/

На днях в Национальном архиве Республики Беларусь открылась выставка "Дом Правительства в Минске", посвященная 80-летию легендарного здания.

Дом правительства, 1930-е годы.
Дом правительства, 1930-е годы

Впервые вопрос о необходимости постройки единого здания для высших государственных учреждений республики был поднят 22 июня 1925 года на распорядительном заседании Президиума Госплана Белорусской ССР. Совет народных комиссаров на заседаниях 5 и 7–8 сентября 1925 года принял соответствующее решение, определив срок строительства всего лишь в два года.

Заглянув в документы середины двадцатых годов, я нашел "концептуальные" решения, касающиеся распределения служебных площадей между наркоматами (министерствами). Селить под одной крышей "коня и трепетную лань" предлагалось в таких, например, пропорциях: наркомату земледелия — 800 квадратных саженей (1 кв. сажень - 4,55 кв. м); наркомату внутренних дел "вместе с Главмилицией" - 250 квадратных саженей…

Но в 1929 году, когда республика окончательно перешла на метрическую систему, за конкурсный проект Дома правительства взялись уже серьезно.




Полсотни квадратов для кабинета главы государства - много это или мало? Сравним: согласно современным строительным нормам площадь кабинета руководителя банка с коллективом более 500 сотрудников определена в 54 квадратных метра…

Как известно, лучшим признали проект Иосифа Лангбарда. Строительство здания, в котором должны были разместиться все основные республиканские органы управления, кроме ЦК компартии и НКВД, началось в 1930 году.



Популярно-исторической литературы на тему Дома правительства существует предостаточно. Впрочем, не все помнят, что форсировал строительство и открывал новое здание в 1933 году секретарь ЦК КП(б)Б Николай Гикало.

Николай Гикало на фоне Дома правительства. Рядом его супруга Наталья Чижова — зав. культпропом Минского горкома.
Николай Гикало на фоне Дома правительства. Рядом его супруга Наталья Чижова - зав. культпропом Минского горкома

Современные энциклопедические справочники неопределенно указывают, что Дом правительства был построен в 1930–1934 годах. Точную дату его окончательного ввода в эксплуатацию предпочитают не сообщать. Однако вот что писала минская газета "Рабочий" в номерах за 7 и 11 ноября 1933 года:

"Состоялось открытие памятника В.И. Ленину у Дома Правительства. Площадь около Дома Правительства постановлено назвать площадью им. Ленина".

"Состоялось открытие Дома правительства. В Доме правительства, кроме 600 рабочих комнат, имеется 16 залов, из них три предназначены для съездов Советов, заседаний СНК и ЦИК".

Тщательно отретушированный снимок — заготовка для фотооткрытки тридцатых годов.
Тщательно отретушированный снимок - заготовка для фотооткрытки тридцатых годов
Дом правительства без ретуши.
Дом правительства без ретуши

В 1933 году сработало извечное наше стремление "скорее-скорее". В Доме правительства еще вовсю велись отделочные работы, однако партийный вождь поторопился открыть здание к годовщине Октябрьской революции. Хотя рассуждать можно и так: стройка эта - вечная. Сколько времени существует Дом правительства - столько он достраивается и реконструируется. Будем считать, что Дом правительства - это как Белорусская железная дорога. А ее строительство не завершится никогда!

Тем любопытнее услышать из-под гранитных наслоений голоса "стрелочников" - рядовых служащих этой цитадели госуправления. Представим и подумаем: за восемь прошедших десятилетий судьбы многих тысяч людей - ответственных работников, рядовых аппаратчиков, безвестных административно-технических служащих - оказались связаны с этим зданием. И у каждого из них может быть своя история главного в Беларуси государственного дома.

Имею честь быть лично знакомым, например, с ветераном войны Михаилом Колесниковым - старшиной команды саперов, которые в июле 1944 года разминировали Дом правительства. Водил я приятельство с учеными дамами - библиотекарями Правительственной библиотеки имени Горького, что расположена в цокольном этаже здания. Однажды посетил в "недрах" Дома особую станцию по заправке газированной водой специальных "начальницких" сифонов в ажурной стальной оплетке - их централизованно доставляли в кабинеты. А, представим, насколько интересными могли бы оказаться мемуары директора комбината продовольственного питания этой государственной цитадели…

Вот лишь один забавный исторический бытовизм. Газета "Рабочий" напечатала в апреле 1936 года критическую заметку читателей - совслужащих Коробко и Старожукова:

"Куда поставить велосипед?
Живем мы на Грушевском поселке (Минск). К месту работы, в Доме правительства, нам удобно ехать на велосипедах. Машины у нас имеются. Все бы хорошо, да вот поставить веломашину в помещении Дома правительства негде. Начальник управления Дома правительства тов. Сулковский распорядился, чтобы работники вешалки не принимали машин на хранение до тех пор, пока вешалка не будет свободна от верхней одежды. А если вешалка будет занята верхней одеждой и в течение летнего сезона, как тогда быть? Неужели так трудно администрации Дома правительства организовать хранение машин своих сотрудников?"

