/ Фото: Евгений Ерчак,

Тридцать лет назад Надежда Красуцкая училась на первом курсе исторического факультета Белорусского государственного университета. С того времени изменилось многое: факультет переехал в другое здание, студенты больше не ходят на демонстрации в честь Дня Октябрьской революции, в общежитии № 1 живут не только историки, как было раньше, но и математики, географы. Изменилось не только время, но и ценности. Чтобы в Международный день студентов вспомнить, как жили и во что верили студенты 80-х годов, TUT.BY прогулялся с бывшей комсомолкой и отличницей Надеждой ее студенческими тропами.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
 

На демонстрациях студенты истфака были рабочими и крестьянами, а студенты журфака - травой

Сегодня Надежда Красуцкая работает заведующей сектором музейной педагогики в Национальном художественном музее. Но судьба намекнула ей о будущем месте работы еще в шестом классе. Когда она вместе с одноклассниками приехала из  Браслава в Минск на экскурсию в Музей Великой Отечественной войны.

- Я не помню содержание экскурсии, но человек, который ее проводил, покорил меня раз и навсегда. До сих пор перед глазами экскурсовод в красивой юбке пастельных тонов, украшенной булавкой… После этой встречи решила, что обязательно буду работать в музее. Поэтому у меня была одна дорога – на истфак, - рассказывает Надежда.

Мы стоим у главного корпуса БГУ. Здесь на шестом этаже с 1983 по 1988 год по специальности "история" и училась Надежда.

Она не помнит точно, во сколько начинались занятия – в 8.00 или 8.15 утра. Нет в ее памяти и моментов, где бы она опаздывала на пары. Но говорит, что с утра по зданию университета ходил специальный сотрудник исторического факультета, который следил, чтобы студенты приходили вовремя.

На шестой этаж Надежда все пять лет поднималась пешком. Сегодня мы тоже решили не пользоваться лифтом, поэтому поднимаемся по ступенькам.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

- Ничего не изменилось, - говорит она, смотря по сторонам. – Даже библиотека на том же месте. Лекции у нас проходили в поточных аудиториях, всего на отделении "история" на нашем курсе училось сто студентов. И мы, как зайчики, ходили на пары каждый день в первую смену все пять лет.

Находим одну из лекционных аудиторий, в которой занималась Надежда. Она сразу же садится туда, где обычно слушала лекции. Говорит, что все в аудитории, кроме современного экрана для презентаций над доской, осталось прежним. Таким, как в ее 17 лет.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

- Я поступала на исторический факультет с конкурсом семь человек на место. Это был период, когда готовили кадры для партийных организаций. Исторический факультет считался флагманом университета. И вот я думаю, что училась во времена СССР, изучала вещи, отличные от того, что мне сейчас нужно в профессии. Но, наверное, то, что мы работали с первоисточниками, анализировали информацию – оказалось самым ценным, - сидя на студенческой скамье, вспоминает Надежда.

Она также не помнит, прогуливал ли кто пары. Надежда - не прогуливала. Более того, собеседница говорит, что в ее окружении студенты все пять лет учебы нигде не подрабатывали.
 
Студенты готовятся к майской демонстрации
Студенты готовятся к майской демонстрации

Майская демонстрация
Майская демонстрация

Женщина встает и подходит к окну, смотрит на площадь Независимости. Обращает внимание, что площадь раньше выглядела по-другому. На зеленой лужайке было два ряда невысоких кустарников, на скамейках возле них студенты любили отдыхать после пар.

- Еще на этой площади проходили демонстрации, в которых участвовали студенты. Перед 7 ноября мы ездили на "Беларусьфильм" за костюмами. Я была рабочей в фуфайке и с лопатой. Другие студенты нашего факультета тоже были или рабочими, или крестьянами. Студенты факультета журналистики приходили на демонстрацию в зеленых костюмах и играли роль травы. Им нужно было колыхаться, опускаться к земле и подниматься. Учащиеся физфака были красноармейцами на лошадях, - продолжает вспоминать Надежда, делая ссылку на то, что креатив в ее студенческое время бил ключом, а участвовать в демонстрациях было очень интересно.
 

