Общество


Сергей Крапивин,

Приближается 95-летие окончания Первой мировой войны. Вспомним беженские дороги белорусов…
 
В безымянном предисловии к аудиосборнику "Песни Первой мировой войны" есть примечательное суждение: "Первая мировая с ее танками, самолетами, подводными лодками, ипритом и диверсантами раз и навсегда установила, что уже никто и нигде в мире не может чувствовать себя в полной безопасности".
 
Вот это новое типологическое свойство войны - "уже никто и нигде в мире не может чувствовать себя в полной безопасности" - радикально определило судьбы гражданского населения белорусских губерний. Летом и осенью 1915 года, когда немецкие войска прорвали фронт, сотни тысяч беженцев двинулись на восток по приказу властей Российской империи. Поэт Язэп Пушча написал о том времени:
 
Успомніў восень я пятнаццатага года <…>
У гэту восень стаў народ наш сіратою <…>
І ты стаў бежанцам у гэты дзень закляты, —
Пайшоў па шчасце у чужацкую зямлю.
 
Плакат "На продовольственную помощь" (фрагмент). Художник Георгий Алексеев, 1916 год.
 
Согласно официальным, далеко не полным данным, к началу 1917 года в России было зарегистрировано 750 680 беженцев из Гродненской губернии, 51 954 - из Витебской, 164 351 - из Виленской, 161 453 - из Минской, 1654 - из Могилевской. Немало белорусов осело в Москве (128 261 человек) и Петрограде (100 704), а также в Вятской, Казанской, Калужской, Курской, Самарской, Тамбовской губерниях. В числе беженцев из Вильно, которые оказались в Вятке, был и мой дед, в ту пору двенадцатилетний Петр Крапивин - будущий ученый-филолог, автор академического перевода Статута Великого княжества Литовского…
 
А пять лет назад я стал свидетелем сдачи в печать замечательной документальной книги - межархивного справочника "Белорусское общество в Петрограде по оказанию помощи пострадавшим от войны. 1916–1918 гг.". Один из его авторов-составителей историк Виталий Скалабан сказал мне так:
 
- В советскую эпоху темы Первой мировой войны и конкретно беженцев не считались приоритетными. Историки лишь изредка останавливались на тяжелом положении белорусов, рассматривали влияние беженского фактора на революционное движение. К сожалению, часть анкет беженцев, заявления, списки, копии удостоверений, хранившиеся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции БССР (всего 38 дел), были признаны в 1958 году "не подлежащими хранению" и отправлены в макулатуру. Однако в последние годы наши исследователи вновь широко обращаются к тем давним событиям, получают поддержку московских и петербургских историков-архивистов…
 
Добавлю от себя: Виталий Владимирович являлся выпускником Ленинградского государственного университета (что в общем-то необычно для современных белорусских историков) и поэтому, работая в Национальном архиве Республики Беларусь в должности заведующего отделом публикации документов, активно использовал давние связи с питерскими коллегами. Благодаря В.В. Скалабану я и получил электронные изображения подлинных белорусских документов 1916–1918 годов, которые хранятся в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга. Вот лишь некоторые.
 
Приветствие минских белорусов, отмечавших 10-летие газеты "Наша Нiва", белорусской колонии в Петрограде (фрагменты оригинала документа). Подпись на коллективном послании оставил и классик белорусской литературы Максим Богданович. ЦГИА СПб. Ф. 1935. Оп. 1. Д. 3. Л. 32.
  
А где в Минске отмечалось 10-летие газеты "Наша Нiва"? Предполагаю, что здесь:
 
Объявление о работе столовой при клубе "Беларуская хатка" в Минске. Газета "Вольная Беларусь" от 9 октября 1917 г.
 
И далее из документов, любопытных даже внешне:
 
Белорусское общество помощи беженцам стремилось найти своим подопечным трудовые источники существования в эвакуации. Приобретение и выдача швейных машин было одним из таких способов. Август 1916 года.
 
Подписной лист для сбора пожертвований. Петроградский комитет Белорусского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны. Июнь 1917 года.

Павлина Медёлко (Паўліна Мядзёлка, 1893–1974) была первой исполнительницей роли Павлинки в одноименной комедии Янки Купалы. Здесь представлен фрагмент ее учетной карточки с указанием рода занятий в эвакуации в Петрограде: делопроизводитель Белорусского общества. Ноябрь 1916 г.
 
Хлеб, молоко, картошка, селедки, сало… Счет на продовольствие (фактически - недельное меню), оплаченный Белорусским обществом в Петрограде. Июль 1917 года.
 
 
Это прошение беженки из Гродно Ванды Коллонтай, которая находилась в санатории в Сухуми, осталось, по-видимому, не удовлетворенным. Октябрь 1916 года.
 
 
Составители иллюстрированного справочника "Белорусское общество в Петрограде по оказанию помощи пострадавшим от войны" Виталий Скалабан, Наталья Колесник, Марьяна Тумаш. 2008 год. Фото С. Крапивина.