Что тут можно заметить из нашего сегодня… Были же времена, когда рядовые служащие подъезжали к Дому правительства на велосипедах, а белорусские наркомы в отворенные окна кабинетов слышали пение петухов и визг поросят с окрестных подворий!

Вражеская пропаганда изображала Дом правительства как цитадель советской бюрократии, окруженную трущобами, в которых обитают рядовые минчане.
Вражеская пропаганда изображала Дом правительства как цитадель советской бюрократии, окруженную трущобами, в которых обитают рядовые минчане

Легенды, слухи, исторические шифровки… Пятого ноября 1934 года газета "Рабочий" вышла в праздничном оформлении. Печатался "Красный список предприятий, выполнивших Октябрьский план", сообщалось, что накануне "делегация знатных людей Всебелорусского слета ударников леса и сплава была принята секретарем ЦК КП(б)Б тов. Гикало", рассказывалось об отправке в Ленинград сверхплановых эшелонов с картофелем, капустой и свеклой.

Жанр высокой публицистики был представлен в этом газетном номере лирико-патриотическим очерком "Гордость" писателя Яна Скрыгана. Чтобы рассказать о новостройках столицы БССР, автор использовал простой сюжетный прием: усадил в трамвай человека, который давно не был в Минске, и вместе с ним глядел из окна на вереницу чудес:

"На вокзальной площади в трамвай сел человек. Он осмотрел вагон, потом начал смотреть на улицу. Каждый раз он все пристальнее всматривался в нее, поворачиваясь то в одно, то в другое окно. <…>

- А что это за здание? Как харьковский дом промышленности.

- Дом правительства, - гордо ответила девочка.

Человек еще с большим интересом начал осматривать здание. Поплыла широкая асфальтовая площадь Ленина. Вокруг ее подымались легкие, возносящиеся стены, с выступами, балконами, со множеством окон. На высоте этажей здания выпукло вырисовывался герб республики. Среди площади высился бронзовый Ленин, говорящий с трибуны речь красноармейцам перед отправкой на белопольский фронт. У ног его стояли живые цветы. Поблескивал черный гранит постамента. Трамвай мчался…".


В этом фрагменте очерка Скрыгана заключены два информационных заряда, весьма важных нам для понимания истории Минска советского.

Во-первых: указание на внешнее сходство нашего Дома правительства и сооруженного в Харькове еще в 1928 году знаменитого Дома госпромышленности (проектное бюро во главе с М. Рудником).

Во-вторых: объяснение смысла и конкретного сюжета скульптуры Ленина перед Домом правительства в Минске.

Итак, налицо "интрига": а не является ли наш Дом правительства клоном харьковского здания?.. Разберемся.

Во второй половине двадцатых годов в Харькове по проекту ленинградских архитекторов С. Серафимова, С. Кравеца и М. Фельгера возводится оригинальное "кубистическое" здание с собственным названием "Дом государственной промышленности" (до 1934 года в нем размещался Совет Народных Комиссаров Украины).



В свое время украинский Дом госпрома настолько впечатлил советских людей (Максима Горького в том числе), что о всякой неординарной новостройке стали говорить "как харьковский Дом промышленности". Однако сегодня, сравнивая фотоснимки двух зданий, проявим сдержанность. Да, имеются общие проявления архитектурного конструктивизма. Но не более того.

Если подстричь под полубокс двух разных людей, они не станут от этого братьями-близнецами. Дом в Минске - уникальный!

Более интересна "расшифровка" скульптуры перед Домом правительства.

Общеизвестно, что Ленина для Минска изваял ленинградец Матвей Манизер, а в 1945 году эту скульптуру восстановили по сохранившейся модели. (14 апреля 1945 года ТАСС сообщил о том, что ленинградский завод "Монумент-скульптура" закончил отливку памятника для Минска: "После захвата Минска немецкими оккупантами памятник у Дома правительства был разрушен. По сохранившимся с 1932 года формам он вновь отлит. Установка будет производиться на старом месте в первых числах мая. Окончательную установку скульптуры и монтировку ее частей проведет трест Белпромстрой".)

