/

После того как белорусского драматурга Андрея Карелина за нелицеприятные высказывания на интернет-форуме о сотрудниках белорусской милиции "наградили" штрафом, признав виновным в оскорблении, TUT.BY стало интересно: а могут ли другие белорусы через суд защитить себя от оскорблений и прочих нападок неизвестных лиц в интернете? Драматурга, который даже не называл имен милиционеров, чьи действия посчитал непрофессиональными, нашли и "обезвредили" всего за месяц!

TUT.BY собрал топ-5 историй, когда заявления в правоохранительные органы с просьбой привлечь за нарушения в интернете закончились ничем. И во всех случаях по одной и той же причине: не удалось установить лицо, разместившее сообщение в интернете.
 

"Да и сам участковый не очень понимал, какого преступника ему надо ловить и за что наказывать"

История № 1 произошла в октябре 2010 года. Модератор в разделе "Здоровье и Медицина" форумов TUT.BY обратил внимание на, казалось бы, обычное объявление о сборе средств на лечение ребенка. Пользователь с ником aleksandrkleshikov рассказал людям душещипательную историю про девочку Вику, которая однажды простудилась, вследствие чего заработала трудноизлечимую болезнь, и сейчас ей нужно лечение в клинике Германии, которое стоит 180 тысяч евро.
 
Сомнения у модератора вызвало то, что практически такое же сообщение, только с данными другой девочки и с другой суммой было опубликовано совсем на другом сайте. Были изменены фамилия и имя ребенка (Шар Виктория вместо Малкина Валерия); возраст (дата рождения 10 апреля 2009 вместо 15 апреля 2002); запрашиваемая сумма (180 тыс. евро вместо 18 тыс. евро); номера электронных кошельков. "Мать Валерии, естественно, была возмущена наличием данного сообщения, способного подорвать доверие к сбору средств на лечение ее действительно серьезно больной дочери", - говорит модератор.
 
Заподозрив возможное мошенничество, он обратился с заявлением в Управление "К" МВД (управление по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий). Однако оттуда пришел ответ, что в компетенцию этого управления входит именно раскрытие преступлений против информационной безопасности, а по поводу мошенничества нужно писать заявление в РУВД. Хотя, например, установлением личности драматурга Карелина занималось именно Управление "К". Впрочем, из Первомайского РУВД Минска на заявление модератора пришел не более информативный ответ: в возбуждении уголовного дела принято решение отказать, поскольку… не удалось идентифицировать лицо, которое писало это сообщение.
 
История № 2 произошла в 2011-м году. Общественное объединение "Агора" (занимается модерацией форумов TUT.BY) обратилось в УВД Центрального района Минска с заявлением о взломе электронной почты объединения. Модераторы просили привлечь к ответственности лицо, которое этот взлом осуществило. "Это же лицо изменило настройки нашего ящика и сделало невозможным его использование нами до момента обращения к владельцу почтового ресурса УП "Надежные программы", - говорят в "Агоре".
 
Однако участковый инспектор Центрального РУВД  решил, что в действиях неустановленного лица отсутствует состав преступления. Причина: не удалось установить само лицо, которое взломало ящик! "В действиях неустановленного лица отсутствуют признаки состава преступления <...>", - говорится  в ответе участкового. В ответе участковый сообщает, что с целью найти это лицо он отправил запрос в Управление "К", однако "до момента вынесения настоящего постановления ответ предоставлен не был". "Да и сам участковый не очень понимал, какого преступника ему надо ловить и за что наказывать. У вас взломали ящик? - спрашивал он. – Но я не пойму: там что, деньги хранились? Или что? Что там ценного? Когда мы объясняли, что ценное в ящике - информация, он очень удивлялся. Подумаешь, мол, взломали какой-то виртуальный ящик", - рассказал TUT.BY представитель объединения.
 
История № 3 произошла с активным интернет-пользователем, минчанкой Ириной. Она подала заявление в милицию с просьбой привлечь к ответственности лицо, которое оскорбило ее на интернет-форуме в апреле 2013 года. "В интернете была опубликована статья, где на фотографиях была я, - рассказывает Ирина и просит писать о ее случае без подробностей. – Оскорбление человек писал на почве личной неприязни, и я это знаю. Этот человек прокомментировал конкретную мою фотографию в оскорбительной форме. Я сделала скриншоты и обратилась в милицию с заявлением". Через пятнадцать дней, по словам Ирины, ей пришло письмо с уведомлением о том, что дело приостановлено до выяснения обстоятельств. "Как мне разъяснили в РУВД, дело приостановили до получения информации из соответствующих источников об IP-адресе автора оскорбления. Скоро будет уже полгода, как я не могу добиться правды: то ответа не получено, то запрос не отправлен, то сотрудник, ведущий разбирательство по делу, уволился".
 
