинекологу, мальчики – к хирургу.

Оксана Кудина:
У нас нет обязательных образовательных программ по сексуальному просвещению, которые рекомендованы Министерством образования. Но, конечно, это входит в программу внешкольного и внеклассного воспитания, есть курсы, и они не агрессивны. Нельзя повсеместно проводить уроки по сексуальному и половому просвещению в наших школах: все дети разные, от разных родителей, с разным темпераментом. Во многом я сочувствую сегодняшним детям, потому что их жизнь находится в таком информационном и временном прессинге, которого не было у нас. Им некогда проходить букетно-конфетный период.

Раз все дети разные, как-то же они все же должны получать эту информацию?

Валентина Шукан:
Они могут почерпнуть информацию в интернете, из брошюр, факультативов. Есть возможность прийти в Центр дружественного отношения к подросткам, позвонить по телефону, задать вопрос анонимно, спросить "о подружке", но примерить на себя. Центры дружественного отношения к подросткам предлагают консультирование, а не запрет. У подростка есть час беседы с психологом и возможность разобрать конкретную ситуацию, стратегию поведения для каждого. Мы работаем на основе добровольности, доступности и доброжелательности. Подросток приходит уже такой, какой есть. У него есть возможность не называть себя, и ему ответят на конкретный вопрос, не будут внедряться дальше.

С какими проблемами к вам приходят?

Чаще всего с проблемами взаимоотношений, которые возникают в семье, группе, школе. На втором месте вопросы репродуктивного здоровья.

Когда родителям нужно первый раз вести девочку к гинекологу, мальчика к урологу?

Оксана Кудина:
За родителей все продумало Министерство здравоохранения. Первый визит к детскому гинекологу - в возрасте поступления в детские дошкольные учреждения. Дальше девочки обязательно проходят специалиста перед школой. Третий визит либо с началом менструальной функции, либо в 8-9 классе. Затем уже погодично. Мальчики посещают хирурга каждый год; если он что-то замечает, направляет к нужному врачу. На сегодня охват профосмотром девочек-подростков в нашей стране составляет 99,9%.

Екатерина Павленко: Дети заимствуют модели поведения у своих родителей. Физиологический и психологический интерес у детей появляется в 11-12 лет, но все индивидуально. В этом возрасте мамам очень важно быть внимательными к девочкам, папам – к сыновьям. Средний возраст вступления в половую активность – 15-17 лет. В основном ко мне как специалисту обращаются с вопросами об отношениях. Когда внешние события слишком опережают внутреннюю готовность девочки, на этой почве могут возникнуть психологические расстройства. Ранняя половая активность порождает депрессии. Подросток не всегда может открыто прийти и рассказать родителям или в центре, что у него был сексуальный контакт. А какой-то сексуальный контакт может навсегда изменить жизнь ребенка.

Раньше или позже начинают вступать подростки в половую связь по сравнению с прошлыми годами?

Екатерина Павленко:
Культивируется более раннее вступление в половую связь. Это становится модным - здесь играет большую роль насаждение культа сексуальных удовольствий, свободы сексуальных отношений.

Происходит ли сейчас созревание раньше? Стоит ли из-за этого понижать порог вступления в половую связь?

Оксана Кудина:
Нереально четко сказать, в каком возрасте подростки вступают в половые отношения. Даже анонимное анкетирование дает обратный эффект: ребенок заполняет графу так, как он хотел бы думать про себя. Мы можем судить об истинной картине опосредованно - через подростковую беременность, прерывание беременности, обращения по поводу ИППП. На сегодня нет тенденции, чтобы возраст вступления в интимную связь снижался: от 15,5 до 16,5 лет.

Валентина Шукан: От 20 до 25% девочек возраста 15-18 лет живут половой жизнью. Когда они приходят, мы ориентируем их на то, что раз они уже приняли это решение, значит, они приняли на себя ответственность взрослой женщины и должны сами заботиться о своем здоровье. Нередко после этого на консультацию к гинекологу приходит дочка с мамой или девушка с парнем. Пара обсуждает возможность предохранения от беременности. В случае беременности работает психолог, чтобы девочка рассказала маме сама. Мы не имеем права решать это без родителей.

Насколько эта проблема актуальна для нашей страны? Растет ли число подростковых беременностей?

