/ фото: из личного архива,

 

Зелёнку знает весь Витебск. Впрочем, в других городах, где девушка появляется, она тоже личность приметная. На улице ее не заметит только слепой. И редко кто не обернется ей вслед. И почти все мысленно или явно крутят пальцем у виска. Зелёнка носит яркие экстравагантные наряды, дерзкий пирсинг и макияж, красноречивую татуировку на груди – Libertas. И бесконечно экспериментирует над прическами. Надоел ирокез, сделает дреды. Потом обреет полголовы. Или вовсе ходит лысой. Зелёнка красилась в зеленый, синий, розовый… Не любит она только один цвет – серый. А больше всего в жизни обожает свое маленькое чудо – дочку Еву.

 

 

Фото: Александр Кузьмин


Они постоянно рядом – мама-панк и ее трехлетний белокурый ангел. Вместе водят хоровод вокруг елки на новогоднем утреннике, вместе ловят солнечных зайчиков на прогулке в парке, вместе едут путешествовать… Все как у всех. Но немного не так...

 

 

 


Когда они вдвоем идут по улице, внимательный человек сначала заметит не Зелёнкин "прикид", а свет и нежность в ее глазах. Увидит просто маму. Просто счастливую женщину.

Мы встретились с Зелёнкой накануне Дня матери. "Вообще меня зовут Женя. И давай на "ты". А фамилию мою лучше не писать. Ты же понимаешь, я нравлюсь не всем. Зачем этим людям знать мои паспортные данные?" – просто сказала она. И сразу же расположила к себе – искренностью и прямотой.

Потом мы сидели в парке, говорили и даже откровенничали. О чем - читайте ниже. Внимание прохожих было приковано к нашей скамейке. А точнее, к Женьке. В канареечно-желтой курточке, с радугой на голове, она была похожа на неформатное пятно в печальной витебской осени.

Где-то через час к нам подошли Женькина мама – миловидная интеллигентная женщина, и Ева. Бабушка с внучкой возвращались домой с прогулки. Девочка сразу же обняла Зелёнкины колени: "Мамочка!" Было заметно, что, не видав мать каких-то час-полтора, ребенок соскучился. "О, а я издалека не поняла, кто здесь сидит. Думаю, неужели в нашем городе еще одна неформалка появилась?" – с улыбкой говорит Женина мама. В этой семье – все как у всех. И немного не так… 

 

 


"Дочка, мама, ты и я…"

"Рождение Евы – самое значимое событие в моей жизни. Дочка буквально перевернула ее. Осознание того, что я стану матерью, очень изменило меня. Ведь к беременности я не была готова. А отец ребенка не был готов к этому еще больше. Скажем так, испытания отцовством он не прошел. Если бы не дочь, возможно, наши отношения сложились бы иначе. Ведь в остальном мы понимали друг друга. Но вышло так, что Еву я воспитываю без него.
 

Фото: Александр Веледимович


Вначале были мысли избавиться от ребенка. Сейчас я ужасно себя ненавижу за это. К счастью, я не сделала этого. Меня поддержали друзья. И важную роль сыграла мама. Она сказала: "Ребенок – это же отлично!". Кстати, мои отношения с мамой наладились благодаря рождению Евы. Она меня понимает, в том числе и мой внешний вид. Правда, просит: "Ты только наголо не брейся!"

 

 

Женя с мамой, 1998 год. Фото из семейного альбома


О детях я многое знала еще до беременности. Ведь моя мама – педагог, один из лучших воспитателей в городе. Она занимается индивидуальным воспитанием детей в семьях, "ведет" ребенка с его рождения и до школы. Ее первый воспитанник уже окончил университет. В меня она вложила тоже немало. Это было не такое воспитание, как у некоторых: посадят ребенка в песочницу, и пусть сидит там, помалкивает. Мама водила меня по выставкам, я с ранних лет знала, кто такие Шагал, Малевич. Потом отдала в художественную школу. Ведь основное развитие ребенка идет до трех лет: что в него вложишь в этот период, то из него и вырастет. Я тоже стараюсь развивать Еву.

 

 

 

 

Женя с дочкой, мамой и сестрой. Фото из семейного альбома


Сейчас уже трудно представить, что когда-то ее у меня не было. В материнские хлопоты я втянулась уже в первую неделю. Осознала, какое это чудо – ребенок! Может, помогло и то, что я долго кормила дочку грудью, до полутора лет.

 

 

 

 

Фото: семейный архив героини


Возможно, скоро я выйду замуж. Мой парень – тоже неформал, живет в другом городе. Скорее всего, мы с Евой туда уедем. Он работает на стройке. Прическа у него не привлекает особого внимания, но пирсинг и тату у него есть. Мы познакомились, когда ему было 15 лет. Он позвал меня замуж. Я – старше. И тогда только посмеялась: "Пацан!" Он добивался меня пять лет. И вот пришло время, думаю, согласиться с его предложением".

 

 

 

 

"Мой "наркотик" – "железо", а любимый писатель – Булгаков"

"Раньше у меня были проблемы с алкоголем. До беременности я никогда не думала, что брошу тусовки, "развлекалово", которое было почти каждую ночь. Но родилась Ева, и у меня появился режим, который задавала она: во столько-то ее надо кормить, в такое-то время – купать, идти гулять и т.д.

 

 

 

 

Зелёнка не может жить без зеркала. Фото из личного архива героини


А потом я нашла свой "наркотик" – "железо". После родов пошла в спортзал. Сейчас мне уже маловато трех тренировок в неделю. И результаты есть: делаю присед со штангой 60 кг, становую тягу – с весом 70 кг, жим от груди – 42 кг. В соцсетях многие просят меня дать советы по тренировкам, здоровому образу жизни, правильному питанию, и я помогаю людям.

