/

Прошла неделя после того, как все новостные порталы облетело известие о том, что в Орше в собственном доме жестоко убит 43-летний священник Александр Морозов. Иерей погиб от руки человека, которого приютил. В смерть смолянского батюшки многие не могут поверить до сих пор. Эти очень теплые воспоминания о своем безвременно ушедшем друге принадлежат полоцкой художнице, куратору ежегодных художественных пленэров "У пошуках Атлантыды" Екатерине Мясниковой.

Священник Александр Морозов. Фото: личный архив Екатерины Мясниковой

Священник Александр Морозов. Фото: личный архив Екатерины Мясниковой

"Когда уходит близкий человек, поселяется чувство недосказанности, словно диалог прервался, а протянутая рука, вместо привычного рукопожатия, ощутила пустоту... 

Не стало отца Александра, служившего в Спасо-Преображенском храме в Смольянах. Два пленэра "У пошуках Атлантыды" проведены с его поддержкой и благословением... Но сейчас хочется не об этом.

Екатерина Мясникова. Фото: личный архив художницы
Мы познакомились в 2011 году, когда с Лерой Сом 
(полоцкая поэтесса, бард, куратор проекта "У пошуках Атлантыды". - Прим. TUT.BY) приехали присматриваться к месту и договариваться. Меня в Смольяны тянуло, а когда приехали туда, то я узнала места из моих снов, расплывчатых и полузабытых.

Нас провели в дом. Вошел батюшка - плечистый, статный, с бородой. Снял головной убор. Голова бритая начисто! Бросил на нас искоса хитрый взгляд. Видно было, что его забавляет реакция приезжих на такой вот перформанс. Потом присели за стол, разговорились. В памяти очень четко отложились впечатления от нашей первой встречи. До сих пор в ушах его звучный, сильный голос и раскатистый смех.

Для меня он стал человеком, к которому хотелось прислониться, с которым хотелось стоять рядом и говорить обо всем. Именно к нему я обращалась и в часы отчаянья, и в минуты радости. Отец Александр обладал даром надежды: ты приходишь одинокий и потерянный, а уходишь - наполненный им.

Я не воспринимала его исключительно как священника, видела в нем в первую очередь Человека. Хотелось поддержать его, помочь, понять. Мы редко встречались, но часто разговаривали часами по телефону. И чем-то эти разговоры напоминали исповедь, хотя, по сути, это был просто диалог двух неравнодушных людей. И каждый раз, в наши нечастые встречи, не хватало времени поговорить о чем-то главном, очень важном.

Казалось, время еще будет, и мы договорим тот диалог, начатый три года назад. А получилось мучительное многоточие..."

Вид на Преображенскую церковь, где служил отец Александр, с горы, на которой стоят руины замка "Белый Ковель". Фото: личный архив Екатерины Мясниковой

Эта же панорама на работе художника Василия Пешкуна, участника пленэра в Смольянах. Фото: личный архив Екатерины Мясниковой