Общество


Надежда Калинина,

Перечень заболеваний, при которых белорусы не могут выполнять родительские обязанности, создавался, чтобы освободить их от уплаты алиментов. А обернулся против тех, кто хочет и может воспитывать ребенка самостоятельно.

Документ автоматически лишает их права быть полноценными родителями. Ссылаясь на постановление Министерства здравоохранения № 36, органы опеки порой забирают детей и оформляют их под опеку. Однако специалисты утверждают, что нередко так разрушаются хорошие семьи, где о детях заботятся по-настоящему.

— Нашу организацию посещают три молодые мамы, — делится директор клубного дома для людей с психическими заболеваниями "Открытая душа" Ольга Рыбчинская. — Одну из них врач предупредила, чтобы она не распространялась о своем диагнозе, потому что ребенка могут отобрать. Но у женщины есть родители, супруг, которые ее поддерживают, поэтому за ребенка не страшно.

Вторая — мать-одиночка. После постановки диагноза семью посетил социальный педагог. Подтвердилось, что ребенок воспитывается в хороших условиях. Но в случае обострения заболевания этой женщине будет некуда обратиться за социальной помощью.

— У нас действительно нет организации, которая бы оказывала поддержку таким родителям, — подтверждает председатель общественной организации "Миноди" Тамара Спиркина.Все европейские страны в таких случаях придерживаются принципа сохранения семьи. И прежде чем отбирать ребенка, рассматривают вопрос комплексно, проверяют, насколько мать или отец справляются со своими обязанностями.

Белорусское же законодательство лишает права быть родителями людей с определенными психическими заболеваниями, например, шизофренией.

— Проблема нашего законодательства в том, что оно видит только черное или белое, — объясняет заместитель начальника отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи Генпрокуратуры Алексей Подвойский. — У нас даже не существует органа, который бы взялся провести психолого-психиатрическую экспертизу. Есть понятие "недееспособное лицо", но не существует никакой градации, кто из этих лиц может выполнять обязанности родителей, а кто нет.

Органы опеки предлагают людям, которые проходили лечение психиатрического характера и из-за этого лишились детей, приносить справки, что они здоровы.

По словам заместителя директора по медицинской части РНПЦ психического здоровья Ирины Хвостовой, каждое заболевание имеет множество нюансов и протекает по-разному. Нельзя сводить все к одному списку.

— После лечения в стационаре к нам возвращались пациентки с просьбой провести им дополнительное лечение и сделать заключение о том, что они больше не больны, потому что им не возвращают детей, — уточняет специалист. — Но даже если у больного наблюдается ремиссия, мы не можем выдать справку о том, что он здоров. Хотя некоторые из наших пациентов ведут полноценную жизнь, продолжают работать. И обострения у них могут случаться довольно редко. Все индивидуально. А потом оказывается, что из-за страха потерять детей больные люди не обращаются в медицинские центры за помощью.

Специалисты сходятся во мнении, что некоторые люди, имеющие психические заболевания, вполне могли бы воспитывать детей. Но для этого необходимы изменения в системе: ввести уточнения в законодательный процесс лишения родительских прав, проводить психолого-психиатрическую экспертизу больных, в вопросах об изъятии ребенка из семьи подходить индивидуально и, защищая права ребенка, не забывать про права родителей, развивать услуги по поддержке семей, где один из родителей имеет психическое заболевание.