Раньше я была далека от спорта. Да и выглядела по-другому, была полнее. Вообще, по диплому моя специальность звучит так: "изготовитель художественных изделий из керамики". Окончила Витебский государственный технологический колледж. Потом поступила в университет, на худграф. Но отучилась там только год. Наверное, из-за глупости. Сейчас, конечно, жалею об этом…

Я не хочу быть примером для других. Не хочу, чтобы мне подражали. У меня в жизни было много темных пятен. Но я хочу, чтобы дочь мной гордилась.

Однажды кто-то мне сказал: "Когда я с тобой познакомился, то не думал, что ты читаешь книги". А у меня есть любимые поэты – это Цветаева и Блок и любимый писатель – Булгаков. Из Цветаевой много знаю наизусть. Булгакова всего прочитала. Блок – очень глубокий поэт. И судьба у него трагическая: хвалил советскую власть, а умер от голода.

 

 

 

 

Зелёнка может быть и такой пай-девочкой. Фото: Глеб Лихацкий


Люблю фотографироваться. У меня было много сессий с витебскими и минскими фотографами. Соглашаюсь работать со всеми – от профессионалов до любителей, и не беру за это денег. Снимаюсь просто за снимки. Фотографы, как правило, сами продумывают мой образ. Мы заранее оговариваем мой внешний вид и место, характер съемок. Это бывает и ню".

 

 

 

 

Фото: Дарья Ермолаева

 

 

 

Фото: Игорь Васильев

 

 

Фото: Татьяна Мастыкина

 

 

Фото: Ирина Логан

 

 

"Первый ирокез сделала в 15 лет"

"Я вот жила-жила, имела на все свою точку зрения. А потом вдруг узнала, что это называется "панк". Лет с 11 я слушаю альтернативную музыку. Потом постепенно начала менять внешность. Проколола уши. Прикупила какую-то прикольную маечку… В 15 лет сделала первый ирокез.

 

 

 

Фото: Андрей Райков


Вообще, есть ребята еще похлеще, чем я. Просто так получилось, что меня почему-то знают больше. Я даже в другой город приезжаю, в Минск, Бобруйск, еще куда-то, а мне: "Привет, так ты и есть та самая Зелёнка?!"

На самом деле я – обычный человек. Но в силу особого склада ума живу немного по-другому. Просто я – такая".

 

 

 

 

Фото: Дмитрий Карась
Фото: Филипп Антонов
Фото: Филипп Антонов

 

 

 

"Моя внешность – это протест"

"Мой внешний вид – это желание выделиться. Мне нравится быть не такой, как все. А еще это – протест. В детстве надо мной издевались, я узнала, что такое социальное неравенство. Меня гнобили, что я из бедной семьи, что донашиваю одежду за сестрой, что у меня нет каких-то крутых игрушек, что я некрасивая. И я мечтала стать такой красивой, чтобы все на меня оборачивались. Красивой я не стала. Но на меня оборачиваются.

 

 

 

Фото: Татьяна Мастыкина


Я уже привыкла, что надо мной смеются. Однажды даже ударили по лицу. Поэтому я иногда специально "вешаю" на себя агрессивный вид. Пусть лучше боятся. А вообще я готова к общению с любым человеком. Общий язык не смогу найти разве что совсем уж с тупым…

Часто слышу за спиной: "Чучело!" А в интернете меня какой только грязью не обливают! Но я не желаю людям зла. Если вас интересует дырка на моих штанах, это ваша проблема, а не моя. По-настоящему меня могут обидеть только близкие люди. Я знаю себе цену, не считаю себя ни страшной, ни глупой.

 

 

 

 

Фото: Юлия Журавская


Что интересно, я еще ни разу не сталкивалась с открытым негативным отношением к себе со стороны сотрудников в Евином садике или в детской поликлинике. Может, между собой они и шушукаются, но в лицо мне еще ни разу никто не сказал, что я какая-то не такая мать".

 

 

 

 

Фото: Дмитрий Осипов

 

 

 

"Чем хуже мое настроение, тем ярче я одеваюсь"

"У меня есть дочь, родители, друзья, любимый человек, любимое дело. Есть все и ничего. И если бы мне вдруг пришлось умереть здесь и сейчас, то я бы сказала, что была счастлива.

Мой стиль – видеть позитив во всем. Чем хуже мое настроение, тем ярче я одеваюсь. Могу стать и незаметной, если захочу. Наушники, капюшон на лицо – и все, ты слился с толпой.

При этом если мне нужно появиться в каком-то солидном месте, конечно же, я выберу одежду поскромнее, а макияж – поспокойнее. Прическа останется, но строгую рубашку и пиджак я надену без проблем. Пирсинг тоже снимается, если что.

 

 

 

Фото: Татьяна Мастыкина

 

 

 

На городском параде невест у Зелёнки был самый экстравагантный образ.
Фото: Дмитрий Осипов


Многие у меня спрашивают: "Когда ты уже дочке набьешь тату?". Люди просто не понимают. Мы растим Еве волосы, я воспитываю ее как классическую девочку, принцессу – с бантиками, в красивых платьицах и т.д. А там жизнь покажет, какой она станет. Но обычно дети идут вразрез с родителями, и я могу предположить, что Ева будет совсем не похожа на меня. Скорее всего, у нее будут другой стиль и другие увлечения. И я не буду ей ничего навязывать".

 

 

 

Фото: Дмитрий Карась
Фото: Александр Кузьмин

 

 

-40%
-10%
-15%
-10%
-47%
-15%
-30%
-40%
-46%
-10%
0067150