Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Когда Тюшкевичи выкупали у колхоза трехкомнатную квартиру в деревне Ворониловичи Пружанского района, Мария Ивановна и представить не могла, что попадет в такую безвыходную ситуацию. Пять лет назад умер муж. Сын переехал в Брест, дочь - в Пружаны. Сама хозяйка квартиры вышла на пенсию.

- 35 лет стажа, два высших образования - и пенсия в 115 тысяч, - рассказывает Мария Тюшкевич.

А в прошлом году, когда подскочили в цене жировки, Мария Ивановна даже хотела к дочке на зиму переезжать, да только за квартиру все равно пришлось бы платить. В январе за телефон, свет, газ и отопление у Марии Ивановны набежало 84 тысячи. И это без горячей воды, ее в Ворониловичах просто нет!

- В октябре за полмесяца отопления еще заплатила, в ноябре на оплату ушли все запасы. А в декабре-январе - хоть кричи. Булку хлеба на неделю покупаю, и все. От пенсии-то остается всего 35 тысяч. Обновок я уже давно не покупала, со старого перешиваю, носки сама вяжу, - описывает Мария Ивановна свой нехитрый быт.

Как признается пенсионерка, дети с голоду умереть не дадут. Вот только оплатить квартиру вряд ли помогут. У сына двое детей, работает в Бресте водителем, сам в общежитии живет. У дочки тоже двое детей, она врач, а муж на заводе - недавно получку 25 тысяч домой принес.

Тем не менее, когда Мария Ивановна собрала все нужные справки и пошла за субсидией, выяснилось, что положено ей… 450 рублей. «Ну что, оформлять?» - спросили. Оказывается, у пенсионерки «лишние» метры.

Куда только ни обращалась Мария Ивановна: в сельсовет, в райисполком, к президенту, брестскому губернатору на  «прямую линию» звонила, даже Деду Морозу в Каменюки написала. Ответ от чиновников один: «20 квадратных метров на человека…».

- Не то что я многого прошу. Мне бы 10-15 тысяч субсидии, а там я заплачу. Где-то огурок, помидор, картошечка - проживу.

Но трехкомнатную квартиру чиновники в один голос советуют менять.

- Это, конечно, выход, я бы с удовольствием в однокомнатную переехала. Только не получится, - рассуждает Мария Ивановна. - Кто же эту квартиру купит, за нее же платить надо. А в колхозе 30-40 тысяч зарплата.

Пока единственный выход Марии Ивановне предложили в сельсовете. Он готов выкупить «трешку» пенсионерки за 2 тысячи долларов. Вот только квартиры за эти деньги не купишь. Даже на комнату в Пружанах кредит придется брать.

Ульяна БОБОЕД