Но любопытно бы узнать, на какой трибуне изображен минский Ленин? В какой исторический день? Назовите дату и событие из подробной биографической хроники вождя!

Не мог, не должен был скульптор в атмосфере конкретики двадцатых годов использовать в качестве декора некую абстрактную трибуну. Потому что на эскизном просмотре секретарь ЦК по идеологии обязан был поинтересоваться, где и перед кем выступает изваянный Ильич: на Циммервальдской конференции? на конгрессе Коминтерна? на испытаниях первого советского электроплуга?..

Напомним, что еще 8 сентября 1925 года ЦИК БССР создал комиссию по увековечению памяти В.И. Ленина и занялся организацией конкурса на лучший памятник в Минске. Наконец в сентябре 1932 года в Доме коммунистического просвещения на улице Карла Маркса была организована выставка конкурсных проектов. И вот проблема выбора для высокой партийной комиссии: если памятник замышляется для установки, скажем, у Финляндского вокзала в Ленинграде, то вождь должен быть на историческом броневике. Если в Шушенском - то в облике несгибаемого политического ссыльного и т. п. Но как быть, если в Минске Ленин с речами не выступал?..

Для столицы БССР подобрали наиболее обоснованный, как тогда казалось, документальный сюжет: Ленин 5 мая 1920 года выступает на проводах частей Красной Армии, отправляющихся на польский фронт. К слову, одноименное историческое событие запечатлено на монументальном полотне живописца Исаака Бродского из собрания Центрального музея В.И. Ленина в Москве.

Все логично: в межвоенные десятилетия Минск представлял собой форпост в противостоянии с Польшей, и поэтому в белорусской столице должен был появиться памятник вождю с соответствующим смысловым наполнением.

Для проверки сличим снимок, где Ленин выступает перед войсками, отправляющимися на польский фронт, с памятником перед Домом правительства в Минске (оригинальное фото 1934 года). Да, есть несомненное сходство.


И еще одна легенда. Дом торжественно открыли и поначалу громко восхищались им в газетах и в комментариях к кинохронике. Однако в середине тридцатых годов на закрытых собраниях минского партактива начала обсуждаться "секретная" информация.

Оказывается, враги народа намеренно соорудили Дом правительства необыкновенно высоким. Теперь он якобы просматривается в бинокль с недалекой советско-польской границы и служит ориентиром для возможного обстрела Минска прямой артиллерийской наводкой. "Поэтому" столицу БССР надо переносить в Могилев - подальше на восток…

Вопрос о переносе белорусской столицы в Могилев отпал, как известно, после 17 сентября 1939 года. А вот праздно-никчемные рассуждения о "видимости" Дома правительства со старой границы продолжаются и поныне.

Докладываю ответственно об эксперименте, проведенном мною лично. В сентябрьскую ясную пору, когда воздух прозрачен, как алмаз, взобрался я на холм у деревни Вязынка (район железнодорожной станции Радошковичи). При себе имел бинокль и копию польской военной карты издания 1932 года с обозначением, что именно на этом холме находился пост пограничной стражи.



В бинокль мне удалось распознать контуры Минской ТЭЦ-4, которая расположена в северо-западном пригороде столицы. Но ничего похожего на Дом правительства не увидел.

Но даже если бы и просматривался Дом правительства из Радошковичей или Столбцов, то что из того?

Представим, что Польша во времена маршала Рыдз-Смиглы купила где-то за огромное количество швейцарских золотых франков дальнобойное орудие - вроде того, которым немцы в 1916 году обстреливали Париж. Ну, пальнули бы по Минску через границу. Ну, попали бы в Дом правительства (или в конюшню эскадрона НКВД на Грушевке, или в костел на Кальварии).

Каков мог быть в этом военно-оперативный смысл? Ведь Красная армия с ее танками и самолетами находится не в Минске! Досужие рассуждения цивильных дилетантов о "прямой видимости" Минска через старую границу - это мышление категориями Крымской войны 1855 года. Не стоит уделять подобному много внимания.

Поздравим сами себя с юбилеем исторического здания. И пожелаем друг другу, чтобы Дом правительства всегда населяли самые достойные люди страны.

Иллюстрации из фондов Национального архива Республики Беларусь, Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов, Национального музея истории и культуры Беларуси.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-40%
-21%
-30%
-25%
-20%
-10%
-40%
-20%