/

фото с сайта БНТУ
фото с сайта БНТУ

Следственный комитет Беларуси продолжает расследовать дело трех профессоров БНТУ, которые подозреваются в том, что они при выполнении заданий в рамках госпрограммы прикладных научных исследований «Металлургия» совершили хищение 200 миллионов рублей бюджетных средств. Якобы три профессора получили деньги из бюджета, а сами задания не выполнили. Точнее, выполнили когда-то давно и деньги за них уже получили.

Профессора не согласны с такой трактовкой, потому как они хоть и использовали старые данные из своих же предыдущих работ, но «на самом деле разработали программный продукт». Более того, их работу не только приняла комиссия и заказчик, назвав одной из лучших, но и зарегистрировал Национальный центр интеллектуальной собственности.

Напомним, под следствием сейчас находятся профессора Давыд Кукуй, Владимир Соболев и Александр Чичко. В интервью TUT.BY заведующий кафедрой Давыд Кукуй высказал предположение, что уголовное преследование — «это заказ, месть и коммерческий интерес» одной «известной личности», которая «провозгласила себя посланником Бога в белорусской металлургии». Профессор рассказал о том, что эта личность — ученый, который много лет сотрудничал с Белорусским металлургическим заводом (БМЗ) и лоббировал там свои интересы и интересы своих партнеров. По его мнению, эта личность просто не потерпела прихода на БМЗ новичков с новыми идеями и предложениями.

Сегодня мы представим вам иную точку зрения на «профессорское дело».

После публикации в редакцию TUT.BY позвонил мужчина и сказал, что хочет сообщить «некоторые сведения» по делу. При этом называть свое имя мужчина отказался. Он рассказал, что внимание к профессорам БНТУ стали проявлять после того, как в июле 2011 года был арестован на тот момент генеральный директор БМЗ Николай Андрианов. (Сам Андрианов сейчас на свободе, но за что конкретно он был арестован, так и осталось тайной. КГБ также не сообщал подробностей. — TUT.BY)

По информации звонившего, сначала дело Андрианова расследовало Управление КГБ Жлобина, а затем его передали в центральный аппарат КГБ. «В 2012 году КГБ отправил запрос в Министерство образования, в котором поручил „в рамках уголовного дела Андрианова“ создать комиссию и изучить работы, которые выполняли эти три профессора. Они занимались научными разработками именно во время руководства Андрианова. Пообщайтесь с кем-нибудь из членов комиссии Минобразования, которые изучали работы. Они же первыми выявили нарушения», — заявил наш собеседник и попрощался.

TUT.BY удалось разыскать одного из членов той комиссии и поговорить с ним. Владимир Королюк когда-то был заместителем проректора по научной части БПИ (теперь БНТУ), а также заместителем начальника по науке Министерства образования. По его словам, в 2012 году в Минобразования действительно приходила бумага провести проверку работ трех профессоров. Из каких структур — Владимир Королюк предпочитает не говорить. Однако, отмечает он, поручение проверить работы тогда «еще совершенно не касалось вот этих трех работ, по которым сейчас завели уголовное дело».

«Проблема и трагедия трех профессоров заключается не в „преследовании старых научных кадров Беларуси“ в силу „чрезмерной ретивости стражей правопорядка“. Проблема связана с нарушением ими законодательных актов, общепринятых норм научной этики и их уверенностью в том, что, выражаясь образно, можно безнаказанно „стричь капусту“, имея покровителей», — заявил Владимир Королюк и перешел к сути.

«Все началось совершенно с другого. В 2007 году БМЗ объявил тендер на выполнение шести научных работ. Выиграла тендер частная фирма ОДО „Интерфаундри“, не имеющая ни научного, ни технического потенциала для ее выполнения. Работы эти выполняли вот эти три профессора — Кукуй, Чичко и Соболев — именно от частной фирмы. Они работы выполнили и передали на завод, где их приняли. Все бы ничего, но один из сотрудников БМЗ в то время писал диссертацию и взял себе за основу материалы вот этих же работ. Это и есть тот самый плагиат, за который сейчас в России лишают степеней и званий, а в Европе подают в отставку. Руководителем этих работ был один из профессоров — Александр Чичко. Минобразования сообщило об этом нарушении в ВАК (Высшая аттестационная комиссия. — Прим. TUT.BY, - рассказал Королюк.