История № 4 тоже произошла в этом году. На портале TUT.BY вышел материал под названием "История брошенного ребенка. О том, почему после детдома возвращают к непутевым родителям и считают алкоголичкой". В нем мы рассказывали историю инвалида Ольги, которая сейчас живет не с родителями, а совершенно с другой женщиной – Светланой. Два чужих человека живут в квартире у Светланы по обоюдному желанию - так сложилось. На форуме под этой статьей Светлана увидела комментарии, которые, по ее словам, не соответствуют действительности и порочат ее как человека. "Неизвестное мне лицо писало на форуме, что эту девочку я эксплуатирую и что я вообще присвоила себе две социальные квартиры. Я написала заявление в Советское РУВД. В результате мне пришел ответ, что установить лицо, которое писало сообщение, не представляется возможным. Буду писать заявление снова, потому что клевета должна быть наказуема", - говорит Светлана.
 
История № 5 произошла в мае этого года, и мы уже рассказывали о ней: юрист Ольга подала заявление не в милицию, а сразу в прокуратуру (Советского района) за оскорбление по национальному признаку. В частности, в своем заявлении на пользователя dyadushka4 она написала, что тот на форумах называет ее "полуеврейкой", "полукровкой", публично сообщает ее фамилию и сопровождает это нелицеприятными высказываниями о еврейском народе в целом. Это, по ее мнению, унижает ее честь и достоинство. У Ольги также есть серьезные основания полагать, что скрывается под ником dyadushka4 - Вячеслав Сафронов, который, кстати, является начальником отдела компьютерных сетей и технологий Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Однако в милиции даже не отправили официальный запрос интернет-провайдеру с целью установить IP-адрес, с которого сообщения писались... Кстати, Вячеслав Сафронов в Академии управления работает до сих пор.
 

"В милиции ищут только тех, кого очень надо наказать"

Почему же так происходит? Одних могут найти и засудить всего за месяц, а других хамов идентифицировать так сложно? 

Некоторые пользователи, которым не удалось добиться результата по своим заявлениям, считают, что в милиции ищут только тех, кого очень надо наказать. "Мне странно видеть оперативность работы милиции в случае с драматургом, с Русланом Мирзоевым с МАЗа. Это наводит на мысль об ангажированности их работы и о том, что справедливости в органах искать не приходится", - говорит Ирина, фигурант истории № 3.

"Я обратилась сразу в прокуратуру, а не в милицию, поскольку рассчитывала, что прокуратура обратит внимание на большую общественную опасность публичного антисемитизма, - говорит Ольга, фигурант истории № 5. - Однако прокуратура пошла проторенной дорожкой - передала заявление участковому милиционеру, который при личной беседе не мог выговорить слово "антисемитизм", а затем попросил напомнить ему, что это слово означает".


Эксперт: Участковых нужно обучать основам обычного поиска в интернете

Юрист, интернет-аналитик, бывший сотрудник Генпрокуратуры Андрей Сытько соглашается с тем, что обычным людям зачастую очень нелегко в нынешних условиях добиваться положительного решения по своим заявлениям. По его мнению, главная проблема – в самой системе работы с такими заявлениями.

"Сегодня схема работы излишне усложняется написанием бумаг и перенаправлением их по инстанциям. Чтобы установить правонарушителя, рядовому исполнителю, которому поручена проверка (а в последнее время – это все чаще именно участковые инспекторы милиции), как правило, необходимо получить у конкретного интернет-ресурса одну информацию, на основании которой запросить через Управление "К" другую информацию. Это управление, в свою очередь, должно отправить запрос интернет-провайдеру, который по запросу уполномоченных структур обязан предоставить интересующие их сведения, позволяющие идентифицировать конкретного автора-правонарушителя".

По ряду дел, расследование которых фактически не требует специальных навыков, которыми обладают профессионалы Управления "К", эту цепочку следовало бы упростить и сократить, считает эксперт. "В истории № 1, например, понятно, что выяснять, мошенник писал сообщения на форуме с просьбой перечислить деньги на лечение или нет, должно не Управление "К". Банальные оскорбления, клевета, мошенничество, не связанное с использованием действительно сложных технических средств, - это не область преступлений в сфере высоких технологий. Но сегодня, как показывает практика, Управление "К" они все равно задействуют. В Управлении "К" работают отличные специалисты, но они загружены, в первую очередь, решением задач, относящихся исключительно к их компетенции, и их не так много на страну по сравнению с другими службами".

