Игорь Кандраль, фото автора,

Фото: Игорь Кандраль, www.sb.byНесмотря на то что после окончания Великой Отечественной войны прошло уже почти 70 лет, белорусская земля хранит временные метки той поры. Одна из них находится в самом центре белорусской столицы, на перекрестке улиц Коммунистической и Сторожевской - прямо на набережной реки Свислочь.

И с проспекта Победителей, и из Троицкого предместья минчане и гости столицы могут прекрасно видеть здание "Банка Москва-Минск". Но мало кто знает, что у его подножия из земли торчат... железобетонные фрагменты одного из крупнейших немецких заглубленных узлов связи, сохранившихся до сих пор. По словам полковника в отставке Ивана Зайцева, служившего в Белорусском военном округе, почти 30 лет в этом бункере после войны располагалась часть 62-го узла связи.

Несколько слов о герое этой статьи, без рассказа которого мне не удалось бы так подробно узнать о столь необычном историческом месте.

Полковник в отставке Иван Зайцев - почетный связист Вооруженных Сил Республики Беларусь в прямом смысле этого слова. Его опыту и знаниям может позавидовать каждый, видимо, поэтому он до сих пор, даже после ухода в отставку, продолжает работать на 62-м узле.

Орловского паренька занесла в Беларусь армейская судьба. После учебки служил в Щучине в авиационной части в роте связи. Еще во время срочной службы решил стать офицером, окончить какое-нибудь авиационное училище связи, благо здоровье позволяло. Но разнарядка пришла в часть из Горького, из танкового училища. Иван привык выполнять приказы - поехал в Горький. И был несказанно удивлен, когда узнал, что в этом городе тоже есть училище связи...

Фото: Игорь Кандраль, www.sb.byПосле окончания Горьковского военного училища техников связи был направлен в Беларусь, на 62-й узел связи, где прошел все ступени служебной лестницы - от молодого безусого техника до начальника. Именно там он был награжден орденом Красной Звезды - за установку на узле нового оборудования и за организацию службы ЗАС.

- Я до сих пор с теплотой вспоминаю тот коллектив, у нас была особая атмосфера, - говорит Иван Ильич. - И частью элементов 62-го был бывший немецкий подземный бункер времен Великой Отечественной войны. В то время в войска поступали новые комплекты ЗАС, работы было много. Ведь узел использовался в командном звене управления. Часто проводились крупномасштабные учения, да и вся связь со странами Организации Варшавского Договора шла через нас. При этом штаб узла связи находился в штабе Белорусского военного округа, а в бункере - часть радиосредств и даже на первых порах два передатчика - своеобразный мини-радиоцентр.

Появление немецкого бункера в районе татарских огородов Минска овеяно тайной. Известно только, что его строительство было начато гитлеровцами сразу же после оккупации белорусской столицы в 1941 году. Тогда это была окраина города. Проектировали защищенный бункер немцы, а строили его советские военнопленные. Гитлеровские войска рвались к Москве, поэтому через этот узел штаб армии "Центр" сразу же установил связь со ставкой в Виннице.

По словам Ивана Зайцева, в бункере была установлена новейшая на тот момент АТС "Сименс", в том числе и некоторое оборудование морских узлов связи, которые уже после окончания войны еще в течение почти тридцати лет для своих целей использовали советские связисты. Кабели большой емкости шли на немецкий гарнизон в Масюковщине, в немецкие учреждения, которые располагались в районе ныне улиц Белинского и Карла Маркса. После войны в 1950-х годах от бункера отдельным кабелем запитывались Минское суворовское военное училище и позже - штаб Белорусского военного округа. Сюда же сходились линии связи из штаба БВО и дома командующего войсками округа, воинских частей и соединений, военных гостиниц и других военных учреждений.

Сам бункер представлял собой одноэтажное подземное помещение с тремя входами. Иван Ильич нарисовал по памяти такой план. По центру - длинный и широкий коридор. В одних комнатах стояли передатчики с приемниками, аппаратура дальней связи, в других - шкафы с телефонными аппаратами и боксы с кабельными вводами. Комнаты - площадью по 20 квадратных метров каждая. Узел мог запитываться электричеством автономно - от немецких дизельных электростанций, расположенных там же.

- Была очень интересная система вентиляции, - говорит Иван Ильич. - Отопления в бункере не было вообще, хотя и зимой, и летом вытяжными трубами вентиляции постоянно поддерживалась температура примерно плюс 18 градусов по Цельсию. Батарей отопления не было, всегда казалось прохладно. Правда, влаги было много, поэтому немецкие аппаратные боксы и шкафы для хранения средств связи стояли с резиновыми уплотнителями.

С этим местом в служебной биографии полковника в отставке Ивана Зайцева связана одна необычная история. Минск в то время был промежуточным городом для полетов военных и литерных самолетов СССР в страны Организации Варшавского Договора. Нередко они приземлялись на аэродроме "Мачулищи", где дислоцировались 121-й гвардейский тяжелый бомбардировочный и 201-й истребительный ПВО авиационные полки.