После этого, по словам собеседника, ВАК создал новую комиссию, а председатель ВАКа поручил проверить все диссертационные работы, подготовленные тремя сотрудниками БМЗ.

«Плагиат обнаружился и у них. При этом сотрудники заявили, что они выполняли свои работы в рамках госпрограммы „Металлургия“. Получилась нестыковочка, и комиссия стала поднимать все работы, которые выполнялись в рамках этой госпрограммы. Вот так мы вышли на эти три работы, по которым сейчас возбуждено уголовное дело. Оказалось, что и эти работы тоже — точный повтор тех работ, которые выполнены были ранее на заводе через фирму ОДО „Интерфаундри“. Только авторами значились эти три профессора, а диссертантов (сотрудников завода) среди авторов не было».

Владимир Королюк отмечает, что «фактически ни диссертанты, ни профессора работу не выполняли, а бюджетные деньги использовали». «По сути они взяли старые отчеты, которые когда-то делали для завода через „Интерфаундри“, поменяли обложки, чуть-чуть добавив там воды, — и вот вся их работа! Сегодня профессор Кукуй говорит: „Мы использовали свои же данные, и при этом мы же разработали программный продукт!“ Но в официальных документах никакого задания на разработку программного продукта не давалось. С заводов им тоже такого официального заказа не поступало. Это могла быть их инициативная работа, но не за счет бюджетных средств».

Еще один вопрос, по словам Королюка, — что же это за программный продукт? Хорош ли он? «Каково название этих трех программных продуктов? Что они из себя представляют? Когда и в рамках каких работ они были созданы? Например, упомянутая профессором Кукуем программа управления 100-тонной дуговой печью на самом деле ранее фигурировала в отчете по хоздоговорной работе между БНТУ и БМЗ, завершенной еще в 2007 году, а злополучные задания по госпрограмме „Металлургия“ начались в 2008—2009 годах».

Куда смотрела комиссия?

Однако в этой истории смущает как минимум то, что работы трех профессоров после обнаружения комиссией Минобразования и ВАКа нарушений проверяли другие инстанции. В частности, Государственный комитет по науке и технологиями (ГКНТ) и внутренняя проверка БНТУ. Нарушений не нашли! Более того, когда все три работы принимала межведомственная комиссия под руководством Академии наук, нарушений тоже никто не обнаружил. В своем «акте приемки» комиссия не только подписалась под самой приемкой работ, но и отметила, что аналогов сделанной работы нет ни в Беларуси, ни за рубежом. Почему так резко меняется «политика партии?»

Владимир Королюк комментирует это так: «Признаться, меня удивили выводы проверяющей комиссии ГКНТ и БНТУ. Вроде бы они оценивали одни и те же работы, одни и те же программные продукты, однако в итоговых отчетах эти комиссии указывают даже разные наименования программных продуктов».

Владимир Королюк: «Вот смотрите. Две комиссии оценивают одни и те же программные продукты. Но наименования почему-то того, что они оценивали, — разные».

«У меня одно объяснение: и ГКНТ, и БНТУ проверял работы профессоров формально. Либо эти комиссии подписывали заранее подготовленные и наспех сделанные заключения».

В. Королюк продолжает: «Когда-то, в середине 2000-х, в Беларуси уже было аналогичное уголовное дело — в Витебском технологическом институте с профессором Ж. Один в один: он работал по такой же схеме, его работы принимала комиссия, и все якобы хорошо он делал. Но когда стали разбираться компетентные органы, оказалось, что все то, что принимала комиссия, было формальностью. В науке, к сожалению, есть такое понятие „расписаться на спине“. Попросили ученые — ну все свои же! — и расписался».

Владимир Королюк добавляет: «Проблема у нас в науке знаете, в чем состоит? В том, что все деньги распыляются на мелкие темы, за которые нельзя сделать серьезную работу. И соответственно такого серьезного спроса за использованные деньги нет. Я говорил неоднократно: „Давайте выделим ученых, которые могут что-то сделать для страны, и будем давать им не 100 млн, а миллиард, полтора, два. У нас и сегодня по 40 млн на работу выделяется, а чистой зарплаты ученый получит 20 млн. В год! Разве он будет полноценно работать?“ Поэтому и принимается все формально, и оценивается все формально. В Витебске тогда этот профессор за такие же нарушения получил 6 лет с конфискацией имущества и отсидел день в день».

Комментирует Королюк и высказывание ныне подследственного профессора Кукуя о том, что на БМЗ свои разработки лоббировал «один известный ученый», и якобы поэтому туда не пускали новых разработчиков.