Сегодня цепочка при получении довольно простой информации, говорит эксперт, приводит к тому, что исполнители не укладываются в срок, по которому должны успеть закончить проверку по заявлению, поэтому вынуждены писать: "лицо не установлено". Однако чтобы рядовые правоохранители, например – участковые, начали делать то, что "не требует особых навыков", их нужно обучать основам обычного поиска и ориентирования в интернете. "Хотя бы на пользовательском уровне. Иногда информация о том, кто пишет сообщения, - на поверхности. Чтобы это понять и увидеть, нужно, как минимум, иметь на работе компьютер, выход в интернет и понимание того, как работать с этой техникой в Сети. Далеко не все правоохранители, особенно в регионах Беларуси, сегодня в этом плане технически грамотны, и далеко не все вообще имеют на работе обычный компьютер".

В то же время, добавляет эксперт, если речь идет о проверке по факту разжигания расовой или национальной розни (как в истории № 5), то это явно не дело и не уровень участкового инспектора, который изначально не должен этим заниматься. "Это должны делать как минимум следователи. Но когда образовался Следственный комитет, законодательство отнесло к их исключительной компетенции довольно узкий круг проверок. СК должен получить уже готовый материал, собранный другими ведомствами с достаточными основаниями для возбуждения уголовного дела, расследовать которое будут уже следователи. В реальности получается, что до возбуждения дела часто не доходит, поскольку тот же участковый фактически не понимает, по поводу чего проводится проверка. Это просто не его уровень".


Управление "К": В разбирательстве по оскорблениям не нужно задействовать нас

Как пояснил TUT.BY заместитель начальника 3-го отдела управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД Беларуси (Управление "К") подполковник милиции Олег Слепченко, если гражданин Беларуси хочет наказать обидчика за оскорбление, клевету, если он подозревает мошенничество, то нужно знать, что такого рода преступления в Беларуси не являются киберпреступлениями. "Это не наша юрисдикция. Разбираться в таких делах - удел участковых, территориальных органов внутренних дел. Туда и нужно подавать заявление". 

Специалист, проводящий проверку, может напрямую с санкции прокурора в рамках проверки обратиться к провайдеру за идентифицирующей информацией в отношении того, кто написал порочащее, клеветническое и проч. сообщение, говорит Олег Слепченко. Задействовать Управление “К” совсем необязательно. “Если минчанин уверен, что произошло преступление, связанное с высокими технологиями, то в этом случае он может обратиться с заявлением напрямую к нам - в МВД. На районном уровне наши подразделения есть только в крупных райцентрах, и то не везде. Поэтому обращаться надо либо в областные центры либо в территориальный орган внутренних дел, - рассказывает Слепченко. - Сегодня рядовые милиционеры из других подразделений ОВД не всегда понимают, что нужно делать в каждом конкретном случае. Приходится проводить всеобучи по всей республике -  и не только для граждан, но и для наших коллег из других подразделений в мелких городах".

Но есть и другие случаи. "Часто случаи всякого рода оскорблений, клевета появляются в русскоязычном сегменте интернета. Например, в популярных у нас российских соцсетях "ВКонтакте", в "Одноклассниках" и т.д. В таких случаях без помощи российских правоохранительных органов не обойтись. К тому же трактовка тех или иных противозаконных действий будет рассматриваться в контексте российского законодательства. К примеру, претензии по клевете и оскорблению у наших соседей относятся к гражданско-правовым отношениям и рассматриваются в суде, поэтому идентификационную информацию у российских коллег получить по подобным делам не представляется возможным".


Кстати, если посмотреть на официальную статистику Министерства внутренних дел, то к оскорблениям за последние 10 лет в нашем обществе стали относиться более чувствительно. Если за весь 2003 год возбуждено 3 уголовных дела по ст. 189 УК РБ "Оскорбление", то за весь 2012 – 24 дела (и в первом полугодии 2013 - уже 15!). Что касается составления административных протоколов, то база МВД не содержит информации о том, чтобы в 2003 году составлялись протоколы за "оскорбление" по ст. 9.3. КоАП. При этом в 2012 году было составлено 6606 протоколов, а за первое полугодие этого года - уже 3746!
 
Но эксперты отмечают, что сильно показательными эти цифры не назовешь: во-первых, отдельных данных именно по “оскорблениям в интернете” в МВД нет. Кроме того, "сам факт составления протокола не означает: а) что это именно человек обратился с заявлением в милицию; б) не факт, что по этому протоколу кто-то наказан; в) если наказан, то не факт, что правильно. Если по уголовным делам картину более-менее можно проверить, то в административных делах - конь не валялся”, - говорит Андрей Сытько.
-10%
-10%
-50%
-47%
-70%
-30%
-45%
-20%
-10%
-10%