Как вспоминает полковник в отставке Иван Зайцев, в начале декабря 1972 года стало известно, что переговоры между лидерами СССР и Франции - Леонидом Брежневым и Жоржем Помпиду - пройдут в Минске, а точнее, в новой резиденции генсека под Заславлем. Военные начали спешно готовиться к приезду высокопоставленных гостей: на аэродроме снесли все ветхие постройки, обновили территорию гарнизона и дорогу в Минск. Около бункера была установлена 404-я релейная станция, которая обеспечивала мгновенную связь с дачей Петра Машерова. Через кабели узла связи, расположенного в бункере, иностранные телевизионные журналисты отправляли передачи в свои страны.

11 января 1973 года Брежнев прибыл в Минск из Москвы поездом, Жорж Помпиду с сопровождавшими его лицами и журналистами - двумя самолетами "Каравелла" из Франции. Погода тогда ухудшилась: днем шел мокрый снег, ночью замерзал. Поэтому было решено использовать на ВПП тепловые машины круглосуточно. Не доверяя полковому караулу, приказом командующего войсками БВО для охраны двух французских самолетов был сформирован офицерский караул. Но от ЧП это не спасло.

- Ночью водитель-"срочник" машины автороты ОБАТО полка истребителей заснул во время очистки полосы прямо за рулем и наехал на "Каравеллу", - говорит Иван Ильич. - Это сегодня об этом политическом казусе можно говорить с усмешкой. А тогда это было ЧП государственного масштаба. Выяснилось, что солдат двое суток беспрерывно находится за рулем, за это время практически не спал. В итоге его не только освободили из-под ареста, но и положили в лазарет гарнизонной санчасти на неделю под наблюдение врачей. А все командование, начиная с батальонного и до начальника военного отдела КГБ БВО, понизили в должностях.

Начало 1980-х годов было политически неспокойным. В ответ на развертывание НАТО стратегических сил было решено поставить на западных границах СССР "оборонный щит". С узла были проложены подземные кабели к линиям Министерства связи, и была сделана привязка к государственной сети. Предполагалось, что в случае начала военных действий узла на это место должна прийти дислоцировавшаяся в Гомеле 7-я бригада связи Верховного Главного командования. Площадка вокруг бункера позволяла военным связистам развернуться и техникой, и палатками.

Фото: Игорь Кандраль, www.sb.byОднако спустя буквально пару лет жизнь бункера замерла. Город расширился вплотную к его стенам. Новую аппаратуру военной связи было решено установить уже в другом месте...

- Помню, что рядом с бункером стоял барак, в котором ранее жили работники узла связи, - вспоминает полковник в отставке Иван Зайцев. - А потом его снесли и на этом месте поставили гостиницу "Беларусь". В последние годы накануне развала СССР бункер использовался в качестве склада для хранения имущества связи.

Сегодня немецкий бункер можно еще увидеть на снимках открытого акционерного общества "Банк Москва-Минск" - над помещением бывшего узла связи расположена его автостоянка. Недалеко от центрального фасадного входа высится одна из вытяжных труб. Все три входа в бункер заварены металлическими дверями, доступ туда закрыт. Он в ожидании нового хозяина...

Справка

А вообще в 1941 - 1942 гг. саперы вермахта построили в Минске целую сеть бункеров-дотов, которые должны были контролировать основные магистрали города. Начиналась эта бетонная цепь в районе парка Челюскинцев, держа под контролем гигантский шталаг, где содержались десятки тысяч советских военнопленных и проходило стратегическое шоссе Минск - Москва - основная дорога подвоза для группы армий "Центр". Бункер сохранился и сейчас во дворах домов по проспекту Независимости в районе ресторана "Габрово". Следующий бункер с пулеметными гнездами и помещением для расчета стоит неподалеку: он также контролировал стратегическое шоссе, а увидеть его можно во дворе известного минчанам антикварного магазина. Другие звенья цепи вермахтовских казематов не дожили до наших дней, хотя старожилы вспоминают их в районе "Комаровки" и нынешней площади Победы. Достопримечательностью Минска до сих пор остается уникальный круглый бункер, увенчанный бронеколпаком и неуязвимый для авиабомб того периода. Судя по расположению, он входил в систему пересекавших Минск с востока на юго-запад охранных бункеров вермахта, но принадлежал СС. Это чудище, находившееся тогда на территории Минского гетто, должно было пресекать все поползновения изнутри и извне, а еще его крупнокалиберные пулеметы держали под прицелом дорогу, ведущую к лагерям военнопленных в Дроздах и Масюковщине. Увидеть бункер можно и сейчас возле гостиницы "Планета".

Несомненно, были и другие бункеры, но в 40-е годы их в основном сровняли с землей.
{banner_819}{banner_825}
-23%
-15%
-20%
-30%
-11%
-20%
-20%
-25%