В библиотеке сидели до позднего вечера, книги конспектировали от руки

Занятия у Надежды длились до 13.30 часов дня. После них вместе с друзьями девушка шла обедать. Правда, не в студенческую столовую, где, по словам собеседницы, было не очень вкусно, а в кафе, которое когда-то располагалось на месте сегодняшнего казино у гостиницы "Минск".

- Это был комплексный обед. Сколько он стоил, я не помню. Но там были вкусные блинчики с творогом. В самом кафе всегда были очереди и несколько столиков обязательно заняты однокурсниками, - говорит она.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

После плотного обеда Надежда шла в Национальную библиотеку, известную в народе как "Ленинка". Сегодня царство книг стало домом для Совета Республики Национального собрания, а сама библиотека переехала в новое здание в виде алмаза. И если в бытность Надежды студенты могли спокойно попасть в здание "Ленинки", то сегодня его даже нельзя сфотографировать. Наш фотограф попытался, но сотрудник в форме, который дежурил у Администрации президента, попросил снимки удалить.

- Семинарские занятия у нас были каждый день. Нельзя было прийти и сказать, что не готов. А чтобы подготовиться, нужно было прочесть листов семьдесят из Ленина или Карла Маркса. Мы не могли литературу сфотографировать. Прочитанное нужно было проанализировать и законспектировать. Представляете, какая мыслительная деятельность у нас была? – задает риторический вопрос Надежда.

Из библиотеки девушка уходила в восемь-девять часов вечера. По воскресеньям тоже посещала библиотеку. Домой, в Браслав, ездила редко. Потому что поезд из Минска до Друи шел 14 часов, от Друи до Браслава – 29 км, это расстояние девушка преодолевала вместе с отцом на машине. Как-то на 8 Марта решила проведать родителей. В итоге дома побыла час…

- Я всегда ездила в общем вагоне. Представьте, набивается целый вагон: кто сидя, кто стоя. И в таком положении 14 часов до Друи. Приезжаем в Друю, все студенты вышли из поезда, а там снега по пояс. Автобус не приехал. Там мы с семи часов утра до 12 часов дня, пока нас не забрали, наверное, съели все, что было в местном магазине. В итоге я приехала домой, и в этот же день вечером мне уже нужно было уезжать в Минск, - отмечает собеседница.

Надежда рассказывает, что ее с сокурсниками сближали стройотряд, поездки на картошку и уборку льна, археологические раскопки. Например, во время одной такой под Рогачевом они жили в палатках, готовили еду на костре. А ночью между палаток ходил - сегодня профессор исторического факультета, а тогда студент - Игорь Евтухов и читал Шекспира в оригинале. Наизусть. На английском языке.

 
Надежда Красуцкая на археологических раскопках
Студентка исторического факультета Светлана Шуба с однокурсниками Геннадием Старостиным и Александром Михалькевичем на археологических раскопках

Окружение Надежды свободное время проводило в театрах, кино. Иногда ходили на дискотеки на факультете и в общежитии. Правда, особой внешней подготовки к дискотекам у девушек не было, потому-то гардероб не блистал разнообразием. Все были одеты практически одинаково, но, по словам собеседницы, это не особо их волновало.
 

Иностранные студенты в коридорах сидели на полу и привозили в общежитие удивительные торшеры

По пути от бывшей "Ленинки" до улицы Свердлова, где находится общежитие № 1, в котором пять лет жила Надежда, мы вспоминаем ее юной девушкой, испытавшей стресс при встрече с пятикурсницами:

- Я приехала в Минск, а мест в общежитии не было. Первую неделю жила в общежитии № 4, а затем меня подселили в "единицу" к болгарке. Ей это не очень понравилось, и, видимо, девушка знала, как решить свой вопрос. Через день меня попросили переехать в 28-ю комнату, где жили три пятикурсницы.

По словам Надежды, пятикурсницы были девушками активными, лидерами мнения.

- Я хорошо помню: одна их них - Алина Метла. Девушка – огонь, у нее фонтан идей. Вторая - Мария Борищук. Сегодня она работает историком в Зеленоборской школе Смолевичского района. И Оля Наливайко, спокойная такая была. Они мне сразу сказали, что в комнате к занятиям никто не готовится. Поэтому я ходила в общежитии в комнату самоподготовки.