«Якобы пришел новый директор на БМЗ и только тогда „новички“ — Кукуй и профессора его кафедры — смогли честно выигрывать тендеры. Якобы тот ученый этого всего не потерпел и их „заказал“. Да причем тут этот ученый? Он ни в одной комиссии не состоял и вообще никаким боком к этому уголовному делу не относится. Все совсем наоборот».

Наш собеседник, по его словам, сегодня «крайне возмущен» не только тем, что проверки БНТУ и ГКНТ «были формальными», но и тем, что члены комиссии Минобразования, которые и выявили все нарушения когда-то, сегодня преследуются. «По результатам внутреннего формального расследования приказом ректора БНТУ были наказаны в административном порядке члены государственных комиссий, участвовавшие в проверке и работающие в БНТУ, за якобы „ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей“ при рассмотрении диссертаций. Два профессора БНТУ, которые были в комиссии, сегодня на грани вылета из вуза! — говорит В. Королюк. — При этом руководство БНТУ направило в ВАК ходатайство о прекращении деятельности совета по защите диссертаций, который является единственным в стране по рассмотрению диссертаций по металлургическому направлению (четыре специальности). Прекращена деятельность научного семинара по специальности „Металлургия черных, цветных и редких металлов“. И вот результат — единственный в стране совет по металлургическим специальностям, эффективно работавший с 2000 года, закрывается. И это в то время, когда в него должны были поступить диссертации молодых соискателей по металлургической тематике, выполнивших работы на других кафедрах БНТУ. Почему руководство БНТУ это делает? Кого оно пытается выгораживать? Вот о чем сегодня надо говорить».

Комментарии Кукуя Д.М., Чичко А.Н., Соболева В.Ф.

Королюк был членом комиссии по металлургическим работам, однако это чиновник, никогда не работавший в металлургии. Он по образованию инженер (В. Королюк это подтвердил. — TUT.BY). При этом информация, которую он озвучивает, очень похожа на укороченный вариант ложного доноса, который был сделан в силовые структуры в 2012 году. То, что на нас донесли, сомнений нет. Мы уверены, что за интервью инженера Королюка стоят те самые силы, которые инициировали этот скандал, который и перерос в уголовное дело.

Королюк, если действительно рассматривал научно-исследовательские работы (НИР), должен был заметить, что исполнителями этих работ являлись около 10 человек (программисты, технологи и математики), а не три профессора. Среди 10 сотрудников — 5 кандидатов наук и 3 доктора наук.

В рамках этой группы разработаны первые национальные компьютерные системы, в названиях которых Королюк запутался. При этом, если он компетентный член комиссии, как он может не знать, что в техническом задании к этим трем работам значилось, что мы должны разработать именно программный продукт. Мы отвечали на этот вопрос сотруднику ОБЭП.

Если разобраться в справках БНТУ и ГКНТ досконально, то станет ясно, что обе комиссии имели в виду одни и те же программные продукты. Чудовищной неправдой является утверждение, что мы только «поменяли обложки старых работ».

ОДО «Интерфаундри» являлась исполнительной дирекцией Белорусского общественного объединения литейщиков и металлургов в Республике Беларусь. Эта организация издавала единственный специализированный журнал по литью и металлургии, провела 18 международных конференций, организовывала семинары по технологиям. Она имела все юридические права для выполнения НИР и организации групп специалистов для выполнения хозяйственных договоров, в том числе с РУП БМЗ.

О плагиате. Если бы плагиат у диссертантов был обнаружен, то ВАК действительно лишил бы их ученых степеней, тем более что речь шла о заводских инженерах. Заводчанин, о котором идет речь, имеет около 25 патентов, что значительно превышает требования ВАК по кандидатским диссертациям технического профиля. Кроме того, он имел законное основание использовать материалы отчетов из предыдущих работ (есть подтверждающие документы). ВАК разобрался в этих вопросах и снял претензии с диссертантов еще в 2012 году. Лишь потом они вдруг всплыли! Почему?

Более подробно с точкой зрения ныне подследственного завкафедрой БНТУ Давыда Кукуя вы можете ознакомиться в материале «Сразу три профессора БНТУ стали фигурантами уголовного дела. «Я впервые за свои 67 лет столкнулся с такой несправедливостью».

-15%
-30%
-35%
-10%
-10%
-20%
-50%