Новость дня



За гибель 21-летнего солдата Антона Кузьменка, который, проходя службу, две недели пролежал в коме и умер накануне дембеля, ответит старший прапорщик воинской части Уручья (в/ч 29766). 13 ноября Минский межгарнизонный военный суд приговорил его к трем годам лишения свободы с отсрочкой на два года. Это значит, что если в течение двух лет прапорщик не совершит больше преступлений, то суд будет вправе не лишать его свободы. Суд также постановил, что воинская часть должна выплатить матери погибшего солдата 100 млн рублей в качестве компенсации морального ущерба. Об этом TUT.BY рассказала правозащитница, член Белорусского Хельсинкского комитета Наталья Маньковская.
 
Напомним, солдат Антон Кузьменок служил в 56-м Тильзитском отдельном полку связи в Уручье в Минске. Трагедия произошла 30 апреля. В тот день он покрывал битумом пожарную бочку, которая "дала течь". По неофициальной версии, которая появилась почти сразу после случившегося, солдат решил сам заварить пожарную бочку, залез внутрь и отравился токсичными парами.

"Прапорщик отдал приказ заваривать бочку и ушел на обед"

Как рассказала TUT.BY Наталья Маньковская, которая была на суде и являлась официальным представителем потерпевшей (матери погибшего), виновным признали именно старшего прапорщика. То есть солдат заваривал бочку не по своей инициативе. Следствие установило, что именно старший прапорщик, находясь на должности исполняющего обязанности начальника пожарного надзора, отдал Антону приказ с помощью открытого огня растопить мастику на битумной основе и заварить дыру в пожарной машине. Как выяснилось, солдат срочной службы в принципе не должен выполнять таких работ. 
 
"Это работа с повышенной опасностью. Такие работы в закрытом пространстве (цистерне) должны проводиться специальной бригадой в составе не менее трех человек. Прапорщик поручил это делать неподготовленному солдату, которого, к тому же, не обеспечил, как полагается, противогазом, а также предохранительными лямочными поясами со страховочным канатом. Несмотря на то, что сам противогаз он солдату выдал, патрон в нем был использованным. Кроме того, у Антона были медицинские противопоказания для использования изолирующего противогаза. При этом сам прапорщик, отдав такой приказ, ушел на обед, и работу солдата никто не контролировал. Когда он вернулся с обеда, солдат уже лежал без сознания. Ему пытались оказать помощь, но безуспешно", - говорит правозащитница. В результате у Антона развилась острая гипоксия мозга. Умер он от полиорганной недостаточности - после двух недель комы
 
Суд признал прапорщика виновным по ч. 1 ст. 456 Уголовного кодекса Беларуси (служебная халатность, приведшая к тяжким последствиям). Санкция этой статьи предусматривает до 5 лет лишения свободы. Прокурор на суде запросил для обвиняемого три года лишения свободы. "Адвокат обвиняемого делал акцент на том, что прапорщик не был ознакомлен с приказом, который регламентирует производство работ с повышенной опасностью. На суде выяснилось, что в воинской части было организовано общее собрание, на котором присутствующих знакомили с приказом. Хотя в списке присутствующих этот прапорщик значился, суду он говорил, что знаком с приказом не был. Адвокат делал акцент на то, что он не был ознакомлен с приказом под роспись", - рассказывает Маньковская.
 
По ее словам, Белорусский Хельсинкский комитет, куда обратилась мать погибшего, также помог ей составить исковое заявление. "Мать солдата не хотела, чтобы возмещал ущерб сам прапорщик. Она хотела взыскать его с воинской части. Согласно нашему Гражданскому кодексу, по данной категории дел можно подавать иск именно к юридическому лицу. Она заявляла в иске сумму в 500 млн рублей. Суд удовлетворил иск частично – постановил взыскать с части только 100 млн рублей. При этом воинская часть, конечно, может подать иск о взыскании этой суммы с прапорщика в порядке регресса. Это уже будет зависеть от позиции самой части".


Мать погибшего: Наших детей, здоровых, молодых и законопослушных, теперь можно за рубль закопать

Как рассказала TUT.BY мать погибшего Ирина Кузьменок, решение суда она будет обжаловать. По ее словам, к мере наказания для прапорщика она претензий не имеет, а к удовлетворению ее иска – имеет.
 
"У меня очень большая обида на наше государство. Мой сын умер просто из-за халатности людей, которые должны были его мне сохранить живым и здоровым. Они этого не сделали, и его уже не вернуть, это же понятно. Единственное, что могло бы сделать государство для меня – это удовлетворить иск на 500 миллионов. Тогда бы я видела, что есть какое-то, как минимум, уважение ко мне. А оно только в 100 млн оценило жизнь моего сына. Получается, наших детей, здоровых, молодых, не пьяниц, не наркоманов, законопослушных, теперь можно за рубль закопать. Да, военные приехали, организовали похороны. Но что мне военные? Они просто помогли мне сына закопать. Я бы и сама это сделала. Закопать много денег не надо. Мне обидно, что наше государство совершенно не ценит наших детей. Зачем тогда их воспитывать? Алкоголикам проще нарожать таких же алкоголиков, так их и в армию не возьмут, и будет все нормально. Я полгода себе места не нахожу и дальше жить не знаю как. Я только плачу, вот и все. Мы без него теперь как без рук".
 
Антон Кузьменок во время службы в армии

Мстить прапорщику, признанному виновным, матери не хочется. "Да, по приговору суда прапорщик в тюрьму не поедет. Мы общались с ним, он не считает себя особо виноватым. Но ведь я его тоже не закопаю и в бочку не посажу вместо моего сына. И оттого, что он сядет на три года, мне легче не станет, и мой сын из-за этого не встанет из могилы. Если хотя бы отнеслись к этой компенсации по-человечески, но нет. У чиновников и генералов машины казенные дороже!"
 
Сын, вспоминает Ирина, строил большие планы на жизнь. "Он до армии учился в Минском энергоколледже, две сессии сдал, и его призвали, потому что появились новые нормы в законах, годных к службе стало больше. До этого Антону давали отсрочку, потому что у него были проблемы со щитовидкой. Он, конечно, не хотел в армию особо, ему нравилось учиться. Но он считал, что должен отдать долг родине. Он писал мне письма из армии, несколько раз говорил про долг родине. После армии хотел продолжить учебу, а потом открыть свое дело. Уже накануне дембеля, за день до смерти, он позвонил в колледж и сообщил, что сразу, как освободится, приедет подавать документы на восстановление".


 
Похоронили Антона в Светлогорске, он родом оттуда. По словам его мамы, похоронили рядом с бабушкой. В семье Кузьменок есть еще 16-летняя дочь. Антона ждала из армии девушка. "Он хотел жениться, и она замуж хотела. Она и теперь к нам в гости ходит. Но походит, походит, да и за другого замуж выйдет. Это ведь жизнь", - говорит его мать.
{banner_819}{banner_825}
-35%
-50%
-20%
-20%
-40%
-26%
-10%
-50%
-35%
-15%