Оксана Кудина:
Мы имеем четкую тенденцию к снижению количества подростковых беременностей и подростковых абортов и положительную динамику в соотношении абортов и родов. Цифра прерывания беременности до 18 лет составляет 1,7-1,9 на тысячу. В России это 15 девушек-подростков на тысячу. В Швеции – порядка 20 на тысячу, в Исландии – 0,7. У нас в республике 983 девочек-подростков. Соотношение абортов к родам у подростков составляет на 10 прерываний 12 родов.

Если вдруг приходит в семью дочь и говорит, что беременна, что вы порекомендуете родителям и детям?

Оксана Кудина:
Когда ко мне приходят с такими случаями, первое, что я спрашиваю: "Почему вы считаете, что это катастрофа?" В вашей жизни не случилось ничего страшного - что есть, то есть, и как бы вы ни решили, будет правильно. Человеку свойственно перекладывать на кого-то ответственность, но это проблема семьи, и вы должны сделать выбор. Если вы решите прерывать беременность, значит, мы вам поможем сделать это максимально щадяще. Если вы решаете сохранить беременность, мы поможем вам выносить и родить. Никто никогда не говорил, что в 14,5 лет беременность лучше прервать, чем пролонгировать. Все решается только индивидуально.

Насколько распространена среди подростков проблема ИППП?

Оксана Кудина:
Эта проблема не снижается. Подростки мало осведомлены об инфекциях, которые скажутся потом. Сегодня подростки знают, что такое ВИЧ, и боятся его, это очень хорошо. Они знают, что такое сифилис, и боятся его. Около 80% знают, что такое гонорея. Но пока эта проблема очень актуальна.

Причина - в беспорядочной половой жизни или отсутствии предохранения?

Оксана Кудина:
Дело в том, что даже при сегодняшней информационной осведомленности не каждый подросток сможет ответить на вопрос, живет ли он половой жизнью, потому что не знает этого. Есть масса вариантов сексуальных отношений, которые подростки не всегда ассоциируют с половыми отношениями, а ведь они так же могут передавать ИППП и даже приводить к беременности.

Валентина Шукан: Важно качественно провести консультирование и снизить риск, а не осуждать его образ жизни. Такому подростку лучше дать презерватив, при этом говоря, что он все равно рискует. Однако не всегда есть возможность купить презерватив - даже не материальная, а психологическая: зайти в аптеку и купить.

Можно ли как-то минимизировать ущерб от ранних половых отношений? Могут ли это сделать родители своими силами или без специалистов тут не обойтись?

Екатерина Павленко:
Ответственность за половое воспитание несут все-таки в первую очередь родители. А оно начинается с раннего возраста, чтобы к определенному времени дочь могла смело задать маме вопросы, чтобы мама наблюдала, куда ходит девочка, что чувствует, что с ней происходит и как меняется ее поведение. То же самое и отец с сыном. Любое изменение в поведении ребенка всегда заметно, и надо задавать вопросы своим детям. А к выводам ребенка должны подводить родители, с ним надо разговаривать, объяснять последствия тех или иных поступков. Жизнь может сломаться раз и навсегда. Проблемы желательно не загонять вглубь, а выходить из них с грамотными выводами о себе.

Какие ошибки в психосексуальном воспитании ребенка чаще всего совершают родители? Как им стоит себя вести, когда ребенок подходит к моменту созревания?

Валентина Шукан:
Самая распространенная ошибка – ничего не говорить. Многие родители, чаще всего воцерковленные, говорят, что их детям не нужно знание такого рода.

Екатерина Павленко: Ошибка - замалчивать, перекладывать ответственность на школу, на самого ребенка. Когда в семье есть любовь, подростки не ищут ее через половые отношения. Когда в семье нет тепла и чувств, они подменяют их сексуальными отношениями. Поэтому родителям надо решать свои семейные проблемы.

Оксана Кудина: Родители не могут совершить ошибок, если они любят своих детей. Единственное, что они могут, это не услышать их. Надо ежедневно слышать своего ребенка. И подростки, и родители должны знать, что в жизни нет нерешаемых проблем. Надо знать, куда идти. Все, кто работает с подростками, искренне настроены только на то, чтобы помочь.