Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


С 3 марта российские спасатели делают все возможное, чтобы спасти 12 полярников, терпящих бедствие в Северном Ледовитом океане, в 700 км от Шпицбергена. Льдина под дрейфующей станцией “Северный полюс-32” треснула и почти вся ушла под воду. Люди остались на не затонувшей ее части. Они ждут эвакуации в уцелевшем жилье. Основные запасы продовольствия ушли под воду, но у ученых остался аварийный запас. Такой кризисной ситуации после эпопеи челюскинцев на Северном полюсе еще не было. Переживают за полярников и в Беларуси. Руководитель научной станции Владимир Кошелев по национальности белорус. Он родился в Витебской области, но получил российское гражданство и живет в Питере. А вот Владимир Тишкевич наш человек и по паспорту. Он работает в Институте зоологии Академии Наук. Мама Володи находится в стрессовом состоянии. Когда мы позвонили Людмиле Владимировне, она не могла сдержать слез: “Я только одного хочу — чтобы мой сын вернулся домой. Все за него переживают. Звонят друзья, учитель Володи звонила меня поддержать”. Дожидается Владимира и жена Наталья. За день до отъезда на Северный полюс (13 апреля 2003 года) супруги узнали, что у них появится второй ребенок. “Когда 5 декабря родилась Сашка, он звонил мне в роддом по спутниковому телефону. Он был так рад, что не мог даже найти слов. Благодарил меня, говорил все “Спасибо, спасибо…”.

В научную экспедицию 30-летний зоолог попал по конкурсу. В Академии наук вывесили объявление, и он рискнул. Наверняка на руководителей экспедиции произвело впечатление и то, что Володя охотовед, отлично обращается с ружьем. “Он там испытывает приборы ночного видения, — рассказала “Комсомолке” Наташа. — Ну и, конечно, он поехал, чтобы использовать редкий шанс наблюдать в естественных условиях нерп, тюленей, белых медведей”.

На второй день бедствия Володя смог позвонить жене домой через систему спутниковой связи, но был не многословен. “Спросил как дети, все ли в порядке дома, — вздыхает Наташа. — Сказал, что у него все нормально. Он так всегда говорит. Как бы ему тяжело не было”.

Андрей ОСМОЛОВСКИЙ
,