Надежда рассказывает, что к ее соседкам часто приходили друзья. Они общались и пили чай до трех-четырех часов утра. А в этой обстановке с десяти вечера, как убитая, спала Надежда.

- В семь утра я просыпалась, на цыпочках в темноте собиралась, шла на кухню и делала омлет, - описывает она свое студенческое утро.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

По словам бывшей студентки, у них была элитная комната. Сразу при входе в нее располагалась небольшая прихожая, где стояли кастрюли и были вешалки. А уже сама комната отделялась от этого "предбанника" самодельными шторками из открыток. В общежитии № 1 в 1980-е годы жили только студенты исторического факультета. Среди них было много приезжих из Германии, Никарагуа, Болгарии, Афганистана, Вьетнама, которые обучались по специальности "философия".

- Я помню, как однокурсница моих соседок по комнате дружила с афганцем. Как-то они поссорились, и девушка прибежала прятаться от него, разъяренного, к нам в комнату. А он стоял за закрытой дверью и метал в нее ножи, - рассказывает историю из прошлого Надежда.

И вспоминает другую. Правда, немного сомневается рассказывать или нет. Но все-таки начинает:

- Когда-то в общежитии истфака случился пожар. Иностранец, по-моему, оставил утюг возле шкафа. Все начали выбегать. Одна девушка выскочила в легкой одежде с партбилетом в руках. Понимаете, она спасла партбилет...

…Когда пятикурсницы съехали, Надежда еще четыре года прожила в той же 28-й комнате со своими сокурсницами.

 
Надежда Красуцкая сидит на кровати в своей комнате в общежитии №1
Надежда Красуцкая сидит на кровати в своей комнате в общежитии №1

Мы подходим к общежитию № 1. Внешне оно - как в прошлом Надежды, внутри - мало общего с воспоминаниями. Однако Надежда уверенно идет к лестнице, поднимается на второй этаж, но там свою комнату найти не может. В ее бытность здесь была коридорная система, сегодня - блочная. Социальный педагог общежития Наталья Хатеневич, стучит в один из блоков, где, предположительно, когда-то жила Надежда. Сегодня там три комнаты, кухня и санузел. Живут девочки с механико-математического факультета БГУ. Надежда, несмотря на реконструкцию здания, пытается найти свою комнату, ориентируется по окнам. Оказывается, она жила там, где сегодня в блоке кухня.

Возле комнаты Надежды когда-то была кухня и умывальники. Некоторые принимали душ в тазиках среди тех самых умывальников. За голыми девушками, которые таким образом мылись, находились любители подглядывать.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

- А иностранцы у вас живут? – спрашивает Надежда у социального педагога.

- Из Туркменистана и Китая пару человек, - отвечают нам.

- У нас связь с Европой была через наших иностранцев, - уже ко мне обращается Надежда. - Мы видели, как они обустраивают быт. Привозят сюда кресла-качалки, удивительные торшеры, расширяют пространство комнаты за счет двухъярусных кроватей. Это было маленькое окошко в Европу.

Надежда рассказывает, что в ее время общежитие было четырехэтажным и все четыре этажа знали друг друга. Минчане иногородним завидовали, поэтому часто приходили с домашним печеньем в гости. Студенты из Германии любили сидеть на полу в коридорах общежития, чем очень удивляли советского человека.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

- Атмосфера была великолепная. И это закончилось, когда я приехала работать по распределению учителем истории в Браслав. Меня не угнетала идеология, в которой мы жили, когда были студентами. Но давило то, что все это закончилось. Я пришла на работу и поняла, что никого из однокурсников, возможно, уже не увижу.

По распределению Надежда проработала недолго, буквально через полгода вышла замуж и снова вернулась в Минск. Здесь какое-то время трудилась воспитательницей в детском саду, потому что мест в школе не было. А затем устроилась на работу в Национальный исторический музей Беларуси. Шесть лет назад перешла в Национальный художественный музей. Она говорит, что большинство однокурсников сегодня работают по профессии. Многие как когда-то уехали по распределению в провинциальные города, так там и остались. Ведь раньше студенты не воспринимали распределение так болезненно, как сейчас. Да и тридцать лет назад жизнь во многом отличалась от сегодняшней.